Черныш А.П. Мустьерские местонахождения Среднего Поднестровья

К содержанию 48го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Среднее Поднестровье является одним из самых насыщенных палеолитическими памятниками районов СССР. В настоящее время в пределах Черновицкой, Каменец-Подольской и Винницкой областей УССР известно более 100 палеолитических стоянок и местонахождений, среди которых преобладают верхнепалеолитические, но известны памятники и мустьерского времени (рис. 16).

Рис. 16. Схематическая карта мустьерских местонахождений Среднего Поднестровья. 1 — Молодова «Байлова Рипа»; 2 — Молодова III; 3 — Наславча; 4 — Сокол; 5 — Хотин; 6 — Субботовка; 7 — Бабив III Магазия; 8 — Бабин VIII Виноградник; 9 — Нагоряне; 10 — Ожево; 11 — Бабин I; 12 — Наславча 1-я терраса

Рис. 16. Схематическая карта мустьерских местонахождений Среднего Поднестровья. 1 — Молодова «Байлова Рипа»; 2 — Молодова III; 3 — Наславча; 4 — Сокол; 5 — Хотин; 6 — Субботовка; 7 — Бабив III Магазия; 8 — Бабин VIII Виноградник; 9 — Нагоряне; 10 — Ожево; 11 — Бабин I; 12 — Наславча 1-я терраса

Первые находки материалов, относящихся к мустьерскому времени на Среднем Поднестровье, были обнаружены в 1928 г. румынскими геологами И. Ботецем и Н. Морошаном на правом берегу Днестра в устье оврага Байлова Рипа в центре дер. Молодова Кельменецкого р-на Черновицкой обл. УССР. Здесь на глубине 8,5 м, в песках, покрывающих гравий 10—12 м террасы Днестра, обнаружены остатки костей мамонта (череп и части скелета), около 200 экземпляров кремневых находок, несколько округлых кусков песчаника. Выше песка, в котором находились культурные остатки, была прослежена прослойка галечника, а еще выше — лёссовидный суглинок.

Иногда галечник прослеживался и в слое среди находок. Кремневый инвентарь, который находился преимущественно вблизи костей мамонта, состоял из крупных отщепов с массивными ударными бугорками, грубых массивных пластин, остроконечника, нескольких скребел, двух небольших дисков, двух отбойников и двух удлиненных нуклеусов. Для изготовления орудий употреблялся черный просвечивающий или прозрачный кремень, находки были покрыты патиной черной, синеватой или коричневой, иногда они имели блестящую поверхность. Местонахождение названные исследователи датировали позднемустьерским временем, считая, что оно было обнаружено in situ 1.

В 1931 г., продолжая работы на этом пункте, И. Ботец открыл в 4 м выше от места старых находок остатки скелета второго мамонта и мустьерские кремни. Эти материалы залегали в верхней части песка, в зоне стыка с галечником. Исследователем отмечено, что часть кремней находилась выше уровня горизонта песка и смешивалась с галечником 2.

Вторым местонахождением мустьерского времени, открытым на Среднем Поднестровье, является пункт Молодова III. В 1928 г. Н. Морошан обнаружил в стенке оврага, находящегося за церковью деревни Молодова, примерно в 200 м от первого местонахождения, скребло, отбойник из кремнистого песчаника, остатки костей мамонта и благородного оленя. Находки были обнаружены в лёссе 3.

Третье мустьерское местонахождение открыто Н. Морошаном в те же годы у дер. Наславча, Аттакского р-на Молдавской республики. Здесь в овраге, на высоте около 60—80 м над уровнем Днестра, обнаружено несколько палеолитических находок, среди них скребло мустьерского времени. В отдельных участках этого оврага на различной высоте обнаружены in situ кости мамонта, быка, лошади и четвертичного оленя. Кремневые же находки найдены на дне оврага. Они были покрыты сине-серой патиной. Этот пункт датировался временем верхнего мустъе 4.

Четвертое среднепалеолитическое местонахождение представлено материалами, собранными на левом берегу Днестра у дер. Сокол Каменец-Подольского р-на и области в 1943 г. М. Я. Рудинским, а в 1947—1948 гг.— А. П. Чернышем. Находки обнаружены на поверхности мыса плато, между оврагом у кладбища и обрывом левого берега реки. Среди собранных кремневых находок: два небольших диска, несколько отщепов и кварцитовое скребло (1945 г. М. Я. Рудинский), а также несколько отщепов от дискообразных нуклеусов и небольшой дискообразный нуклеус (А. П. Черныш, 1947—1948 гг.) 5. Все находки покрыты белой патиной с блестящей поверхностью. Наличие маленьких дискообразных нуклеусов на этом пункте, по-видимому, свидетельствует о позднемустьерском возрасте памятника. Такие же «диски» встречены в позднемустьерском местонахождении Молодова I, как уже выше отмечалось, и на правом берегу р. Прут на стоянке Ла Извор — пунктах, территориально расположенных не слишком далеко от дер. Сокол.

Пятое местонахождение мустьерского времени представлено материалами, обнаруженными П. И. Борисковским в 1946 г. возле гор. Хотина на бечевнике правого берега Днестра. Среди собранных здесь в количестве около 20 экземпляров находок имеются дискообразные нуклеусы и отщепы. П. И. Борисковский датирует материалы раннемустьерским временем 6.

Шестое местонахождение мустьерского времени открыто этим же исследователем в 1948 г. на левом берегу р. Днестра у д. Субботовка, Могилев-Подольского р-на Винницкой области УССР. Находки были собраны по склону оврага, на высоте около 80 м над уровнем Днестра. Здесь встречены: остроконечник и три небольших овальных орудия с двусторонней обработкой поверхности. Все они покрыты густой белой патиной 7.

Седьмое местонахождение было прослежено в дер. Бабин Кельменецкого р-на Черновицкой области (А. П. Черныш, 1948) на урочище Магазия, являющемся мысом плато над правым берегом р. Днестра. На поверхности были собраны дисковидный нуклеус, отщепы от дисковидных нуклеусов и одна листовидная пластина (местонахождение Бабин III). Все предметы покрыты толстым слоем желтовато-белой патины 8.

Восьмое местонахождение мустьерского времени представлено находками, собранными в окрестностях той же деревни, на урочище Виноградник (пункт Бабин VII), где найдены остроконечник, обломок дисковидного нуклеуса и несколько характерных мустьерских отщепов (А. П. Черныш, 1948) 9. Дополнительные материалы на двух последних пунктах собраны в 1949 и 1950 гг.

Необходимо также отметить грубую широкую пластину — отщеп с отретушированными краями, являвшуюся орудием типа двойного скребла. Она была обнаружена в 1948 г. на плато у дер. Нагоряне Кельменецкого р-на Черновицкой области. Поверхность орудия покрыта глубокой бело-коричневатой патиной 10.

В 1949 г. во время разведок палеолитического отряда Днестровско-Трипольской экспедиции ИИМК АН СССР и Института археологии АН УССР были собраны новые материалы, относящиеся к мустьерскому времени. К краткому описанию этих находок мы и переходим.

На правом берегу р. Днестра у дер. Наславча Аттакского р-на Молдавской республики в толще отложений первой террасы Днестра, в слое галечника, обнаружен удлиненный треугольный массивный отщеп — грубая пластинка (рис. 17—7) размером 65 X 27 X 10 мм. Крупный ударный бугорок на брюшке расположен наискось от оси отщепа. Эта пластина-отщеп аналогична отщепам из Молодовы I и других мустьерских местонахождений.

На правом берегу Днестра у дер. Ожево Сокирянского р-на Черновицкой области УССР в 1949 г. было открыто новое местонахождение мустьерского времени. Кремневые находки собраны на поверхности третьей террасы Днестра северо-западнее дер. Ожево. Обнаружены: скребла на отщепе, отщепы от дискообразных нуклеусов и грубые массивные пластины (рис. 17—1—6). Крупные ударные бугорки расположены наискось от оси всех этих отщепов и пластин; поверхность покрыта патиной белого и бело-коричневатого цвета со следами выветривания. Обнаруженное здесь скребло размером 62X47X 13 мм, рабочим краем его является правый, ретушь заходит на вершину отщепа и частично на левый край (рис. 17—6).

Рис. 17. Кремневые орудия мустьерского времени. 1 — 6 — из Ожева, 7 — из Наславчи; 8 — 10 — из Бабии I

Рис. 17. Кремневые орудия мустьерского времени. 1 — 6 — из Ожева, 7 — из Наславчи; 8 — 10 — из Бабии I

Одна из пластин (размерами 70X32X6 мм) имеет следы ретуши на конце (рис. 17—2).

Собранные у дер. Ожево находки близки предметам из местонахождений мустьерского времени Сокол, Бабин III, Бабин VII не только по характеру отделения от нуклеусов и по форме, но и по цвету патины. Наличие среди материалов из д. Ожево пластин и в их числе одной со следами ретуши свидетельствует об относительно позднем возрасте этого местонахождения. Грубые массивные пластины, найденные здесь, аналогичны, например, пластинам из Молодовы I и стоянки Ла-Извор (правый берег Прута). Кроме того подобные отщепы от дисковидных нуклеусов и грубые пластины встречены среди материалов мустьерской стоянки Каоперовцы на р. Серет (бассейн Верхнего Днестра) 11. Фаунистических остатков на этом пункте, как и на большинстве других, не было обнаружено.

Необходимо отметить еще одну группу находок, относящихся к более древнему времени, чем верхний палеолит. Речь идет о немногочисленном материале, собранном во время раскопок палеолитической стоянки Бабин I в 1949 г. Подобные же находки в небольшом количестве отмечены во время раскопок 1930 г. В раскопе № 2 в культурном слое мадленского времени найдены 5 отщепов древнего облика; в раскопе № 1, в позднесолютрейском слое один отщеп; в шурфе № 8 также один (рис. 17—8—10). Эти предметы резко отличаются от остального верхнепалеолитического инвентаря стоянки Бабин I формой, массивностью, характером отделения от нуклеусов и цветом патины. Отщепы имеют крупные ударные бугорки, расположенные наискось или сбоку от оси отщепов; некоторые отбиты под тупым углом к плоскости отбивания. Они сколоты не от призматических нуклеусов, а от дисковидных или же от близких к ним по форме. Самый крупный отщеп удлиненной формы. Его размеры — 70 X 43 X 16 мм (рис. 17—9). Правый край имеет следы обивки. Все предметы этой группы находок покрыты белой блестящей патиной, но следов выветривания нет, ибо находки обнаружены в бурой глине на глубине около 1 м. Они близки к инвентарю местонахождений у дер. Ожево, к мустьерским находкам из дер. Сокол и стоянки Ла-Извор.

Оканчивая краткое описание материалов с мустьерских местонахождений среднего Поднестровья, необходимо отметить, что до настоящего времени памятники мустьерского времени в этом районе представлены пока сравнительно в небольшом количестве. Как возможно заключить на основании приведенных выше данных, большинство местонахождений мустьерского времени на Среднем Поднестровье относится к позднему мустье и лишь одно, у г. Хотина, датируется временем раннего мустье.

Если принять во внимание условия залегания памятников мустьерского времени, то в первую очередь необходимо отметить, что большинство место-нахождений обнаружено преимущественно на высоких точках рельефа по отношению к р. Днестру:

1) на поверхности мысов плато (четвертой 80—100 — метровой террасы Днестра) — Бабин VII, Бабин III, Бабин I, Сокол, Субботовка, Нагоряне, Наславча (пункт Морошана, обнаруженный в овраге над впадающим в Днестр ручьем);

2) на поверхности третьей террасы Днестра, как, например, местонахождение у дер. Ожево;
3) небольшое число пунктов открыто в более низких местах: местонахождение Молодова III (овраг позади церкви), где мустьерские находки обнаружены в лёссе стенки оврага, прорезающего толщу отложений второй
террасы Днестра, и Молодова I, где находки открыты в песках, покрывавших гравий первой террасы, и в галечниках, находившихся над этими песками.

К наиболее низко расположенным мустьерским памятникам Среднего Поднестровья относятся Наславча (пункт, открытый в 1949 г.), где находки обнаружены в галечниках первой террасы, и хотинское местонахождение, в котором находки залегали просто на бечевнике р. Днестра.

Расположение большинства известных мустьерских местонахождений среднего Поднестровья на высоте 80—100 м над уровнем реки свидетельствует, что поверхность четвертой террасы Днестра, повидимому, была ближе к реке, чем в настоящее время. Возникает вопрос, не являются ли низко расположенные местонахождения мустьерского времени на Днестре переотложенными с более высоких точек рельефа? Положительный ответ на этот вопрос диктуется следующими соображениями:

1. Находки из наиболее низко расположенных местонахождений имеют следы окатанности (Хотин, Наславча — первая терраса, Молодова I).

2. Материалы с местонахождения Молодова I в 1931 г. были обнаружены не в нижней, а в верхней части слоя песка и в покрывающем его галечнике, что в высотном отношении дает разницу примерно в полтора метра. Следовательно, материалы одного и того же памятника, исследовавшегося в 1928—1931 гг., фактически были обнаружены в различных стратиграфических условиях.

3. Материалы с местонахождения Молодова III (овраг сзади церкви), близкие по времени к находкам с Молодова I, найдены в лёссе, залегавшем гораздо выше слоя песка и галечника, насколько возможно судить по разрезу, опубликованному И. Ботецем. Следовательно, даже в расположенных рядом мустьерских местонахождениях материалы были обнаружены в различных геологических напластованиях.

4. Автор исследований в Молодове I подчеркивает случаи частых обвалов и оползней высоких стенок оврага 12. Любой материал мог легко попасть на дно оврага и быть покрытым значительным обвалом. По на¬блюдениям последних лет, и сейчас в этом овраге происходят большие оползни.

Советскими геологами (В. И. Громовым и другими) на основании изучения ряда памятников мустьерского времени на территории европейской части СССР определено, что верхняя граница мустьерского времени относится к середине днепровского оледенения 13. Как мы уже указывали, большинство мустьерских памятников Среднего Поднестровья относится к позднему времени. Следовательно, в то время, когда большая часть территории европейской части СССР была покрыта Днепровской фазой оледе¬нения, человек находил на Среднем Поднестровье благоприятные условия для своего существования. Изложенные в статье материалы позволяют сделать вывод, что мустьерские местонахождения Среднего Поднестровья имели, повидимому, характер открытых стойбищ. Возможно, этим и объясняется тот факт, что на Среднем Поднестровье до настоящего времени не удалось открыть не только ни одного мустьерского памятника пещерного типа, но и вообще ни одной палеолитической стоянки в пещере, хотя на берегах Днестра много пещер. При дальнейших работах в этом районе главное внимание должно быть уделено поискам памятников мустьерского времени и особенно памятников с культурным слоем, которые могли бы быть исследованы путем раскопок.

К содержанию 48го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. I. Botez. Recherches de Paleotonlogie huraaine au Nord de la Bessarabiej.— Annales scientifiques de Yuniversite de Yassi. XVII. Yassi 1933, c. 410, 437—440. N. Morosan. Le pleistocene et le paleolithique de la Roumanie du Nordest. Bucuresti. 1938, c. 95—97.
  2. И. Ботец. Указ. соч., стр. 410.
  3. Н. Морошан. Указ. соч., стр. 96; рис. на стр. 98.
  4. Там же, стр. 82—83, рис. 17—7. Во время разведок автора данной статьи в 1949 г. здесь найдены: зуб мамонта, большая берцовая кость лошади (определение И. Г. Пидопличко) и кремневая, ребристая пластина, покрытая синей патиной.
  5. М. Я. Рудинський. «З матеріалів Дністрянської експедиції 1945 р.» Археологичні пам ятки УРСР, т. II, Київ, 1949. А. П. Черныш. Новые данные о палео¬лите и мезолите Днестра, КСИИМК, вып. XXXII, рис. 6—3.
  6. П. И. Борисковский. К вопросу о периодизации палеолитических памятников Поднестровья. Вестник ЛГУ, 1948, № 2.
  7. П. І. Борпсковський. Деякі доповнення до археологічної карти середньої Наддністрянщини. Археологія, т. IV, Київ, 1950, стр. 124—125; табл. 2, рис. 4—6.
  8. А. П. Чеірньїш. Указ. соч., стр. 28, рис. 6, № 1—2.
  9. Там же, рис. 6, № 4—5.
  10. О. П. Черныш. Розвідки палеоліту на середньому Дністрі в 1948 р. Архив института археологии АН УССР.
  11. L. Koztowski. Zarys pradziejow Polski poludniowowschodnieg, Lwow, 1939, tabl. 1-А.
  12. И. Ботец. Указ. соч., стр. 407, 409.
  13. В. И. Г ромов. Палеонтологическое и археологическое обоснование стратиграфии континентальных отложений четвертичного периода на территории СССР. Тр. Ин-та геологических наук, вып. XVII, М., 1948.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1904 Родился Николай Николаевич Воронин — советский археолог, один из крупнейших специалистов по древнерусской архитектуре.
  • Дни смерти
  • 1947 Умер Николай Константинович Рерих — русский художник, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Автор идеи и инициатор Пакта Рериха — первого в истории международного договора о защите культурного наследия, установившего преимущество защиты культурных ценностей перед военной необходимостью. Проводил раскопки в Петербургской, Псковской, Новгородской, Тверской, Ярославской, Смоленской губерниях.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика