Г.В. Длужневская — О смене обликов металлических изделий в культуре енисейских киргизов в X-XI вв.

К оглавлению сборника «Смена культур и миграции в Западной Сибири»

Погребения по обряду трупосожжения, традиционно соотносимые в эпоху средневековья с енисейскими кыргызами, исследованы в Туве, Минусинской котловине, единичные — на Алтае, в Восточном Казахстане, Забайкалье, Монголии. Считается, что на территориях вне Минусинской котловины они распространяются с середины IX в. и с того же времени содержат бронзовые изделия характерных форм с развитым декором определенного стиля, которые мы называем изделиями тюхтятского облика.

С VI в. и до этой поры кыргызы обитали, в основном, на левобережье Среднего Енисея, где обнаружены курганы типа чаатас и другие, принадлежащие древнехакасской культуре (Кызласов Л.Р.) или эпохе (Худяков Ю.С.) чаатас. Элементы обряда, наблюдаемого в них, можно видеть в ряде погребально-поминальных комплексов на территории Тувы (мог. на р. Хут в Северной Туве, Калбак-Шат и Ак-Хавак на Правобережье Енисея, Могой II в Центральной Туве и в Юго-Западной Туве (Длужневская Г.В.). Под каменными сооружениями разного вида в ямах обнаружены единичные предметы общетюркского облика (поясные и сбруйные бляхи простых форм, лишенные декора) и кости от нескольких особей животных, лежавшие в анатомическом порядке, то есть мясо было положено большими кусками. По отсутствию в этих памятниках вещей тяхтятского облика и сохранению элементов обряда сооружений типа чаатас, они датируются в Туве временем от середины IX века во второй четверти X в.

Созданная киданями империя Ляо на протяжении более 200 лет
(916-1125 гг.) определяла, вероятно, не только политическую, но и культурную жизнь населения центрально-азиатского региона. Ляосская государственная культура наследовала достижения культур народов, ставших подвластными и вошедших в состав империи, в том числе ханьцев, бохайцев, уйгуров и др. В гробницах знати обнаружены предметы конского убранства и поясные наборы, стремена о прорезями, двухсоставные удила со скобчатыми псалиями, которые находят аналогии среди инвентаря рассматриваемых комплексов кыргызов. Близкими оказываются конструктивные особенности гробниц и некоторых курганов Тувы. Это не означает, что процесс влияния был односторонним (киданей на кыргызов), но позволяет применить метод аналогий для датировки кыргызских памятников, Нижняя граница датировки изделий кидане-тюхтятского облика определяется второй четвертью X в. Последние достоверные киданьские аналогии относятся к самому началу XI в., хотя имеются сведения, что подобные предметы существовали до середины века. Наиболее яркими памятниками этого этапа культуры кыргызов — вторая четверть Х — середина XI вв. — явлются мог. Шанчиг, Хемчик, Бом II, Аймарлыг II, Тора-Тал-Арты.

С середины X в. в комплексах Тувы появляются единичные вещи из железа с декором, являющимся в ряде случаев трансформацией растительных мотивов бронзовых украшений (Кызласов И.Л.), упрощенным вариантом, диктуемым новой технологией изготовления кованых предметов. Аскизский облик cочетает орнаментацию серебром с новыми или обновленными типам железных изделий: удлиняются пряжки, наременные наконечники; появляются сложные и сложносоставные предметы: пластины с крепежными приспособлениями, наконечники с шарнирным креплением частей, пряжки-крюки и т.п. К „
концу X в. изменяется внешний вид наземных сооружений: они становятся более крупными — до 13-15 м диаметром и до 2,5 м высотой, «башнеобразными». Однако, обряд погребения и в этих комплексах остается прежним — трупосожжение на стороне. Таким образом, в последней четверти Х — первой четверти XI вв. в Туве происходит дальнейшее оформление нового аскизского облика металлических изделий. Пока не удается окончательно установить происхождение инноваций, но основа этого облика культуры, несомненно, остается кыргызской, о чем свидетельствует наследование элементов обряда, орнаментации и таких составных частей культуры, как письменность и тамговые знаки. Имеются единичные свидетельства о сосуществовании торевтики всех трех обликов: общетюркского, тюхтятского и аскизского во второй пол. X — первой пол. XI вв. (мог. Сарыг-Хая II, Дагылганныг, Эйлиг-Хем III, Пий-Хем; клады на мог. Аймырлыг III, группа III и Тюхтятский).

Енисейские кыргызы на всем протяжении эпохи средневековья имели единую, прогрессивно развивавшуюся культуру. Единство, вероятно, еще более проявилось бы в «живой» культуре, элементы которой сохраняются у народов южно-сибпрского в центрально-азиатского регионов. Реконструкция «живой» культуры енисейских кыргызов значительно затруднена характером источников, связанных с вторичностью обряда погребения и малой информативностью единичных памятников типа поселения.

Процесс и причины смены обликов металлических изделий неразрывно связаны с внутрикультурными изменениями, внешними контактами и влияниями. Они обусловлены как причинами политического, так и экономического характера; в ряде случаев отражают половозрастную, имущественную и социальную дифференциацию общества. Погребальный обряд, как наиболее стойкий этнический признак, показывает многокомпонентность кыргызского государственного образования. Весьма отчетливо это прослеживается в тех случаях, когда при сходных комплексах сопроводительного инвентаря разнится обряд погребения: трупосожжение или трупоположение. Погребальный обряд показывает также какие-то внутренние противоречия и связи. Тюхтятские изделия продолжают существовать до первой четверти — середины XI в., иногда вместе с аскизскими, в комплексах с едиными погребально-поминальными обычаями; существенно, что в памятниках они обнаружены именно на территории Тувы, в области наиболее близкой государственным границам киданьской империи. Появление аскизского облика изделий мы связываем с конкретно-исторической ситуацией, ослаблением империи Ляо, разделением власти внутри кыргызского государственного образования. Видимо, какая-то группировка военной аристократии второй пол. X — начала XI вв. создает свою знаковую систему социального и военного ранжирования. Ранговые, престижные металлические изделия начинают изготовляться на базе новой технологии обработки железа. Подтверждением данного положения, может служить сосуществование двух групп населения, оставивших мог. Тора-Тал-Арты (Западная Тува) и Эйлиг-Хем III (Правобережье Енисея). Первая по каким-то причинам переселились на берега р. Хемчик, сохранив при этом бронзовые изделия тюхтятского облика и другие компоненты обряда (сооружения, захоронения в ямах и др). Вторая откочевала на правый берег Енисея, приняла изделия аскизского облика и сохранила при этом тамговые знаки, ранее зафиксированные в районе р. Чаа-Холь.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика