Е. Г. Дэвлет — Введение

К оглавлению книги / К следующей главе

История открытия памятников наскального искусства на территории нашей страны насчитывает уже более трех веков. В последние десятилетия поиск, изучение и публикация наскальных изображений особенно активизировались. Хотя большинство памятников к настоящему времени уже открыты, основные регионы наскального искусства выделены, все же общий фонд произведений наскального искусства постоянно пополняется новыми местонахождениями, их изучение оказывает существенное влияние на наши представления о локальных традициях. Так, новые памятники выявлены на европейском севере, интересные комплексы обнаружены на Ангаре и Енисее А.Л. Заикой и др., на Алтае В.Д. Кубаревым, В.И. Молодиным и Д.В. Черемисиным. Список первооткрывателей и новых местонахождений можно было бы многократно увеличить. Параллельно проводится более углубленное изучение уже хорошо известных памятников и регионов наскального искусства, в процессе которого делаются новые открытия. Например, на берегу Онежского озера обнаружена не известная ранее группа петроглифов (Пойкалайнен, 1997; Poikalainen, Emits, 1998), а повторное обследование памятников в бассейне верхней Лены на порядок увеличило общее число наскальных изображений (Мельникова, 1993). Возможность «открыть нечто принципиально новое на много раз виденном памятнике» продемонстрировала Е.А. Миклашевич, наглядно показав, сколько открытий ждет исследователей первобытного искусства при вдумчивой работе даже с давно известными стелами и петроглифами (Миклашевич, 2002, с. 197-200).

Важен не только количественный рост фонда памятников, но и изменение представлений о наскальном искусстве в целом. Если в 1950-е годы, расширяя хронологические и географические границы такого феномена, как искусство на скалах, исследователи с энтузиазмом искали новые местонахождения, то начиная с 1970-х годов и в особенности в последнее десятилетие акцент сместился — все большее значение приобретает проблема сохранения найденного.

В России известны многочисленные памятники наскального искусства, в настоящее время судьба многих из них поставлена под угрозу. Состояние сохранности большого числа местонахождений постоянно ухудшается в основном в результате антропогенного воздействия. Освоение и промышленное развитие регионов повлекли за собою гибель многих из них. Некоторые первоклассные памятники наскального искусства были утрачены в связи со строительством в 1970—80-е годы гидроэлектростанций на крупных сибирских реках. Например, в зоне затопления Красноярской ГЭС оказались частично или полностью Оглахтинские и другие знаменитые писаницы, на дне водохранилища Саянской ГЭС на верхнем Енисее — петроглифы Мугур-Саргола, Алды-Мозага, Братской ГЭС — петроглифы Каменных островов на Ангаре и местонахождения наскального искусства во многих других пунктах.

В отдельных случаях при наличии технической возможности камни с росписями и петроглифами перевозились за пределы зоны затопления, неизбежно разрушаясь и утрачивая при этом свой природно-исторический контекст. Так были вывезены отдельные блоки камня из зоны затопления Саянской ГЭС на Верхнем Енисее и с Ангары. Нередко исследователям удавалось провести сплошное копирование изображений и тем самым в какой-то мере сохранить их для будущего.

В последнее время усугубляется действие новых, ранее не затрагивающих памятники факторов, которые были вызваны антропогенным изменением условий окружающей среды. Масштаб воздействия человека на окружающую среду резко возрастает в индустриальную эпоху. Повышение кислотности дождей, загрязнение окружающей среды выбросами предприятий могут оказывать влияние на сохранность даже удаленных от центров промышленного развития скальных выходов. Современные экологические программы демонстрируют реальность подобных разрушительных процессов, описывают происходящие изменения языком науки. В силу этого в большинстве своем основные проблемы управления и охраны памятников наскального искусства бывают единообразны в различных частях света.
Местонахождения древних наскальных изображений не оказались вне сферы влияния современных социальных и политических процессов.

Экологическая ситуация во многих регионах, особенности охранного и земельного законодательства, полномочия и реальные возможности организаций, ответственных за сохранение памятников истории и культуры, система социальных ценностей и приоритетов далеки от того, чтобы создать благоприятные условия для сохранности наскальных изображений. За последние десятилетия фонд памятников, которые еще недавно казались столь малоуязвимыми, понес и продолжает нести непоправимый ущерб. Все это заставляет искать решение проблемы сохранения памятников наскального искусства как части мирового историко-культурного наследия.

Цель данной работы — рассмотреть различные аспекты проблемы изучения и сохранения наскального искусства в нашей стране и за рубежом в контексте общих тенденций, наблюдающихся в последние годы. В рамках предлагаемого исследования я попытаюсь затронуть различные стороны проблемы, связанные с историей изучения наскального искусства, расширением фонда источников, уточнением географии этого феномена, накоплением знаний о наскальном искусстве и технике выполнения изображений, теоретическими основами, исходными посылками, на которых следует базироваться при определении стратегии консервации, дать оценку некоторым из практикующихся исследовательских методов и методик консервации, а также последствиям их применения для памятников. Последние десятилетия отмечены использованием новых, так называемых точных методов датирования непосредственно самих наскальных изображений, как росписей, так и петроглифов, дискуссиями о методах анализа, осознанием хрупкости этого вида искусства и усилением активности в стремлении оградить памятники от разрушения, вредного воздействия окружающей среды и вандализма. При исследовании феномена деградации памятников наскального искусства необходимо применять комплексный подход, включающий по возможности изучение всех природных и антропогенных факторов, влияющих на их сохранность. Это — климатические условия существования памятников, их геологические и гидрологические особенности, структура и физические характеристики материала памятников, его химико-минералогический состав, развитие лихенофлоры и других биообрастателей, техника выполнения и древность наскальных изображений, последствия методик копирования и неконтролируемого посещения. Необходимо выявлять современные экологические факторы, представляющие опасность для памятника, такие, как промышленное загрязнение атмосферы, другие опосредованные антропогенные воздействия на памятник и окружающую его среду. Не останавливаясь на всесторонней характеристике механизма разрушений, методик и технологии консервации камня, что является делом специалистов конкретных научных направлений, я пытаюсь затронуть вопрос о сохранении исследовательского потенциала материала памятника и его природно-исторического контекста. Следует рассмотреть воздействие социальных процессов на отношение к культурному наследию; проблему индустриального развития и его последствий для памятников наскального искусства; стратегию и методы управления; воздействие туризма. Необходимо оценить способы показа наскальных изображений в естественной среде и приемы экспонирования изображений в условиях музейного хранения, организации музеев под открытым небом.

Я стремилась по возможности изучить, изложить и критически осмыслить накопленный в зарубежных странах опыт по охране памятников наскального искусства. Обзор проектов, осуществленных в других странах, может представлять интерес для исследователей и организаций, ответственных за управление памятниками. Это поможет избежать повторения ошибок, приобщиться к наблюдениям за долговременным эффектом охранных мер.
Данную работу вряд ли было бы возможно осуществить, если бы обзор литературы не был подкреплен практическими полевыми наблюдениями автора. Эту возможность я получила, благодаря участию в работах на памятниках Ошской и Иркутской областей, за что я исключительно признательна Б.Э. Аманбаевой и М.Я. Скляревскому, без поддержки которого это исследование вообще вряд ли бы состоялось. Работы по консервации памятников наскального искусства ведутся Иркутским Центром сохранения историко-культурного наследия с 1987 г. на местонахождениях верхней Лены (Шишкино, Тальма, Воробьево), а с 1992 г. на побережье оз. Байкал и в его окрестностях (Саган-Заба, Ая, Орсо, Малая Орсо, Елгазур, Сахюртэ, Сарма). Участие в работах специалистов различных научных направлений (химиков-реставраторов, биологов, геологов, физиков, инже¬неров) позволило лучше оценить факторы, влияющие на состояние петроглифов и росписей, познакомиться с отработкой методик стабилизации поверхностных слоев, удаления современных рисунков и надписей, мер по биозащите. В 1990 г. мне довелось побывать на верхнеленских местонахождениях вместе с инициатором создания IFRAO Робертом Беднариком (Австралия), делившимся со мной своими представлениями о методах исследования и сохранения памятников наскального искусства, в 1995 г. — с японским реставратором Тадатеру Нишиура и специалистом по музейному дизайну Асато Сасаки. Огромное значение имела совместная полевая работа с сотрудниками Всероссийского научно-исследовательского института реставрации: старшим научным сотрудником отдела реставрации камня Э.Н. Агеевой и начальником биологической лаборатории H.JI. Ребриковой, а также знакомство с результатами доделок и укрепления петроглифов гг. Ош и Чолпон-Ата специалистом Кыргызского научно-исследовательского проектного бюро Л.A. Ситниковой. Консультации со специалистами позволили автору составить представление о механизмах разрушения камня, арсенале средств, имеющихся на вооружении у реставраторов по камню.

Неоценимую помощь в сборе информации и непосредственном знакомстве с результатами музеефикации памятников наскального искусства Швеции, Финляндии, Норвегии, Португалии, Мексики и США оказали зарубежные друзья и коллеги П. Бан, Р. Беднарик, У. Бертилсон, Ж. Зильао, В. Пойколайнен, А. Тратебас и многие другие.

Вероятно, в целом не будет преувеличением сказать, что устойчивый интерес к изображениям на скалах связан прежде всего с открытием, признанием и последующим исследованием пещерных памятников ледниковой эпохи. Изучение состояния сохранности открытых для посещения знаменитых пещер инициировало и первые консервационные проекты, связанные с наскальным искусством. В результате связанных с ними исследований были затронуты новые аспекты изучения изображений ледниковой эпохи и наскального искусства в целом, позволяющие даже говорить о постстилистическом этапе исследований этого феномена (Lorblanchet, Bahn, 1993). Следует отметить, что в наше время простые линейные схемы, демонстрирующие развитие ранних форм искусства от простого к более сложному, как правило, не подтверждаются. Согласно современным представлениям изобразительная деятельность была свойственна Homo sapiens sapiens как виду и на древнейших этапах истории восполняла дефицит абстрактных понятий (см.: Первобытное искусство, 1998, с. 7).

Формирование представлений о наскальном искусстве как общемировом феномене относится к последней трети XX в., когда очерчиваются основные регионы наскального искусства, выделяются хронологические пласты, стили, доминирующие сюжеты, характеризуются региональные традиции. Многие великие имена связаны с историей изучения наскального искусства. В настоящее время древнее искусство уже интересует не отдельных энтузиастов — исследовательское сообщество формируется как в отдельных странах, так и в мировом масштабе. Трудно подсчитать хотя бы приблизительно, сколько профессионалов занято в настоящее время изучением наскального искусства. В 1983 г. Э. Анати приводил цифру — 200 человек в 100 странах, а около десяти лет спустя — 300 человек в 150 странах (Anati, 1984, р. 18; 1994, р. 18). Так же трудно ответить на вопрос, представителями каких научных дисциплин являются эти профессионалы. В отечественной традиции это сфера внимания исторической науки, но поскольку изучение наскального искусства все чаще понимается как междисциплинарное, круг специалистов со временем становится значительно шире. Во многих странах мира вокруг наскального искусства объединены любители, которые готовы отдать свое время и силы охране памятников и их изучению. Круг этих людей и мотивация их интереса к первобытному искусству весьма разнообразны, как и представления о том, что же требуется для сохранения культурного наследия. Среди них и любители дальних странствий, езды по бездорожью, спелеологи, шаманствующие лица и их «последователи», любители древностей и просто любознательные люди. Поэтому необходимо предоставлять достоверную информацию о памятниках наскального искусства, о проблемах их изучения, об эффективных способах охраны и использования.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика