В.Н. Чернецов — О работах Мангазейской экспедиции

К содержанию 21-го выпуска Кратких сообщений ИИМК

Летом 1946 г. была организована археологическая экспедиция в Ямало-Ненецкий округ, основной целью которой было найти остатки древнего

Рис. 49. План остатков древнего гор. Мангазеи 1 — сохранившиеся срубы домов; 2 — камни от очага; 3 - бревна; 4 — ямы, оставшиеся от построек; 5 - плохо различимые следы построек; 6 - сваи, 7 — канавки от срубов стены; 8 — границы кладбища

Рис. 49. План остатков древнего гор. Мангазеи
1 — сохранившиеся срубы домов; 2 — камни от очага; 3 — бревна; 4 — ямы, оставшиеся от построек; 5 — плохо различимые следы построек; 6 — сваи, 7 — канавки от срубов стены; 8 — границы кладбища

города Мангазеи и произвести там предварительные разведки [1] (рис. 49). По указу царя Бориса Годунова, на р. Таз, впадающей в губу того же названия, в 300 км от устья был основан город, получивший, по имени ненецкого рода Монканси, название Мангазея. Благодаря пушным богатствам края и своему портовому характеру (в порт приходили даже иностранные корабли) город быстро разросся и стал немаловажным конкурентом в торговле столице Сибири — Тобольску. Вероятно, вследствие этого со стороны тобольских воевод последовали жалобы к царю, мотивировавшиеся опасностью частого посещения этой окраины иностранцами. Жалобы эти привели к тому, что заморская торговля была запрещена, административный центр перенесен на устье р. Турухан, а в 1675 г. туда же, в Новую Мангазею (так именовался тогда нынешний Старый Туруханск), было переведено и остававшееся в старом городе население. Просуществовав около 75 лет, город заглох и постепенно исчез с лица земли.

Мангазейское городище расположено на правом высоком берегу р. Таз, в нескольких километрах за полярным кругом, между устьем небольшой речки, именуемой в настоящее время Мангазейской, а в XVII в. называвшейся Осетровской, и крутым ложком. Теперь этот ложок сухой, но, насколько можно судить по «Росписному списку», в свое время по нему протекал ручей, именовавшийся Ратиловкой.

Общая протяженность городища по берегу Таза несколько превышает 300 м, в глубину городище простирается не свыше 150—200 м. В современном его состоянии городище резко отличается своим растительным покровом от окружающей тундры и прилегающего со стороны Ратиловки лиственного леса. В верхней части, на протяжении 200 м от устья Осетровки и в частях, расположенных над берегом этой речки, оно поросло травой, достигающей в иных местах человеческого роста. Нижняя (по течению Таза), но более возвышенная по рельефу, часть городища покрыта березовой рощей, особенно густой близ Ратиловского ложка, с подлеском из шиповника и красной смородины.

Как было упомянуто, к нижнему (северо-западному) концу городища примыкает лиственный лес, граничащий с Ратиловским ложком. С севера и северо-востока с городищем граничит небольшой участок тундры, поросшей полярной березкой и багульником. С восточной стороны оно ограничено долиной Осетровки, левый берег которой представляет собой возвышенную гряду, поросшую густым еловым лесом. Южная часть городища, выходящая на р. Таз, представляет собой более или менее крутой обрыв, увеличивающийся по своей высоте по направлению от Осетровки к Ратиловскому ложку, где он достигает 10—12 м. В настоящее время обрыв несколько задернован, но еще 5—6 лет назад он интенсивно подмывался Тазом, особенно в верхней части городища, где рекой уничтожена довольно широкая полоса. Во всяком случае, местные жители указывают, что после половодья «из берега вываливались целые дома».

По характеру рельефа и остаткам строений городище распадается на несколько частей. В самой нижней и в то же время возвышенной части городища был расположен острожек, занимавший неправильную трапециевидную площадь. Очертания острожка прослеживаются весьма точно как по резкой границе травяной и тундровой растительности с западной и северной стороны, так и по канавкам, идущим по внутреннему и внешнему краям стены. Стены городка, как известно, были срублены в ряж, что и оставило след в виде полосы, шириной 3 м, окаймляющей территорию острожка. Клетки ряжей были удлиненной формы, поскольку следы перерубов заметны на расстоянии 3 м один от другого. От башен более или менее сохранились следы угловых. Давыдовская башня «что над Тазом рекой» [2], имеет квадратную форму и построена с внутренней стороны городской стены. Основание ее покоилось на ряде свай из лиственничных бревен диаметром 25—30 см, верхушки которых отчетливо заметны здесь по внутренней стороне стены. Остатки башни имеют в настоящее время очертание холма подквадратной формы, размером около 9X9 м, высотой около 2 м.

Совершенно сходные размеры и очертания имеет Зубцовская башня, также стоящая над Тазом. Успенская отличается от них лишь менее значительным холмом, но ряд свай выступает весьма отчетливо. От Ратиловской башни, расположенной в северо-западном углу острожка, следов осталось гораздо меньше. В средней части квадрата башни еле приметны следы нижних окладов сруба. Еще хуже сохранилась въездная Спасская башня.

Следующая по площади, самая большая часть городища, имеет протяженность 190 м по берегу Таза, считая от устья Осетровки, и 100 м в глубь берега, где она ограничена небольшим пологим ложком, идущим от Осетровхи. Повидимому это была основная жилая часть города — посад, который известен нам по источникам. Вся поверхность этой части сплошь покрыта четырехугольными ямами и буграми — остатками жилищ. Обследование показало, что установить расположение домов и выяснить таким образом расположение улиц и порядков без раскопок невозможно.

На основании поверхностного осмотра городища можно лишь притти к выводу, что общее направление расположения построек прибрежной части посада было более или менее параллельно берегу, а в северной части посада — следовало контуру и сгибу ложка. Самый ложок, судя по характеру его профиля и пологости, несомненно, использовался в качестве взвоза; можно даже проследить, как дорога от него шла к Спасской башне. В центре посада возвышается холм, хорошо видимый со всех сторон. На нем прекрасно различимы остатки довольно большого строения площадью 6 X 14 м, вытянутого в направлении с запада на восток. С северной части к нему примыкает небольшая пристройка приблизительно 4 X 4 м. В отличие от многих других, это здание сохранилось относительно хорошо. Сохранились нижние ряды сруба и бревна от обвалившегося потолочного перекрытия.

Судя по расположению, ориентировке и размерам, можно предполагать, что это здание было одной из двух церквей, существовавших, как известно, в посаде. С южной части холма, немного отступя от его подножья, протянулась линия хорошо сохранившихся срубов, тесно примыкающих один к другому. Эти срубы образуют ряд в 4—4.5 м шириной и более 20 м длиной. Следы подобного же ряда строений примыкают к первому под прямым углом с восточной его стороны.

С северной стороны города находятся еще два участка, несколько изолированные от остальных частей. Одним из них является расположенный к северо-востоку от Успенской башни небольшой холмик, на котором заметны следы строений. Другой пункт находится к северу от посада, непосредственно за взвозом. Он представляет собой площадку довольно правильной прямоугольной формы свыше 25 м в ширину и 35 м в длину. В юго-западной части площадки находятся остатки строения, ориентированного с запада на восток. Близ восточной стороны прямоугольника находится квадратная (4X4 м) впадина от другой постройки. Поверхность всей площадки несколько бугриста, местами различимы небольшие удлиненно-овальные впадины.

Если учесть описание Мангазеи и ее посада, то в этом участке можно видеть кладбище с находившейся на нем церковью. Однако это кладбище, вероятно, не является единственным в Мангазее. Следы могильника были обнаружены в ельнике на возвышенном мысу левого берега Осетровки. По словам местного жителя Сельницына, им был найден здесь сгнивший деревянный крест. Мы вынуждены были ограничиться лишь сбором подъемного материала и расчисткой 300 м2 песчаной осыпи у подножья берегового обрыва. Тем не менее и это дало весьма интересный по своему содержанию материал.

В составе его имеется большое количество серой (восстановительного обжига) керамики, типа конца XVI, начала XVII вв.: кости коров и свиней мелкой породы, многочисленные железные поделки, фрагментированный оловянный бокал, осколок китайского фарфорового сосуда, фрагменты сосудов из цветного полосатого стекла, 11 русских монет того времени и одна нюренбергская, серебряные и бронзовые поделки и украшения, свинцовые пули и т. д. Здесь же на берегу, среди скоплений керамики, найдены куски сильно перекаленной глины, а немного в стороне — железная окалина и два бесформенных куска бронзовой отливки.

Размеры посада, обилие в нем жилищ, кости коров и свиней свидетельствуют о значительном и постоянном населении в городе. Собранный вещевой материал, несмотря даже на свою неполноту, дает основания для некоторых выводов, меняющих установившийся на Мангазею взгляд лишь как на военно-торговый форпост. Нам представляется, что Мангазея имела несравненно более широкое значение. Она была прочно обжитым местом, где русские стремились создать привычный для них уклад, хозяйство и даже, нелегкое при местных условиях, домашнее животноводство.

Можно также полагать, что Мангазея жила не только привозными товарами. Обилие простой глиняной посуды, железных гвоздей и других поделок, сырой и дубленой кожи, бронзолитейных отходов и т. д. свидетельствует о наличии в городе ремесленников, работавших на местный рынок.

Но основной удельный вес в Мангазее имела все же торговля с поразительно широким для своего места и времени размахом. Европейская стеклянная посуда, китайский фарфор и нюренбергская монета с достаточной наглядностью иллюстрируют торговую мощь Мангазеи. Не приходится удивляться количеству проходившей через нее пушнины. Богатая своим и привозным товаром, она, естественно, притягивала к себе «мягкую рухлядь» из всех прилегавших к ней областей тайги и тундры.

1 В составе экспедиции работали; В. Н. Чернецов (руководитель), В. П. Левашова, В. И. Мошинская и Н. Трошкова.
1 «Росписной список Мангазеи». Русская историческая библиотека, т. II.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика