Брыкина Г.А. Раскопки замка в Карабулаке в 1964 г.

К содержанию 108-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Исследования Карабулакского городища начаты были в 1958 г. До последнего времени раскопки велись на большом тепе, где вскрыты сооружения четырех последовательно сменяющихся периодов, датированных всем комплексом находок XI—XII вв. 1

Среди огромного количества средневековой керамики встретились отдельные фрагменты красноангобированной посуды с процарапанным орнаментом, характерной для памятников Ферганы первой половины I тысячелетия н. э. Эти находки свидетельствовали о том, что средневековому городищу предшествовало более раннее поселение.

В 600—700 м к западу от большого тепе находилось овальное в плане тепе размером 26,4 X 21 м, высотой около 3 м, раскопки которого начаты в 1964 г. На южном склоне под плотным слоем сероватой супеси открыт рыхлый золистый завал с включениями мелкого древесного угля. В этом слое найдено большое количество керамики, в основном — фрагменты грубой кухонной посуды, крупные окаменелые раковины.

Завал перекрывал стены здания, которое удалось вскрыть полностью. Сохранность здания на разных участках не одинакова; лучше сохранились помещения в северной и северо-восточной его части.

Здание сооружено на очень невысоком естественном возвышении, которое было выравнено тонким слоем глины. Глинобитная масса подстилает стены. Она также хорошо прослежена и за пределами здания, пережившего два периода, сопровождавшихся небольшими перестройками и некоторыми изменениями планировки (рис. 45).

Вход был расположен в южной части здания; плохая сохранность стен в этой части не позволяет говорить о каких-либо сооружениях, защищавших вход. Коридор, расположенный к северу от входа, делил здание на две неравные по площади части. Его длина 9,2 м, ширина в разных частях различна: в центральной части 1,2—1,3 м, в северной и южной частях — 1,4— 1,5 м. В южной части коридора на расстоянии полутора метров от входа в продольных стенах находились неглубокие полуовальные ниши, связанные, очевидно, с конструкцией двери здания. В северной стене коридора расположена прямоугольная в плане ниша, а северо-западный угол занимала высокая суфа. Рядом с суфой в западной стене находился стенной очаг, вырубленный в нижней части стены. Устье очага имеет вид полуовальной в плане ниши. Стенки и под очага сильно прокалены, внутри было много золы. В восточной стене открыт такой же очаг, отличающийся от первого невысоким глиняным валиком, сооруженным перед устьем.

Рис. 45. Карабулак. План раскопа (а) и разрезы (б). Условные обозначения: 1 — дерн; 2 — почва; 3 — тлен древесный; 4 — зола; 5 — супесь; 6-7 — уголь древесный; 8 — натеки песчано-глинистые; 9 — кладка кирпичная; 10 — стены и блоков; 11 — завал из сырцовых кирпичей

Рис. 45. Карабулак. План раскопа (а) и разрезы (б). Условные обозначения: 1 — дерн; 2 — почва; 3 — тлен древесный; 4 — зола; 5 — супесь; 6-7 — уголь древесный; 8 — натеки песчано-глинистые; 9 — кладка кирпичная; 10 — стены и блоков; 11 — завал из сырцовых кирпичей

По обе стороны от коридора располагались жилые и хозяйственные помещения. Помещение № 4, находившееся к востоку от коридора, имело хозяйственное назначение. Это была кладовая для хранения продовольственных запасов. Вход в четырехугольное в плане помещение размером 4,20 X 2,12 м расположен в западной стене и оформлен пилонами. Южный пилон прямоугольный, углы его несколько скруглены. Северная стена плавно переходит в подтреугольный пилон. Угол, обращенный к дверному проему, также скруглен. У восточной стены находилась суфа шириной 60 см. Судя по завалу из кирпичей, упавших на торец, помещение имело сводчатое перекрытие. В юго-западном углу помещения при расчистке глинобитного пола был обнаружен хум. В 40 см к востоку от него, около южной стены открыта яйцевидная яма. Точно такая же яма открыта в северо-западном углу помещения. Обе ямы, вероятно, предназначались для хумов. В первый период жизни здания в помещении был произведен небольшой ремонт и некоторая реконструкция. Возле северной стены сооружена суфа, она перекрыла яму, из которой, по-видимому, к этому времени хум был уже извлечен.

К востоку от коридора находится другая комната (помещение № 1 на плане), она удлиненно-четырехугольной формы. Ее размер 9,3 X 3 м. Стены сложены из больших сырцовых блоков (80 X 40, 80 X 76, 60 X 40); блоки более крупных размеров составляют нижнюю часть стены. Верхние части стен сложены из длинномерных кирпичей. В юго-западной части высота стен 2,3 м, в северо-восточной части, где стены разрушены современной ямой, высота их равна 1,30—1,40 м. Помещение было перекрыто коробовым сводам. Пята его сохранилась на южной стене. Глинобитный пол с включениями мелкой гальки имеет зеленоватый цвет и хорошо утрамбован. К южной стене у дверного проема пристроен прямоугольный пилон, сохранившийся только в нижней части. Вдоль северной стены тянется суфа, сложенная, как и стены, из крупных блоков. Высота суфы 40 см, ширина в западной части 80 см, а северо-восточной 1 м.

К западу от коридора находится только одно помещение № 5, в плане четырехугольной формы размером 4,2 X 2,4 м. Стены очень плохой сохранности. В восточной части высота их равна 0,7—0,8 м, в западной — 0,4— 0,48 м. Пол глинобитный с известковыми включениями и следами огня. Около южной стены расположена суфа шириной в восточной части 68 см, в западной — 40 см.

Два помещения (№ 6 и 7) расположены по углам здания, с остальными комнатами они не связаны. Помещение № 6 находилось в восточном углу здания, у самого края холма. Восточная и южная стены его не сохранились. Пол глинобитный, хорошо утрамбованный, с включением древесного угля и извести. В северо-западном углу на полу большое зольное пятно. Назначение этого помещения не ясно. В западном углу здания открыто помещение № 7. Оно почти квадратное в плане, вход в него с севера. У южной стены расположена невысокая суфа шириной 40 см. Глинобитный пол местами сильно прокален. Помещение было заполнено завалом из обломков кирпичей, глины, супеси; над полом завал состоял из рыхлой супеси и древесного тлена.

В северо-западной части тепе были зачищены внешние контуры западной и частично северной стен здания. Обе стены зачищены до платформы, на которой они возведены. У северной стены на расстоянии 2,70 м от угла открыт стенной очаг, аналогичный обнаруженным в коридоре. Стенки и под его сильно прокалены, что свидетельствует о длительном и интенсивном его использовании. Никаких построек, с которыми можно было бы связать этот очаг, не обнаружено. Вероятно, он использовался для приготовления пищи в летнее время.

Хотя стены и сохранились местами на достаточную высоту, окна не обнаружены. Очевидно, освещение осуществлялось через световые люки в крыше. Этот наиболее распространенный способ освещения отмечен на многих среднеазиатских памятниках, относящихся к различным эпохам. Другой способ освещения комнат — через дверные проемы, когда они выходят в открытые внутренние дворики или айваны, едва ли применялся, так как двери всех комнат в описываемом здании выходят в коридор.

Стенные очаги-ниши не имели широкого распространения. В первые века н. э. в Средней Азии наиболее распространенным был очаг-площадка и прямоугольный очаг, окруженный невысоким валиком 2. Такой формы очаг был открыт нами в здании IV — начала V в. на городище Майда-тепе (южная Фергана) в 1964 г. На средневековых памятниках Ферганы и восточной Усрушаны были распространены пристенные очаги подковообразной формы. Стенные очаги, кроме Карабулака, известны только в Пенджикенте. Поскольку они служили не только для обогрева помещений, но и для приготовления пищи, они располагались в передних и коридорах. Для отопления применялись переносные очаги — толстостенные жаровни 3. Обломки их найдены во всех открытых помещениях.

Причина разрушения здания пока не ясна. Судя по находкам и характеру завала, можно предположить, что здание было оставлено жителями, но пустовало недолго. Новые обитатели произвели ремонт и небольшую реконструкцию. Перестройки коснулись лишь южной части здания. Очевидно, во второй период жизни здание имело плоское перекрытие, об этом свидетельствуют находки дерева и древесного тлена в завалах всего здания. Поэтому отпала необходимость в сооружении толстых стен, служивших опорой своду. В толще стены, разделявшей помещения № 1 и 4, было вырублено четырехугольное помещение, длиной 4 м и шириной в восточной части в 0,92 м, а в западной — 1,32 м. Дверной проем соединял это помещение с помещением № 4. Стены, сохранившиеся в высоту на 77 см, сильно прокалены; в заполнении комнаты найдено большое количество фрагментов кухонной посуды.

В помещениях № 1, 4 и в коридоре завалы, образовавшиеся в результате разрушения, были разровнены и утрамбованы, образовалась новая жилая поверхность. Ниша в северной стене коридора была заложена кирпичами. В помещении № 3 возведена дополнительная стена, отгородившая наиболее разрушенную южную часть от остального помещения (эта стена на плане отмечена пунктиром), в результате чего образовался узкий коридор.

Видимо, второй период жизни в здании был недолговременным, его разрушению предшествовал пожар, следы которого отмечены при раскопках во всех помещениях. С этим периодом связано большее количество находок.

Найдено значительное количество керамики, которая расчленяется стратиграфически, но типологически она едина для обоих горизонтов. Посуда по назначению делится на три категории: тарную, кухонную и столовую (рис. 46).

Первая категория малочисленна; она представлена обломками стенок и венчиков хумов и одним целым сосудом, открытым в помещении № 4. Все хумы лепные, имеют невысокое вертикальное горло с утолщенным венчиком. Горло резко переходит в широкое яйцевидное тулово. Аналогичные хумы известны в коллекциях Ак-тепе (Баткен VII—VIII вв.) 4 и в замках Исфанинского р-на 5.

Вторая категория керамики — кухонная — наиболее многочисленна. Она изготовлена из грубого теста с примесью очень большого количества песка и толченой ракушки, представлена сосудами двух форм: 1) корчаги или горшки больших размеров. Диаметр устья 16—25 см. Невысокое горло с утоньшенным венчиком, иногда конической формы, резко переходит в шаровидное тулово. В отдельных случаях тулово украшено углубленным орнаментом (рис. 46, 13); 2) котлы сферической формы, слегка приплюснутые сверху. Венчик не выражен, край обрезан. На отдельных сосудах намечается упор для крышки, который получил широкое распространение в средневековой посуде 6. Все котлы имеют большие размеры. Диаметр их устья 20—22 см (рис. 46, 12).

Рис. 46. Карабулак. Керамика из раскопок замка. 1—4 — миски; 5 — тонкостенный горшочек; 6—9 — небольшие корчаги; в — фрагмент горшка; 7—11 — сосуды для воды; 12, 13 — кухонные сосуды; 14 — жаровня

Рис. 46. Карабулак. Керамика из раскопок замка. 1—4 — миски; 5 — тонкостенный горшочек; 6—9 — небольшие корчаги; в — фрагмент горшка; 7—11 — сосуды для воды; 12, 13 — кухонные сосуды; 14 — жаровня

Столовую посуду составляют чаши разных форм, небольшие горшочки, корчаги. Большая часть посуды покрыта красным ангобом с оранжевым оттенком. Миски можно разделить на две группы. Первая, наиболее многочисленная, представлена мисками полусферической формы, с плоским дном. Все миски тонкостенные. Диаметр их 16—20 ом (рис. 46, 2, 3). Вторую группу составляют чаши больших размеров с невысоким бортиком, край которого округлен и отогнут наружу. Усеченный конический корпус чаш имеет округлое очертание и сильно расширен кверху (рис. 46, 1, 4).

У небольших корчаг или горшочков невысокое горло расширяется книзу и плавно переходит в широкое, почти шаровидное тулово, край утоньшен и слегка отогнут наружу. В месте перехода от горла к тулову в одних случаях утолщенная нижняя часть горла образует небольшой уступчик (рис. 46, 5, 9), в других — невысокий валик опоясывает верхнюю часть тулова.

Ряд небольших красноангобированных горшочков имеет сильно отогнутые прямоугольные в сечении венчики.

Особую группу посуды составляют сосуды для воды. К ним относятся большие корчаги с невысоким горлом, плоский край которого оттянут, образуя небольшой треугольный выступ. Горло плавно переходит в широкое яйцевидное тулово, расширяющееся книзу. В верхней части тулова находятся парно расположенные прямоугольные ручки с отверстием для продевания веревки (рис. 46, 7). К этой же группе, очевидно, относятся корчаги средних размеров с утоньшенным подтреугольным в сечении венчиком, опоясывающим широкой полосой устье сосуда. Невысокое горло корчаг переходит в широкое тулово (рис. 46, 10). Для воды использовались сосуды с очень узким невысоким горлом и широким туловом (рис. 46, 11).

Для Ферганы первых веков нашей эры характерна посуда, покрытая плотным блестящим красным ангобом, напоминающим античный красный лак. Такая посуда встречается на всех памятниках первых веков н. э. в Фергане. Большая часть столовой посуды, найденной в Карабулаке, также покрыта красным ангобом. Она обнаруживает сходство с тонкостенной керамикой поселений в Исфанинской котловине, в долине р. Ходжа-Бакырган, на памятниках в р-не Баткена 7 и Исфары 8. В то же время в коллекции из Карабулака нет характерных для Ферганы первых веков н. э. тонкостенных чаш с перегибом, нет также и посуды с процарапанным орнаментом. Ангоб, покрывающий посуду, очень плохого качества, с оранжевым оттенком. Подобный ангоб встречается на посуде V—VIII вв. В частности, в коллекции из верхнего слоя Ак-тепе (Баткен) имеется посуда, покрытая таким ангобом.

Кухонная лепная посуда местного производства не находит аналогии в памятниках Ферганы; нет аналогий и корчагам с подтреугольным венчиком. По-видимому, эта местная форма характерна для памятников юго-западных предгорий Ферганы. Как видно, керамика обнаруживает сходство как с посудой первых веков н. э., так и с раннесредневековой.

Поселения первых веков н. э. как в предгорных районах, так и в самой Фергане изучены еще недостаточно. Но тот незначительный материал, который есть в нашем распоряжении, позволяет предположить, что планировка карабулакского здания отличается от планировки жилых домов первых веков н. э. в Фергане. В центре большого дома, раскопанного на городище Майде-тепе, находится большой парадный зал, вокруг которого группируются хозяйственные и жилые помещения 9.

Планировка, открытая в Карабулаке, характерна для раннесредневековых зданий. Аналогичный план имеет раннесредневековый замок Калаи-Боло, где по обе стороны от длинного осевого коридора располагаются узкие коридорообразные помещения 10. Здания с делением на две половины раскопаны в Шахристане. В замке Тирмизак-тепе, сооружение которого относится к VII—VIII вв., удлиненные прямоугольные комнаты располагаются по обе стороны от осевого коридора 11. В замке Урта-Курган парадные и жилые комнаты также расположены по обе стороны коридора 12. Аналогичную планировку имеют раннесредневековые замки в верховьях Зеравшана, в частности замок на горе Муг. Такая планировка типична для усадеб афригидских замков Хорезма. В более позднее время она прослежена в усадьбах XII—XIII вв. (Кават-кала). В Хорезме такая планировка жилого дома доживает до настоящего времени. Туркменские и узбекские усадьбы (хаули) делятся длинным коридором (дализом) на две половины; по обе стороны от коридора расположены жилые комнаты 13.

Не только планировка, но и строительные приемы и материал, использованные при постройке карабулакского здания, характерны для сооружений середины I тысячелетия н. э., что позволяет датировать открытое нами здание серединой I тысячелетия н. э., точнее V—VI вв.

Раскопанное здание, вероятно, было жилым домом, замком, в котором жила одна семья. В случае военной опасности замок становился крепостью, его стены были надежной защитой для обороняющихся. Расселение домами-усадьбами было характерно для Ферганы первой половины I тысячелетия н. э. Но замки и усадьбы не были единственным типом поселений. Они, как правило, располагались поблизости от городов, составляя их округу. В середине I тысячелетия, в пору становления феодализма, когда центр экономической жизни во многих районах Средней Азии перемещается из города в деревню, замки и неукрепленные поселки, расположенные вокруг них, являются ведущим типом поселений. Замок — резиденция местного дехкана, в случае военной опасности становится убежищем для населения всей округи. Такой тип поселений отмечен С. П. Толстовым в Хорезме, Е. А. Давидович и Б. А. Литвинским в районе Исфары, нами в соседних с Исфарой районах Баткена и Ляйляка, Н. Негматовым в Шахристане.

К содержанию 108-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Ю. Д. Баруздин, Г. А. Брыкина. Археологические памятники Баткена и Ляйляка. Фрунзе, 1962, стр. 101—121; Г. А. Брыкина. Раскопки на городище Карабулак в 1961 —1962 гг.— КСИА, вып. 98, 1963, стр. 116 и сл.
  2. В. Л. Воронина. Черты раннесредневекового жилища Средней Азии. — СЭ, № 6, 1963.
  3. Н. Негматов. О работах Ходженско-Усрушанского отряда в 1965 г.— Сб. «Археологические работы в Таджикистане в 1956 г.» Сталинабад, 1959, стр. 120.
  4. Ю. Д. Баруздин, Г. А. Брыкина. Указ. соч., стр. 97, рис. 3.
  5. Е. А. Давидович, Б. А. Литвинский. Археологический очерк Исфаринского района. Сталинабад, 1955.
  6. Ю. Д. Баруздин, Г. А. Брыкина. Указ. соч., стр. 116, рис. 8 и 1.
  7. Ю. Д. Баруздин, Г. А. Брыкина. Указ. соч.
  8. Е. А. Давидович, Б. А. Литвинский. Указ. соч.
  9. Раскопки в 1964 г.
  10. Е. А. Давидович, Б. А. Литвинский. Указ. соч.
  11. Н. Негматов, Т. И. Зеймаль. Раскопки Тирмизак-тепе.— ИАН ТССР, серия обществ, наук. Сталинабад. 1961, 1 (24).
  12. Н. Негматов, Е. Д. Салтовская. О работах Ходжентско-Усрушанского от¬ряда в 1960 г.— Сб. «Археологические работы в Таджикистане в 1960 г.». Душанбе, 1962.
  13. С. П. Толстов. По древним дельтам Окса и Яксарта. М., 1962, стр. 257.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика