Доисторический рацион питания

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

Конечной целью археологии жизнеобеспечения является не только установление того, как люди добывали пищу, но и реконструкция их действительного рациона питания. Такая реконструкция затруднительна главным образом из-за недостатка экономической информации. Затрагиваемые вопросы носят фундаментальный характер. Какую часть рациона составляло мясо? Насколько разнообразными были источники питания? Менялись ли основные источники питания с временами года? До какой степени люди полагались на пищу из соседних регионов? Запасали ли пищу? Какие ограничения или запреты налагали технологии или общество на пищу? Все эти вопросы лежат в основе исследования доисторического жизнеобеспечения (Гилберт и другие — Gilbert and others, 1985).

Рацион и питание (способность рациона поддерживать жизнеспособность организма в окружающей среде) должны изучаться совместно, так как они отличны от жизнеобеспечения, процесса получения ресурсов. Основой изучения доисторического рациона и питания должны быть исследования современных охотников-собирателей, земледельцев, ведущих натуральное хозяйство и скотоводов. Однако, к сожалению, отсутствие согласия между специалистами по питанию настолько велико, что даже трудно предположить, сколько калорий требовалось доисторическим людям. Нужно принимать во внимание так много культурных, медицинских и физиологических факторов, что даже в наше время исследование доисторического питания и потребления пищи часто является не более чем гаданием. Несмотря на такие методы, как флотация, до сих пор невозможно оценить содержание витаминов, минералов и молочных продуктов в рационах древних. Также у нас нет адекватных данных о потерях пищи во время приготовления и хранения. Археологические данные могут лишь указывать на то, какие продукты употребляли в некоторых племенах, и показать, хотя бы количественно, насколько некоторые виды пищи были важны вообще. Мы далеки от того, чтобы быть в состоянии оценить ценность пищи по остаткам животных и растений, что было бы необходимым при изучении рациона и питания.

Источники информации о рационе и питании

Есть всего лишь несколько источников информации о рационе и питании в доисторические времена, и они являются объектом серьезных ограничений. Иногда остатки скелета человека могут свидетельствовать о недоедании и других явлениях, связанных с питанием (Ларсен — Larsen, 1987). Например, в церкви прихода Ротвелл в центре Англии имеется склеп, в котором находятся кости скелетов более 20 000 людей, которые были перенесены сюда с кладбища при расширении церкви в XIII веке, а также из кладбища при приюте XVI века. Предварительное изучение некоторых костей показало, что многие в Cредние века страдали от недоедания, а также от артрита, туберкулеза, других инфекций. Обычными были переломы (Шэкли — Shackley, 1985).

Врач-антрополог Джейн Буикстра изучила рацион питания и здоровье доисторических племен в нижней части долины Иллинойс. Еще в 5500 году до н. э. обитатели этого региона начали собирать урожаи гикори и других орехов. Орехи представляют собой высококачественный продукт, но для того, чтобы обеспечить ими большое количество людей, нужно было собирать урожаи на больших территориях. С течением времени растущее население этой долины стало все больше обращаться к диким семенам, особенно к маслянистым, таким как калина обыкновенная, которые содержали много протеина и являлись концентрированным источником пищевой энергии. Со временем они стали выращивать калину, так же как и подсолнечник, семена которого имеют такую же пищевую ценность. К маслянистым видам они добавляли крахмальные, такие как горец, который всегда дает урожай и хорошо хранится. Во второй половине 1-го тысячелетия н. э. крахмальные семена заменили культурный маис. Буикстра сделала наблюдение, что по мере усложнения социальной организации общества и развития торговли более распространенными стали зубные болезни, а среди плотно сконцентрированного земледельческого населения распространялся туберкулез. Как выяснилось, появление маиса совпало и с ухудшением здоровья детей (Буикстра — Buikstra, 1984; Кук — Cook, 1984).

Анализ стабильных изотопов углерода предполагает идентификацию типов растительной пищи по изотопному анализу доисторических костей и волос (Де Ниро — De Niro, 1987). По соотношению двух стабильных изотопов углерода — углерода-12 и углерода-13 — в мышце можно установить рацион питания организма. Исследования контрольных популяций животных показали, что по мере того, как углерод проходит по пищевой цепочке, углеродная структура животных продолжает отражать сравнительный состав изотопов их рациона. Углерод метаболизируется в растениях тремя основными путями: С3, С4 и посредством САМ-метаболизма. Растения, составляющие рацион животных, имеют отчетливые значения угрерода-13. Маис, например, относится к растениям С4. В противоположность этому, большинство местной умеренной флоры Северной Америки состоит из многообразия С3. Таким образом, люди, переходящие с питания дикими растениями на маис, также испытывают сдвиг пищевых изотопических значений. Так как после смерти значения углерода-12 и углерода-13 не изменяются, то можно изучать археологический углерод из остатков пищи, гумуса почвы, остатков скелетов, с тем чтобы составить представление о рационе древних. Такой метод очень важен для археологов, изучающих структуры питания, особенно при получении информации из других источников.

Например, замечательный заповедник на могильнике Уиндовер в восточной части Флориды позволил группе ученых совместить археоботанический анализ с изучением костно-кологенного стабильного изотопа углерода и изотопов азота остатков скелетов человека. Ученых интересовала степень, в какой люди, похороненные в Уиндовере в период между 6000 и 5000 годами до н. э., полагались на морские или наземные источники питания. Сравнение значений изотопов азота из костей и коллагена человека в Уиндовере со значениями из прибрежных памятников показало, что обитатели Уиндовера мало использовали морские ресурсы. Многие С3-растения являлись частью рациона в Уиндовере, вместе с уткой и зубаткой, промежуточные значения С3/С4 также значительны. Остатки растений с памятника, такие как бузина, практически все являются С3-растениями, что подтверждает изотопные данные и данные хорошо сохранившего содержимого желудка. Исследователи считают, что это может свидетельствовать о сезонном собирательстве диких растений и об использовании пресноводных и устьевых ресурсов в течение длительного времени (Tuross and others, 1994).

Детальный химический анализ костей захоронения взрослых людей в селении-пуэбло Грассхоппер в центральновосточной части Аризоны говорит о большом потенциале этого метода. Джозеф Эззо (Ezzo, 1993) смог показать, что в период между 1275 и 1325 годами у мужчин был больший доступ к мясу, а у женщин — к диким растениям. Между 1325 и 1400 годами рацион питания мужчин и женщин был практически одинаковым, в котором и мясо, и дикие растения не были основными. Такое изменение могло явиться результатом совпадения социальных и природных факторов: возросшее население, периоды засухи или использование маргинальных сельскохозяйственных земель, что вынуждало обитателей Грассхоппера питаться продуктами земледелия. В ответ на пищевой стресс люди увеличивали запасы, уменьшали размеры домашнего хозяйства и, в конце концов, уходили.

Метод стабильных изотопов углерода не ограничивается только изучением земледелия; он с успехом применялся для измерения того, в какой степени полагалось на морские продукты доисторическое население северо-восточного побережья Британской Колумбии (Крисхолм и другие — Chisholm and others, 1983). Сорок восемь выборок из доисторических человеческих скелетов из пятнадцати памятников показали, что на морские ресурсы рассчитывали 90 % жителей, что намного больше, чем давали приблизительные этнографические оценки. Те же данные заставляют предположить, что за последние пять тысяч лет на побережье Британской Колумбии было немного изменений в рационе питания, что не удивительно, учитывая богатые морские ресурсы побережья.

Изотопный и элементарный анализы доисторических скелетов оказались полезными при изучении возникновения и распространения маиса в Новом Свете, при этом использовались стабильные углеродные изотопы скелетного коллагена. Эти методы использовались и для определения уровня потребления морских продуктов. Например, изотопный анализ показывает, что 70 % рациона племени майя в Копане, Гондурас, составляет маис. Здесь остаются важные потенциальные направления исследования. Например, можно ли определить важность мяса в рационе первых гоминидов?
Концентрация стронция, стабильного минерального компонента кости в противоположность кальцию, может быть использована для измерения доли растений в рационе. Например, было показано, что доисторические люди в восточном Средиземноморье употребляли одинаковое количество мяса и растительной пищи начиная с периода, начавшегося 100 000 лет назад, и до окончания ледникового периода.
Содержимое желудков и фекалии дают непревзойденную возможность взглянуть на блюда, съеденные отдельными членами доисторического сообщества. Реконструкции, основанные на этих источниках, однако, имеют недостатки — они редки и представляют прием пищи только одного человека. Более того, одни виды пищи перевариваются быстрее других. Но даже это лучше, чем ничего. В желудке Толлундского человека, казненного приблизительно во времена Христа, были остатки тонко измельченного блюда из ячменя, льняного семени и нескольких диких трав, мяса в желудке не было (Глоб — Glob, 1969).

Многие американские ученые изучали человеческие копролиты в сухих пещерах в США и Мексике (рис. 13.15). Такие исследования включают в себя анализ микроскопических остатков пищи, найденных в фекалиях, а также пыльцы, ископаемых растений и паразитов (Райнхард и Брайнт — Reinhard and Bryant, 1992). В 1980-х годах исследователи в юго-западной части Техаса получили свидетельства, основанные на копролитах, о стабильном в своей основе рационе охотников-собирателей, просуществовавшем в этом сухом регионе в течение более 9000 лет. А сухие условия в прибрежном Перу позволили сохраниться ценной информации об изменении рациона питания на Тихоокеанском побережье.

Рис. 13.15. Рыбная чешуйка, обнаруженная в человеческом копролите

Рис. 13.15. Рыбная чешуйка, обнаруженная в человеческом копролите

При изучении копролитов в Северной Америке анализировались зерна пыльцы, найденные в человеческих фекалиях. Сорок пять образцов из каньона Глен в штате Юта показали, что переваренная пыльца может дать ценную информацию о съеденных растениях, о сезонных занятиях и даже о медицинском употреблении настоя можжевельника (Брайнт — Bryant, 1974). Вон Брайнт проанализировал пыльцу из копролитов на памятнике около устья реки Пекос на юго-западе Техаса. Он определил, что обитатели этого памятника проводили здесь весну и лето в период между 800 годом до н. э. и 500 годом н. э. Во время своего нахождения на памятнике они ели много овощей, включая несколько видов цветов. Недостаток использования зерен пыльцы заключается в том, что всегда имеется фоновый пылевой «дождь». Но Брайнт смог показать, что только два вида в представленной пыльце относились к местным растениям. Во всех этих случаях была получена ценная информация о мельчайших деталях рациона древних, так же как и о кишечных паразитах, которые были обычны среди людей, питавшихся мясом дичи, которое часто было слегка протухшим (Хоум — Home, 1985).

Заключение

При реконструкции доисторических методов жизнеобеспечения археологи полагаются на многие источники информации. К ним относятся данные об окружающей среде, кости животных, остатки растений, человеческие фекалии, артефакты и доисторическое искусство.

Зооархеология занимается изучением костей животных. Идентификация кости проводится прямым сравнением современных и древних костей.

Остатки дичи могут помочь взглянуть на доисторическую охоту. Соотношения представленных животных могут зависеть от культурных табу, сравнительного выхода мяса от разных видов и охотничьих предпочтений. Чрезмерная охота и вымирание также могут влиять на количество животных, съеденных на памятнике.

Первых одомашненных животных очень трудно отличить от их диких предшественников. Доместикация изменяет как характеристики животного, так и структуру его костей.
За практикой забоя и разделки можно проследить по частотности и распределению костей животных в грунте. Зубы можно использовать для определения возраста забитых животных, но охота и забой зависят от разного рода трудно уловимых факторов, включая доступность добычи и время года. Для интерпретации охоты и забоя необходимо понимание культурных систем, частью которых являются остатки пищи.
Обугленные и необожженные остатки растений извлекают из очагов и ям, часто используя метод флотации для отделения семян от содержимого вокруг них. На сухих памятниках, таких как скальные укрытия и стоянки в Тихуакане в долине Мехико, имеются многочисленные свидетельства о доместикации растений в древности. Отпечатки зерен на европейских горшках изучаются для восстановления картины доисторического земледелия в Старом Свете. Датские археологи использовали анализ пыльцы для изучения расчистки лесов под пашни в умеренных зонах во времена древнего земледелия.

Кости птиц могут дать ценную информацию о сезонных занятиях; остатки рыб отражают специализированную прибрежную адаптацию, ставшую обычной в более поздние доисторические времена. Крючки, сети и другие артефакты, а также остатки рыб позволяют взглянуть на практику рыбной ловли как с берега, так и в море.

Пресноводных и морских моллюсков потребляли в качестве пищи, а также торговали ими на обширных территориях как престижными предметами роскоши и украшениями.

Древний пищевой рацион и питание следует изучать вместе, так как они отличны от жизнеобеспечения, которое является собственно процессом добычи пищи. Трудно оценить количество калорий, необходимых для жизни современного человека, не говоря уже о древних. Археологические данные могут лишь указывать на количество некоторых видов пищи, потребленных доисторическими племенами и показать их важность в целом. Но это далеко от установления их истинной калорийной ценности для древних племен.

Остатки скелетов человека, содержимое желудков и фекалии являются одними из немногих прямых источников информации о рационе питания в древности.

Ключевые термины и понятия

Анализ стабильных изотопов углерода
Зооархеология
Катастрофический возрастной профиль
Копролит
Минимальное число особей
Опаловые фитолиты
Осадочные скопления
Питание
Прижизненные скопления
Разреживающий возрастной профиль
Рацион (диета)
Серия (коллекция образцов)
Тафономия,
Флотация
Число идентифицированных образцов

Рекомендуемая литература

BINFORD, LEWIS R. 1981. Bones: Ancient Men and Modern Myths. Orlando, FL: Academic Press. A provocative essay on animal bones, concentrating on both ethnographic analogy and faunal analysis.
DAVIS, SIMON J. M. 1987. The Archaeology of Animals. London: Batsford. A superbly illustrated, definitive book on zooarchaeology for beginners. Strongly recommended; comprehensive.
KLEIN, RICHARD G., and KATHRYN CRUZ-URIBE. 1984. The Analysis of Animal Bones from Archaeological Sites. Chicago: University of Chicago Press. Statistical approaches to faunal analysis; for more advanced readers.
MOORE, ANDREW. 2000. Village on the Euphrates. New York: Oxford University Press. An exemplary, and definitive, monograph on one of the earliest farming settlements in the world.
PEARSALL, DEBORAH. 1989. Paleoethnobotany. Al Handbook of Procedures. Orlando, FL: Academic Press. A useful introduction for more advanced students.
SMITH, BRUCE D. 1999. The Emergence of Agnailture. New York: Scientific American Library. A superb introduction to this complex subject for the | layperson.

К содержанию книги Брайана Фагана и Кристофера ДеКорса «Археология. В начале» | Далее

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 21.12.2014 — 10:19
Яндекс.Метрика