А.П. Черныш — Палеолитическая стоянка у с. Владимировки

К содержанию 21-го выпуска Кратких сообщений ИИМК

Палеолитическая стоянка на правом берегу р. Синюхи у с. Владимировки Подвысоцкого района Кировоградской обл. была открыта сотрудником Уманского краеведческого музея М. К. Якимовичем еще перед Великой Отечественной войной. М. К. Якимович в 1939—1940 гг. производил там небольшие раскопки, носившие характер простой выборки материалов. Все его находки и записи погибли, поэтому в 1946 г. было произведено исследование этой стоянки Трипольской археологической экспедицией ИИМК АН СССР и Института археологии АН УССР.

По поручению руководителя Трипольской археологической экспедиции Т. С. Пассек исследование стоянки было проведено автором. Необходимо было определить характер материалов этой стоянки, проследить ее распространение и ее время. Работы были начаты разведкой по правому берегу р. Синюхи ниже с. Владимировки. Разведка дала возможность определить, что кости ископаемых животных и кремневые находки встречаются тремя горизонтами на протяжении 100 м в обрыве правого берега р. Синюхи, на юг от южной улицы с. Владимировки. Была проведена нивелировка местности, давшая возможность, с одной стороны, установить высоту обрыва правого берега р. Синюхи (10 м над уровнем Синюхи), с другой — привязать раскоп палеолитической стоянки к общему плану раскопок трипольских жилищ на плато. Первые 10 м раскопок были намечены на юг от приречного спуска южной улицы с. Владимировки. Этот раскоп дал возможность определить, что на стоянке имеется 3 горизонтов находок. После этого раскоп был расширен еще на 31 м2, и общая площадь раскопа достигла 41 м2. На такой небольшой площади было обнаружено 8 горизонтов залеганий находок и удалось собрать материал в количестве свыше 8000 экземпляров. Ниже этих 8 слоев были встречены 2 горизонта находок различных костей животных. На раскопанной площади до глубины 1.80—2 м залегал чернозем, от 1.80—2 м до 3.20—5.30 м — лёссовидный суглинок светложелтого цвета, а ниже находились аллювиальные пестрые прослойки глин и тонкие прослойки песка. Стоянка была докопана до глубины 6 м, а в двух контрольных шурфах — до 8 м.

Верхний, 1-й слой находился на глубине 2.15—2.20 м в светложелтом лёссовидном суглинке. Он был встречен на площади раскопа 1946 г. в двух участках, охватывающих квадраты 8, 9, 10, 11, 16, 36, 37, 38 и квадраты 39, 40, 34, 33. В этих двух участках и была обнаружена основная масса находок, принадлежащих к 1-му слою. Для изготовления найденных орудий употреблялся пестрый кремень; орудия покрыты светло-синей, синей и серо-синей патиной. В 1-м слое обнаружено несколько пережженных кремней. Среди кремневого инвентаря следует отметить находку 5 нуклеусов, 4 скребков, 3 резцов, 4 пластинок с притупленной спинкой. Скребки 1-го слоя отличаются своими миниатюрными размерами. Первый из них представляет собою скребок, изготовленный на конце пластинки длиной 15 мм, шириной 7 мм и толщиной в 3 мм (рис. 18). Этот экземпляр покрыт темно-сине-коричневой патиной. Второй скребок (рис. 18.—4) изготовлен на конце небольшой массивной пластинки размерами 25 X 10 X 5 мм
с темносиней патиной. Другие два экземпляра (рис. 18—5, 6) изготовлены на от щепах.

Рис. 18. Владимировская патеолитическая стоянка. Кремневые и костяные орудия (1—8—1-й слой; 9—2-й слой; 10—20—3-й слой; 21—27—4-й слой)

Рис. 18. Владимировская патеолитическая стоянка. Кремневые и костяные орудия (1—8—1-й слой; 9—2-й слой; 10—20—3-й слой; 21—27—4-й слой)

Нуклеусы 1-го слоя имеют неправильно призматическую форму, а один из них дисковидный. Размеры нуклеусов весьма небольшие. На рис. 18—1 представлен наибольший экземпляр (29X26X12 мм); наименьший из нуклеусов представлен на рис. 18—2; на рис. 18—3 изображен срединный резец, единственный среди кремневых находок слоя. Этот экземпляр имеет розоватый цвет — результат воздействия огня. Пластинки 1-го слоя по своим размерам не превышают 3 см, а наиболее характерные экземпляры в среднем имеют длину 1.5 см. На рис. 18—8 представлена пластинка с затупленной спинкой, обнаруженная в квадрате 10.

Для кремневых орудий 1-го слоя характерны микролитические размеры, однако, формы их не геометрические (нет трапеций, сегментов и т. д.). Фауна этого слоя, по определению И. Г. Пидопличко, представлена фрагментами костей северного оленя, лошади и косточкой слепыша. В 1-м слое были обнаружены три пятна черного цвета размерами 30X30 см, являющиеся следами небольших кострищ. Вокруг этих кострищ и концентрировались находки 1-го слоя. Первый из костров находился в квадратах 37, 38, второй — на стыке квадратов 36 и 9/10, а третий — 39, 40. Наличие таких небольших очажков свидетельствует о том, что поселение 1-го слоя было временным стойбищем охотников на северного оленя и лошадь.

Под стерильной прослойкой в 20 см, на глубине 2.40 м был обнаружен следующий горизонт находок — 2-й слой; по количеству находок он самый бедный из всех слоев Владимировского многослойного поселения. Из орудий труда во 2-м слое был обнаружен скребок, изготовленный на пластине из темно-коричневого кремня (рис. 10—9) и покрытый патиной светло-синего цвета. Фауна этого слоя представлена лошадью, бизоном и северным оленем. Возможно, что основное поселение времени 2-го слоя находилось в размытой рекой части стоянки.

Под стерильной прослойкой в 30 см, на глубине 2.70 м был обнаружен самый мощный горизонт находок — 3-й слой, который был прослежен по всей площади раскопок 1946 г. В этом слое было обнаружено 3275 кремневых находок, 2400 фрагментов костей животных, кусочки красной и желтой краски и т. д. Средняя мощность слоя колебалась в пределах 7—10 см. В слое было обнаружено 13 нуклеусов, 49 нуклеоидных форм, 47 резцеобразных орудий и резцов, 12 скребков, 10 пластинок с притупленной спинкой и т. д.

Нуклеусы односторонни и имеют неправильную призматическую форму. Нуклеус 10 (рис. 18) сделан из светло-серого кремня размером 42 X 35 X 26 мм, нуклеус 11 из светло-серого кремня размером 40 X 39 X 32 мм. Эти экземпляры — наиболее распространенные типы нуклеусов 3-го слоя. Здесь обнаружено также 8 срединных резцов, из которых 5 массивны, нуклевидны. Два из них представлены на рис. 18— 12 и 17. Группа боковых резцов представлена шестью экземплярами. На рис. 18—22 изображен боковой резец с выемкой. Угловых резцов обнаружено 2, двойных — также 2. В 3-м слое встречено несколько нуклевидных крупных орудий до 8 см в ширину и в высоту. Эти орудия применялись для обработки дерева; их можно назвать резаками.

Скребки 3-го слоя представлены пятью экземплярами, изготовленными на отщепах, пятью концевыми скребками, одним скребком на сколе и одним скребком-резцом. На рис. 18—14, 15, 16 показаны три концевых скребка. Средняя величина их 4—5 см, что соответствует пластинам, встреченным в наибольшем количестве. Найден один скобель и один скребок: сверло. Представленная на рис. 18—19 пластинка с притупленной спинкой имеет слегка скошенные края, что напоминает геометрические орудия развитого эпипалеолита.

Кремневые находки залегали в 3-м слое почти равномерно по всем квадратам площади раскопа, но все же в квадратах 22 и 31 встречено особенно большое скопление кремневых находок. Очевидно, в этих местах обрабатывался кремень. В квадрате 36 обнаружено более 350 осколков и отщепов; в 15а гранитная плита размерами 32X26X5 см, со
следами многочисленных ударов на верхней плоскости. Это говорит о том, что плита, очевидно, потреблялась в качестве наковальни при изготовлении орудий. Кремневый инвентарь состоит на 90% из кремня светло-серого цвета.

Функционально, среди орудий труда 3-го слоя возможно выделить две основные группы: 1) группу крупных нуклеовидных форм, часто не имеющих законченных форм орудий, но употреблявшихся для обработки дерева (резаки, рабо, долотообразные орудия и т. д.); 2) группу орудий, предназначенных для обработки туш животных, добытых на охоте, для обработки костей и шкур (резцы, скребки, острия, пластинки с притупленной спинкой и т. д.).

Среди костей, обнаруженных в З-м слое, И. Г. Пидопличко определил фрагменты костей северного оленя (от шести животных), фрагменты костей лошади (от двух животных), фрагменты костей байбака (от двух животных). Любопытна находка фрагмента челюсти льва в квадрате 20. Кости в раздробленном виде залегали равномерно по всей площади раскопа. Это говорит о том, что туши животных разделывались на месте, здесь же приготовлялась пища и что для еды использовался и костный мозг трубчатых костей животных.

В 3-м слое обнаружено лощило, сделанное из кости северного оленя (рис. 18—20). В квадрате 1 встречен фрагмент кости со следами косых надрезов; в квадрате 35 обнаружена костяная подвеска с отверстием 2 мм в диаметре. Она сделана из клыка песца (?), имеет следующие размеры: 26X6X4 мм (рис. 18—20).

Почти во всех квадратах площади были обнаружены кусочки красной и желтой охры, которая добывалась недалеко от места стоянки. В квадрате 31 обнаружен плоский камень, который мог употребляться для растирания краски.

В квадратах 2—3, 23 и 37—38 обнаружены следы кострищ. В кострище квадрата 2—3 (50 X 50 см) встречены пережженные ракушки Unio, костный уголь и вкрапления древесного угля. Содержимое ракушек употреблялось в пищу. Размеры второго костриша 40 X 40 см, а третьего — 1 X 1 м.

Наличие массы раздробленных костей, находки кремневых поделок, кусочков краски, поделок из кости, наличие следов очагов и т. д. — все это свидетельствует о том, что раскоп 1946 г. охватил часть сезонного поселения охотников на северного оленя, лошадь и байбака. Следов жилищ не обнаружено. Эта местность была богата вышеуказанными породами животных, что привлекало сюда охотников, остатки стоянок которых и были прослежены.

Рис. 12. Владимировская палеолитическая стоянка. Кремневые и костяные орудия 4-8-го слоев

Рис. 12. Владимировская палеолитическая стоянка. Кремневые и костяные орудия 4-8-го слоев

Ниже 3-го слоя, под стерильной прослойкой в 10—15 см был встречен 4-й культурный слой (глубина 2.90 м). В этом слое обнаружено 1226 кремневых находок, 639 фрагментов костей животных. Мощность 4-го слоя доходила до 5—7 см. Среди кремневого инвентаря обнаружено 12 скребков, 18 резцов, 12 нуклеусов, 8 нуклевидных форм, 4 пластинки с притупленной спинкой, 2 орудия типа рабо. Нуклеусы 4-го слоя также не имеют четких призматических форм (рис. 18—23, 24). Первый экземпляр мог употребляться в качестве рабо, так как имеет следы сработанности. Здесь обнаружены также резец-скребок и резец-скобель.

Все скребки 4-го слоя, за исключением одного, являются концевыми скребками. На рис. 18—27 и 19—7, 2 представлены три скребка, типичных для данного слоя. Экземпляр 2 (рис. 19) имеет следы сработанности и на суживающемся к основанию крае пластины. Среди скребков встречен один скребок на отщепе. Концевые скребки 4-го слоя на 1 —1.5 см длиннее скребков 3-го слоя. Среди резцов 4-го слоя встречены массивные многофасеточные резцы (рис. 18—25 и 19—4), один двойной резец, два угловых резца. Остальные резцы боковые (рис. 18—26).

Особо следует отметить находку четырех длинных резцов, изготовленных на трехгранных или четырехгранных продолговатых сколах (рис. 19— 6, 7). Один из этих экземпляров составился из четырех фрагментов. Экземпляр 7 (рис. 19) является многофасеточным резцом. Одна боковая грань обработана ретушью, с целью получения скреблообразного орудия. При такой обработке экземпляр раскололся, и отпавшая половина с резцовыми сколами была потом подправлена ретушью по грани, составлявшей часть скреблообразного лезвия. Орудия труда в 4-м слое также изготовлялись из светлосерого кремня; в большом количестве употреблялся также и темнокоричневый кремень.

Наличие большого количества орудий, предназначенных для обработки туш животных, свидетельствует об охотничьем образе жизни обитателей стойбища времени 4-го слоя. В этом слое обнаружены фрагменты костей северного оленя (от четырех животных), лошади (от двух животных), зайца и байбака. Главными объектами охоты для обитателей стойбища являлись северный олень и лошадь. Среди находок обнаружено и одно костяное орудие, употреблявшееся как шило. Фрагменты костей животных в 4-м слое находились по всей площади, но все же было заметно, что они концентрировались вокруг кострищ. Следы кострищ обнаружены в шести пунктах раскопа. За исключением кострища квадратов 1—2, размеры которого были 80X90 см, все очаги (квадраты 7, 22, 21, 24—25, 31 и 34—35) имели по 30 см в диаметре. Эти небольшие кострища углублялись лишь на 2—3 см ниже уровня слоя, что свидетельствует о недолговременности этого поселения. В очагах были встречены пережженные косточки, ракушки Unio и следы угольков. В квадрате 7 отмечено скопление кремневых находок — место обработки кремня.

Ниже 4-го слоя, на глубине 3-20 м был прослежен 5-й слой. Этот слой был обнаружен в квадратах 5—8, 14, 19, 20, 30 и т. д. Среди небольшого количества находок слоя следует отметить находку двух нуклеусов, изготовленных из светлосерого кремня. Нуклеус 9 (рис. 19) имеет размеры 40X40X42 мм. В 5-м слое обнаружена пластина со скошенным ретушью краем и выемкой по правому краю — боковой резец (рис. 19—8) и массивный отщеп с выемкой по краю. Встречены фрагменты костей северного оленя, бизона, лошади и хомяка. Следовательно, для поселения времени 5-го слоя характерна была охота на северного оленя, бизона и лошадей.

Под стерильной прослойкой в 30 см, на глубине 3.50 м был обнаружен 6-й слой. Находки были встречены по всем квадратам раскопа. Среди находок преобладают находки фрагментов раздробленных костей: 762 фрагмента костей от северного оленя (от трех животных), фрагменты костей байбака (от трех животных), фрагменты костей лошади и зуб бизона. Среди костей обнаружено два костяных орудия, употреблявшихся в качестве шил. На рис. 19—14 изображено шилообразное орудие из кости северного оленя. Острый рабочий край этого орудия имеет следы выглаженности, свидетельствующие о том, что острие употреблялось для прокалывания. Это орудие напоминает костяные шила гонцовской мадленской стоянки.

В 6-м слое обнаружены два скребка, один резец, один нуклеус и один отбойник. Один из скребков (рис. 9—11) имеет полуокоуглое рабочее лезвие, ретушь охватывает и два других края этой укороченной пластины (35 X 27 X 3 мм). Резец 13 (рис. 19) — массивный средний резей, покрытый серовато-синей патиной. Отбойник изображен на рис. 19—70; пластинка с притупленной спинкой обнаружена лишь в одном экземпляре (рис. 19—12).

В 6-м слое отмечены два кострища (55X55 см), вокруг которых и концентрировались все находки этого слоя.

На 25 см ниже 6-го слоя, на глубине 3.75 м был обнаружен 7-й слой. Среди кремневых находок этого слоя встречено 5 резцов, пластинка с притупленной спинкой, концевой скребок, сечение пластины и т. д. Один из трех срединных резцов (48X23X8 мм) показан на рис. 19—18. Это орудие изготовлено на пластине темно-коричневого кремня с светло-синей патиной. Два боковых резца имеют скошенные ретушью края и резцовые сколы. Один из этих резцов изготовлен из темно-коричневого кремня (рис. 19— 16). Скребок на конце сломанной массивной пластины изготовлен из кремня темно-коричневого цвета (рис. 19—15). В 7-м слое обнаружено сечение пластины со следами употребления в качестве режущего орудия (рис. 19—17) и одна пластинка с притупленной спинкой (рис. 19—19). Встреченные фрагменты костей принадлежат северному оленю, лошади и зайцу. В квадрате 5 были прослежены следы небольшого очажка размером 30X30 см.

На 60—65 см ниже 7-го слоя, на глубине 4.40 м был обнаружен следующий горизонт находок — 8-й слой. Этот горизонт дал небольшое количество кремневых находок, фрагментов костей животных и кусочки красной охры. Среди находок 8-го слоя весьма интересны три концевых скребка. Первый из них изготовлен на конце длинной, изогнутой ножевидной пластины, длиной до 11 см. (рис. 19—21). Этот экземпляр покрыт темно-синей патиной. Второй экземпляр является скребком на конце широкой пластины (рис. 19—22), длиной 64 мм, шириной 37 мм. Третий — изготовлен на конце пластины длиной 78 мм. В квадрате 2 был обнару¬жен призматический нуклеус 46X21X26 мм из светло-коричневого кремня с синеватой патиной (рис. 19—20).

Среди фрагментов костей 8-го слоя встречены фрагменты костей северного оленя и лошади. В мадленских стоянках Европейской части СССР нет аналогии концевому скребку на пластине длиной до 11 см.

Ниже указанных горизонтов, на глубине 5.25 и 5.65 м удалось обнаружить 9-й и 10-й горизонты находок, где были встречены лишь кости лошади и носорога (9-й горизонт) и северного оленя и носорога (10-й горизонт). Следовательно, находки костей носорога встречаются ниже культурных слоев Владимировской стоянки. Многослойность стоянки возможно объяснить природными условиями, наличием большого количества животных, что привлекало сюда охотников. Следов сооружений для жилья не было обнаружено ни в одном из слоев поселения, а прослеженные следы кострищ в 1-м, 3-м, 4-м, 6-м и 7-м слоях, как правило, являются остатками от небольших и недолговечных кострищ. Кроме того, культурные слои имеют небольшую мощность. Все это говорит о том, что поселение было временным, сезонным стойбищем охотников на северного оленя, лошадь и байбака. В настоящее время установлено, что носорог и мамонт исчезают на территории Европейской части СССР в конце мадленской эпохи. С другой стороны, с. Владимировка находится южнее всех исследованных в Европейской части СССР мадленских стоянок и возможно, что в этом районе носорог и мамонт исчезают в более ранний период, чем на севере. Поэтому нижние слои Владимировской стоянки возможно датировать началом второй половины мадлена.

Типологически кремневый инвентарь Владимировской стоянки (за исключением инвентаря 1-го верхнего слоя) аналогичен материалам ряда мадленских стоянок (Гонцы, Тимоновка, Супонево, Боршево II, нижний и средний горизонт, Новгород-Северск, Чулатово I—II, Костенки II, III, IV, Кирилловская — нижний горизонт, Мизин и т. д.), но в этих стоянках мамонт был встречен, во Владимировке он обнаружен не был, а носорог встречался ниже культурных слоев. Поэтому Владимировская стоянка относится к более поздней фазе мадлеиа, чем указанные ранне- и среднемадленские стоянки.

По отсутствию остатков мамонта и носорога Владимировская стоянка примыкает к группе таких памятников, как Боршево II (верхний гори¬зонт), Кирилловская (верхний горизонт), Осокоривка, Кайстрова балка I, II, III, Ямбург, Дубовая балка, датируемые мадленско-азильским временем. Измельчание кремневого инвентаря характерно для начала эпипалеолита.

1-й слой Владимировской стоянки характерен дробностью кремневого инвентаря, но он не имеет геометрических форм орудий (трапеции, сегментовидные орудия), чем отличается от памятников типа Рогалик-Якимовская, имеющих геометрические формы, и более близок к инвентарю стоянки Журавка, где также нет геометрических форм и кремневый инвентарь которой характерен дробными размерами. Поэтому 1-й слой Владимировской стоянки с полным правом возможно датировать азилем.

Слои Владимировской стоянки по фауне не отличаются друг от друга; это свидетельствует о том, что период, представленный этими слоями, не особенно велик, но представляет собой время от начала второй половины мадлена до первой половины аэиля.

По формам и размерам кремневых орудий Владимировской стоянки прослеживается эволюция орудий позднемадленских в азильскне. Этот отрезок времени наименее изучен, поэтому значение стратиграфии Владимировской стоянки особенно возрастает.

Раскопки 1946 г. охватили лишь очень небольшую площадь, материала получено мало, поэтому в будущем работы необходимо расширить, что даст возможность проследить конец палеолита и начало развития эпипалеолита на материалах многослойной стоянки у с. Владимировки.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика