Средний бронзовый век в пределах Циркумпонтийской металлургической провинции

К оглавлению книги / К следующей главе

Средний бронзовый век связан со второй фазой в развитии ЦМП и датируется в системе традиционной хронологии последней третью III — первой третью II тыс. до н.э. Однако изучение материалов разных регионов обнаруживает «плавающий» характер его финальной границы. К примеру, в Закавказье и Северно-Западном Причерноморье он завершает свое развитие не ранее середины II тыс. до н.э.

В среднем бронзовом веке территория провинции заметно расширяется к северу. Южные пределы ЦМП остаются прежними.

В начале среднего бронзового века в центральных очагах ЦМП сохраняется традиционный набор ведущих типов орудий труда и оружия: втульчатые топоры, черенковые ножи, шилья, долота с упором, плоские тесла. К концу среднего бронзового века разнообразие форм инвентаря заметно возрастает, особенно в типах втульчатых топоров. Это вызвано появлением новых технологий их отливки. На смену открытым двустворчатым литейным формам со вставным стержнем приходят двустворчатые формы полузакрытого и закрытого типов, которые заполняются металлом через узкую щель или особый канал (литник). Закрытая форма позволяла получать очень сложные по конфигурации топоры. Вариабельность орудий возрастает, прежде всего, за счет изменения формы их втулок и обухов. Опускание вниз обуха топора по отношению к его корпусу приводит к появлению орудий «вислообушного» типа. Кроме того, втулка часто удлиняется по сравнению с клином и получает своеобразное трубчатое завершение.

С отливкой топоров сложных разновидностей (вислообушных, трубчатообушных) связывается начало употребления в пределах ЦМП оловянных бронз. Последние, наряду с многокомпонентными сплавами на основе меди с добавками олова, мышьяка и сурьмы, получают распространение на Кавказе, отчасти в Малой Азии и Балкано-Карпатье, сосуществуя здесь с мышьяковыми бронзами. Медно-мышьяковые сплавы сохранили доминирующее положение в степной зоне Северного Причерноморья, а на Южном Урале, в Среднем и Нижнем Поволжье чрезвычайно живучими оказались изделия из чистой меди.

Северная часть Циркумпонтийской металлургической провинции в среднем бронзовом веке. Археологические культуры, памятники и очаги металлопроизводства: 1 — культура Трои II-III (очаг металлургии); 2 — памятники Центральной Анатолии (очаг металлургии); 3 — североболгарский очаг; 4 — карпато-трансильванский очаг; 5 — среднедунайский очаг; 6 — катакомбные культуры (два очага металлообработки); 7 — северокавказская культурная область (два очага металлообработки); 8 — триалетская культура (очаг металлургии); 9 — полтавкинская культура (очаг металлургии); 10— фатьяновско-балановская культура (очаг металлургии); 11 — границы ЦМП; 12— предполагаемые границы ЦМП

Северная часть Циркумпонтийской металлургической провинции в среднем бронзовом веке. Археологические культуры, памятники и очаги металлопроизводства:
1 — культура Трои II-III (очаг металлургии); 2 — памятники Центральной Анатолии (очаг металлургии); 3 — североболгарский очаг; 4 — карпато-трансильванский очаг; 5 — среднедунайский очаг; 6 — катакомбные культуры (два очага металлообработки); 7 — северокавказская культурная область (два очага металлообработки); 8 — триалетская культура (очаг металлургии); 9 — полтавкинская культура (очаг металлургии); 10— фатьяновско-балановская культура (очаг металлургии); 11 — границы ЦМП; 12— предполагаемые границы ЦМП

Внедрение в производство оловянных бронз явилось важным техническим достижением. Эти бронзы отличались прекрасными литейными свойствами в сочетании с высокой ковкостью. Они обладали явными преимуществами перед бронзами мышьяковыми, поскольку не меняли исходный
состав при нагреве и поэтому оказывались прочнее и тверже их. Кроме того, они не были токсичными, что и предопределило основную причину их популярности.

Другим важным событием второй фазы развития ЦМП стал скачкообразный рост масштабов горно-металлургического производства. Его продукция в сравнении с ранним бронзовым веком возрастает в среднем в 4-5 раз.

Эти перемены сопровождались существенными этнокультурными изменениями. В Северном Причерноморье исчезают памятники ямной общности, усатовской культуры. На их прежней территории формируется массив культур катакомбной культурно-исторической общности. В предгорьях Северного Кавказа на смену ярким майкопским памятникам приходят скромные могильники, оставленные населением северокавказской общности. В Карпатском бассейне также возникает целая группа новых культур. Однако, невзирая на культурную трансформацию, экономическое и социальное развитие в северной зоне ЦМП на протяжении среднего бронзового века продолжает традиции, наметившиеся в предшествующий период.

Диагностирующие формы изделий среднего бронзового века в пределах Циркумпонтийской металлургической провинции: 1, 2 — закрытые литейные формы для изготовления топоров; 3— топор с длинной трубчатой втулкой; 4, 5, 12, 24, 25 — ножи-кинжалы двулезвийные; 6, 13—18 — топоры втульчатые; 7 — долото втульчатое; 8 — шило; 9, 10 — тесла; 11 — крюк; 19 — наконечник копья; 20-23 — украшения

Диагностирующие формы изделий среднего бронзового века в пределах Циркумпонтийской металлургической провинции:
1, 2 — закрытые литейные формы для изготовления топоров; 3— топор с длинной трубчатой втулкой; 4, 5, 12, 24, 25 — ножи-кинжалы двулезвийные; 6, 13—18 — топоры втульчатые; 7 — долото втульчатое; 8 — шило; 9, 10 — тесла; 11 — крюк; 19 — наконечник копья; 20-23 — украшения

Совсем иная картина наблюдается в южной зоне провинции. Здесь на смену культур с относительно нерасчлененной социальной структурой приходят культуры «социально ранжированные», демонстрирующие активно идущие процессы классообразования. Ярким свидетельством тому служат «царские» могилы Аладжа и Хороз-тепе в Центральной Анатолии, богатейшие клады, зарытые в момент гибели Трои II. Те же явления наблюдаются в Закавказье, где сооружаются огромные курганы типа Кировокана—Триалети, содержащие уникальные по богатству погребальные дары. Перестройка политических структур отчетливо прослеживается в среднеминойский период на Крите. Выражением огромной концентрации силы и богатства являются здесь монументальные дворцовые постройки Кносса, Маллии, Феста, поражающие богатством гробницы, храмовые сооружения. Как известно, дворцовый период Крита дал Европе первую цивилизацию бронзового века. Таким образом, в южной зоне ЦМП намечается крупный регион — Эгейский бассейн, Малая Азия, Закавказье, где социокультурные процессы приобрели, хотя бы в частичном выражении, сходную направленность.

Обратимся к Малой Азии. По-прежнему мощный металлургический очаг развивается на северо-западе Анатолии (в Троаде). По времени он охватывает период Трои II-III. Поселение Троя II возникло после разрушения Трои I. Следы какой-то катастрофы и появления новой культуры (Трои II) зафиксированы по всему западному и юго-западному побережью Анатолии, даже в тех районах, где культура Трои I была неизвестна. Неясна причина самой катастрофы — вызвана ли она военным нашествием племен, продвигавшихся с Балкан, или крупным землетрясением, охватившим все Восточное Средиземноморье. Как бы то ни было, новая культура мало связана с предшествующей.

Бронзовое оружие времени Троя II-III: 1-5— кинжалы; 6-10— наконечники копий; 11, 13, 14, 16— боевые топоры; 12, 15, 17 — секиры

Бронзовое оружие времени Троя II-III:
1-5— кинжалы; 6-10— наконечники копий; 11, 13, 14, 16— боевые топоры; 12, 15, 17 — секиры

Прежде всего, сама Троя II превращается в город, окруженный мощными каменными стенами, за которыми располагались как небольшие постройки, так и комплекс сооружений дворцового типа. Среди них — огромный мегарон длиной 35 м — вероятно, резиденция местного правителя и малые мегароны — возможно, храмовые комплексы. Некоторые исследователи полагают, что Троя II представляла собой царскую крепость в государстве, в состав которого входили, кроме Троады, Галлипольский полуостров и часть прибрежных островов Эгейского моря.

Блестящий расцвет бронзовой металлургии на западе Анатолии в период Трои II-III имеет множество доказательств. Появляются огромные серии бронзового оружия, орудий труда, украшений. Широко представлены кинжалы, боевые топоры, секиры, скипетры, копья с прорезями на пере, плоские тесла, ножи с дутообразноизогнутыми лезвиями. Впервые для их изготовления используются не только мышьяковые, но и оловянные бронзы. Серийное производство этих изделий в Трое II—III подтверждается находками множества литейных форм из глины и камня.

Троя II: золотая серьга-«корзиночка»

Троя II: золотая серьга-«корзиночка»

Высокого уровня достигло ювелирное искусство. В знаменитых 19 троянских кладах, найденных в конце XIX в. Г. Шлиманом, было обнаружено около 10 тысяч предметов, в основном золотых (сосуды, серьги, височные кольца, бусы, браслеты, булавки и пр.). Основная их часть связана с заключительным периодом существования Трои II. Керамика Культуры Троя II—III частично изготовлена на гончарном круге и обычно покрыта красной облицовкой. Формы посуды разнообразны: антропоморфные «лицевые урны», кувшины, кубки с двумя петельчатыми ручками, миски с одной или двумя ручками, сосуды в виде животных и др.

Еще один очаг металлургии действовал в среднем бронзовом веке в Центральной Анатолии. Здесь обнаружены богатейшие «царские» погребения. Наибольшую известность получили захоронения в местечке Аладжа Хейюк около Богазкёя. Эти могилы имели вид огромных прямоугольных ям с крупными камнями по краям. Поверх ям шел накат из деревянных балок; на них лежали ряды бычьих голов и ног — остатки погребальных пиршеств. В каждой могиле найдены скульптурные изображения быков и оленей, украшенные инкрустациями из золота и серебра. Они, по-видимому, помещались на концах деревянных штандартов, которые несли перед погребальными носилками. В каждом погребении находились и другие ритуальные предметы, в частности бронзовые ажурные «солнечные диски», украшенные по краям шумящими привесками в форме птиц и животных. К числу погребальных даров относятся два кинжала из метеоритного железа с позолоченными рукоятями, диадемы из листового золота с ажурными узорами, золотые фибулы различной формы, браслеты, тысячи золотых бусин, масса сосудов из бронзы, меди, золота и серебра.

Керамика культуры Троя II-III: 1, 2 — «лицевые урны»; 3 — кувшин; 4, 7 — кубки; 5, 8 — миски; 6 — аскос; 9 — крышка

Керамика культуры Троя II-III:
1, 2 — «лицевые урны»; 3 — кувшин; 4, 7 — кубки; 5, 8 — миски; 6 — аскос; 9 — крышка

Вооружение погребенных состояло из мечей, кинжалов, секир с зубчатым рабочим краем, наконечников копий. Близкие формы изделий известны и в других памятниках Центральной и Припонтийской Анатолии (Хороз-тепе, Махматлар). Многообразие и обилие открытых в них предметов из драгоценных металлов говорит о далеко зашедшем процессе имущественного и социального расслоения местного общества.

Сходные явления мы застаем и в Закавказье, где в среднем бронзовом веке развивалась триалетская культура. В истории триалетской культуры намечаются два хронологических этапа: ранний, беденский, и поздний, кировокано-триалетский. Веденские памятники известны только в Южной Грузии. Это курганы с крупными насыпями, иногда с каменными конструкциями. Они содержат захоронения на деревянных ложах, сопровождаемые посудой с чернолощеной поверхностью, изделиями из драгоценных металлов, повозками, жертвенными животными, человеческими жертвоприношениями (Бедени, Цноре, Ховле и др.). Чернолощеные сосуды с разными геометрическими узорами сходны с гончарными изделиями предшествующей куро-аракской культуры, по-видимому, сыгравшей решающую роль в формировании раннетриалетских комплексов. Металл беденского времени также перекликается с куро-аракским. Кроме традиционных для ЦМП форм изделий в беденских комплексах встречаются наконечники копий с гранеными черенками, типичные для куро-аракских древностей. Усложняется рецептура бронз. Кроме сплавов меди с мышьяком используются оловянные бронзы, а также многокомпонентные сплавы с добавками мышьяка, сурьмы и цинка. Очевидно, в это время начинается эксплуатация полиметаллических месторождений Малого Кавказа.

Единственное поселение беденского этапа — Бериклдееби близ Гори, где изучены остатки прямоугольных в основании жилищ, сложенных из камней. Вокруг них — керамика, предметы быта и культа.

Поздний этап, или период «цветущей поры» триалетской культуры, отмечен заметным расширением ее территории вплоть до Большого Кавказа на севере и правобережья Аракса, озер Ван и Урмия — на юге. Лучше всего исследованы погребения родовой знати. Они перекрыты огромными курганами с каменными насыпями. Под ними помещены глинобитные площадки, обширные могильные ямы или огромные погребальные залы со стенами, выложенными из камней и перекрытыми бревенчатым накатом. Умершего помещали в центре этих сооружений на деревянном ложе, иногда — на колеснице. Встречаются и трупоположение, и кремация. Вдоль краев или стен могил стояли роскошные чернолощеные или красные с черной росписью глиняные сосуды. Основу росписи составляли волнообразные линии («схема воды») и фигурки птиц. Среди погребального инвентаря — каменные стрелы, булавы, бронзовые котлы, серебряные и золотые украшения. Особую известность получили сосуды из драгоценных металлов. Так, в одном из курганов Триалети на юге Грузии обнаружены серебряное ведерко с чеканным изображением сцен охоты и золотой кубок, инкрустированный вставками из сердолика и бирюзы. Серебряный кубок из другого кургана украшен поясами чеканных рисунков: в верхнем показано шествие людей к божеству, сидящему на троне, в нижнем — вереница идущих оленей. Стиль изображений несомненно связан с хеттской традицией. Драгоценные сосуды и предметы типа триалетских известны сейчас во многих местах Закавказья — в Узунларе (Азербайджан), в местечке Карашамб и в Кировакане (Армения) и др.

На позднем этапе триалетской культуры сохраняется целый ряд форм, обычных для второй фазы развития ЦМП: черенковые ножи, шилья с упором, двулезвийные кинжалы, втульчатые топоры, кованые наконечники копий. Продолжается использование сложных сплавов на медной основе: с мышьяком, оловом, а иногда и с сурьмой.

Вещи из курганов Триалети на юге Грузии: 1 — золотой кубок со вставками из сердолика и бирюзы; 2 — серебряный кубок с чеканными изображениями; 3 — глиняный сосуд с черной росписью по белому фону; 4 — серебряное ведерко

Вещи из курганов Триалети на юге Грузии:
1 — золотой кубок со вставками из сердолика и бирюзы; 2 — серебряный кубок с чеканными изображениями; 3 — глиняный сосуд с черной росписью по белому фону; 4 — серебряное ведерко

Закавказский (триалетский) металлургический очаг был тесно связан с северокавказскими, сменившими майкопский. Один из них функционировал в Прикубанье, другой — в бассейне Терека. Культурная принадлежность действовавших здесь мастерских до сих пор окончательно не определена. Яркой особенностью северокавказских очагов является их продукция, которая состояла не только из орудий труда и оружия, но и из великолепного набора украшений. Значительная часть из них отливалась по восковой модели из высоколегированных мышьяковых бронз (до 20—30% мышьяка).

Бронзовые украшения терского очага: 1-3, 5, 6, 13— булавки; 4— подвеска-колокольчик; 7, 8, 14— медальоны; 9— височное кольцо; 10— браслет; 11, 12— бляхи

Бронзовые украшения терского очага:
1-3, 5, 6, 13— булавки; 4— подвеска-колокольчик; 7, 8, 14— медальоны; 9— височное кольцо;
10— браслет; 11, 12— бляхи

Многообразием форм отличались серьги, височные кольца, браслеты, детали костюма (пронизки, кулоны, бляхи, булавки). Часто они покрыты рельефным шнуровым или геометрическим орнаментом.

Под сильным кавказским влиянием развивалась металлообработка у населения Предкавказья и Северного Причерноморья, где в среднем бронзовом веке обитали катакомбные племена. Их памятники принято рассматривать в рамках катакомбной культурно-исторической общности, датируемой последней третью III — первой третью II тыс. до н.э. В пределах общности выделяют более десяти самостоятельных катакомбных культур. Различия между ними проявляются прежде всего в керамике, в некоторых категориях погребальных вещей, а также в специфике погребального обряда. Но есть у них и общая черта — захоронения в катакомбах, сооружениях из двух камер — ямы и боковой ниши (дромоса). Наряду с ними встречаются и иные формы погребальной практики, которые были унаследованы от предшествующего времени.

Основным источником по изучению катакомбной общности являются многочисленные курганные погребения. Ареал их на западе достигает Прута, на востоке простирается до Волги, на севере граница заходит в лесостепь, на юге охватывает все Предкавказье и Азово-Черноморскую степь. В отличие от погребений, поселения катакомбных племен крайне редки. В степной зоне это сезонные стоянки скотоводов у берегов крупных рек без следов жилых построек. В лесостепи на Среднем Дону, Северском Донце имеются стационарные поселки позднекатакомбного времени.

Центральное место в катакомбной общности занимает донецкая катакомбная культура. Ее памятники приурочены к бассейну среднего и нижнего течения Северского Донца, а также к правобережью Нижнего Дона. Большинство захоронений «впущено» здесь в курганы ямного времени. В катакомбу умершего обычно помещали в скорченном положении на правом боку лицом ко входу, посыпали красной охрой, а вход в дромос закрывали плитами, камнями, деревом или дерном. Погребенного сопровождал разнообразный инвентарь. Наиболее многочисленна керамика. Это округлобокие горшки с прямой шейкой и кубки, украшенные отпечатками шнура и гребенчатого штампа, образующими круги, сложные спирали, полукруглые фестоны, горизонтальные полосы, «елочку» и пр. Изредка встречаются курильницы — небольшие чаши с внутренней перегородкой на крестовидной ножке-подставке. Они могли использоваться для сожжения благовоний.

В могилах находят также изделия из кремня и камня: скребки, наконечники копий и стрел, навершия булав, топоры-молотки, песты, терочники. Но особенно много в них металла — орудий и украшений, которые до деталей копируют кавказские образцы (желобчатые долота, кинжалы, крюки с раскованными втулками, медальоны, подвески, бусы). Тесная связь с Кавказом подтверждается и использованием привозных мышьяковых бронз. При этом не вызывает сомнений самобытность местного очага металлообработки. Она проявляется в специфической форме донецких втульчатых топоров с укороченным клином (колонтаевский тип), в наличии серии погребений кузнецов и литейщиков (Пришиб, Краматорск и др.).

Погребальные сооружения (1) и сосуды (2-8) донецкой катакомбной культуры.

Погребальные сооружения (1) и сосуды (2-8) донецкой катакомбной культуры.

В пределах катакомбной общности функционировал еще один очаг металлообработки — манычский. Он связан с манынской (предкавказской) культурой, распространенной в Калмыкии, Ставропольском крае и части Ростовской области. Здесь известны своеобразные формы ножей, открыто и погребение литейщика (хутор Веселая Роща).

Модели хозяйства катакомбных племен определялись экосистемами степной и лесостепной зон. В степи укоренилась модель подвижного скотоводства кочевого типа, основанного на разведении крупного и мелкого рогатого скота. По сравнению с ямным временем используются не только пойменные, приречные, но и водораздельные пастбища. В лесостепи распространилась модель пастушеского, придомного скотоводства с преобладанием в стаде крупного рогатого скота и свиней. Часть населения перещла к оседлому образу жизни. Земледелие если и было, то имело в системе местного жизнеобеспечения подсобное значение.

Вопрос о происхождении катакомбной общности все еще остается дискуссионным. Обсуждаются автохтонная и миграционная теории ее возникновения. Наиболее обоснованной является точка зрения, согласно которой катакомбное население восходит генетически к ямному, испытавшему сильное миграционное воздействие популяций Предкавказья.

Изделия из погребений донецкой катакомбной культуры: 1,2 — шилья; 3 — долото с упором; 4 — крюк; 5 — тесло; 6-10 — ножи-кинжалы; 11 — втульчатый топор; 12 — форма для отливки топора

Изделия из погребений донецкой катакомбной культуры:
1,2 — шилья; 3 — долото с упором; 4 — крюк; 5 — тесло; 6-10 — ножи-кинжалы; 11 — втульчатый топор; 12 — форма для отливки топора

К северу от зоны распространения катакомбных племен в среднем бронзовом веке складывается фатьяновско-балановская культурно-историческая общность. Ее ареал связан с зоной широколиственных лесов Европейской России от Десны на западе до Камы и Вятки на востоке. Здесь выделяется несколько крупных локальных групп памятников. Одна из них — средне¬волжская — отождествлялась ранее с особой балановской культурой, родственной фатьяновской. Однако в настоящее время становится ясным, что различия фатьяновских и балановских памятников не выходят за рамки своеобразия локальных вариантов единой культурно-исторической общности.

Фатьяновско-балановские памятники обычно включают в пределы огромной области так называемых культур шнуровой керамики. Она охватывала Центральную и часть Северной Европы и лесную полосу Восточной Европы. Многочисленные параллели указывают, что основные связи фатьяновского населения уходят в западные и юго-западные районы этой области, в Южную Прибалтику, Поднепровье, Карпаты. По всей видимости, на рубеже III и II тыс. до н.э. именно отсюда начинают двигаться в восточном направлении значительные группы населения, составившие основу фатьяновско-балановской общности. Проникая в среднерусские леса, они занимают территорию обитавших здесь ранее поздневолосовских постнеолитических племен. На волосовских поселениях Волго-Окского междуречья иногда обнаруживают тонкий культурный слой, который связывают с пребыванием на них фатьяновцев. Однако в ареале балановской группы известны и стационарные городища и селища, на которых вскрыты остатки жилых, хозяйственных и оборонительных сооружений.

Некрополи в ареале этой общности, как правило, бескурганные, грунтовые. Подкурганные спорадически встречаются лишь в восточных районах, в Среднем Поволжье (Атликасы, Чурачики и др.), где связываются с особой атликасинской группой памятников.

Могильники неравноценны по числу погребений: наряду с небольшими известны очень крупные. К примеру, больше ста погребений насчитывается в Волосово-Даниловском и Балановском грунтовых кладбищах на Верхней и Средней Волге.

Захоронения в грунтовых некрополях, одиночные или парные, совершались в глубоких и крупных по размерам прямоугольных ямах, стены которых обкладывались деревом, а дно выстилалось досками, берестой. Погребенных посыпали белой известью, мелом или охрой. Их клали скорченно на боку: мужчин — на правом, женщин — на левом. В курганах атликасинской группы известны коллективные захоронения.
Мужские погребения (реже женские и детские) сопровождались каменными сверлеными топорами разнообразной формы (некоторые в профиль напоминают ладью), клиновидными кремневыми теслами, ножами наконечниками стрел и дротиков, костяными остриями, подвесками из янтаря и речных раковин, амулетами из клыков медведя и кабана.

Фатьяновская и балановская посуда отличалась, как правило, шаровидным или реповидным туловом, а атликасинская — бомбовидным, с высоким цилиндрическим горлом. Керамика обеих групп украшалась геометрическими зональными узорами из ромбов, треугольников, зигзагов,
выполненных зубчатым или гладким штампом, резными или прочерченными линиями.

Инвентарь фатьяновских могильников: 1-3 — сосуды; 4, 5 — кремневые наконечники стрел; 6 — кремневый нож; 7, 9 — янтарные привески; 8— ожерелье из костяных бусин; 10— амулеты из клыков кабана; 11 — костяная проколка; 12, 13 — каменные топоры; 14, 19, 20— медные наконечники копий; 15— каменный клиновидный топор; 16— медный втульчатый топор; 17 — медная подвеска; 18 — медное шило; 21 — манжетовидный браслет; 22— медное височное кольцо

Инвентарь фатьяновских могильников:
1-3 — сосуды; 4, 5 — кремневые наконечники стрел; 6 — кремневый нож; 7, 9 — янтарные привески; 8— ожерелье из костяных бусин; 10— амулеты из клыков кабана; 11 — костяная проколка; 12, 13 — каменные топоры; 14, 19, 20— медные наконечники копий; 15— каменный клиновидный топор; 16— медный втульчатый топор; 17 — медная подвеска; 18 — медное шило; 21 — манжетовидный браслет; 22— медное височное кольцо

Материалы поселений (Кубашевское, Васильсурское и др.) свидетельствуют о том, что в системе жизнеобеспечения ведущую роль играло придомное скотоводство. В стаде доминировали крупный рогатый скот и свиньи — основные источники мясо-молочной пищи. Скотоводство дополнялось охотой, рыболовством и собирательством.

Фатьяновцы и балановцы были первыми металлургами центральной и северо-восточной части Восточной Европы. Под их влиянием металл и металлообработка появились у местных постнеолитических племен. Горно-металлургическое производство активно развивалось только на востоке фатьяновско-балановского мира — в Нижнем Прикамье и Вятско-Камском междуречье. Именно здесь сосредоточены выходы медистых песчаников, плавка которых давала чистую медь. Отсюда она шла в западные районы общности. Продукция фатьяновско-балановского очага представлена втульчатыми топорами, коваными наконечниками копий, шильями, разнообразными украшениями (очковидные, проволочные и пластинчатые подвески, манжетовидные браслеты и др.). Технология отливки топоров соответствует стандартам ЦМП. Об этом свидетельствуют двустворчатые литейные формы из глины, обнаруженные в Волосово-Даниловском и Чурачинском могильниках.

Финал фатьяновско-балановского очага, видимо, совпал с распадом ЦМП, которая завершает свою историю в первой трети II тыс. до н.э. В это время складываются новые металлургические провинции, связанные уже с поздним бронзовым веком.

К оглавлению книги / К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1944 Родился Рик Эрс Фри Лики — кенийский палеоантрополог, автор многих открытий, сын Луиса Лики и Мэри Лики, муж Мив Лики.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика