Брайчевский М.Ю., Березовец Д.Т. К истории древнеславянского ювелирного ремесла

К содержанию 53-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В Институт археологии АН УССР поступили в 1949 г. два клада ювелирных вещей, датируемые VIII в. н. э. Один клад найден на Пастырском городище, где находки изделий ювелирного ремесла середины I тыс. н. э. отмечались неоднократно; другой — возле с. Харивки Путивльского р-на Сумской обл. 1. В состав кладов входили очень близкие (а иногда и абсолютно идентичные) вещи, благодаря которым вполне определенно устанавливалась принадлежность обоих кладов не только к одной эпохе, но и к одному культурному кругу, к единому культурному комплексу.

Вполне аналогичными оказались пластинчатые антропоморфные фибулы, браслеты с полыми расширенными концами, полые сферические серьги, украшенные зернью, и бубенчики. Аналогичными по форме и украшению были плоские серьги (иногда именуемые по месту находки серьгами «пастырского типа»), но они самым существенным образом отличались по технике изготовления.

Киевская инспекция пробирного надзора произвела определение пробы серебряных и золотых вещей из Пастырского и Харивского кладов. Установлены весьма любопытные данные относительно различия в пробе отдельных групп серебряных вещей; одни группы вещей отличаются низкой пробой драгоценного металла, другие, напротив, имеют очень высокую пробу. При этом, что особенно важно подчеркнуть, намечается определенная зависимость между пробой и техникой изготовления: вещи, изготовленные при помощи сложных технических приемов, как правило, имеют более высокую пробу.

Особенно показательны в этом отношении плоские сережки Пастырского и Харивского кладов (рис. 13). В Пастырском кладе было семь таких сережек 2. Они сделаны примитивным способом, путем литья по восковой модели. Все они поэтому массивны и до известной степени грубоваты. Однако формы их все же сложны и бесспорно имитируют ювелирные изделия, требующие более высокой техники. В частности, четыре из них украшены псевдозернью, повидимому, имитирующей настоящую зернь. Форма и отделка этих серег становятся вполне понятными при сравнении их с серьгами из Харивского клада и с несколькими серьгами из отдельных находок на том же Пастырском городище. Эти серьги изготовлены самыми сложными приемами ювелирного ремесла. Каждая из них состоит из нескольких деталей, соединенных друг с другом и сделанных из металлической пластинки. На поверхность деталей напаяны довольно сложные узоры из крошечных металлических шариков (зернь), крученой проволоки (скань) и т. д. Серьги этого типа достигают подчас подлинного художественного совершенства. Техника их изготовления (зернь и скань) в ювелирном ремесле более древнего времени (VI—VII вв. до н. э.) была распространена слабо, а в первые века н. э. совсем не известна. Она получает широ¬кое развитие только в эпоху Киевской Руси.

Не может быть сомнений, что литые серьги из Пастырского клада — подражание именно этому типу сережек.

При опробовании серебра, из которого изготовлены серьги Пастырского и Харивского кладов, установлена весьма существенная разница, особенно важная в связи с различной техникой изготовления вещей.

Серьги из Пастырского клада сделаны из низкопробного серебра (500— 600°), а из Харивского клада — из серебра очень высокой пробы (875— 916°). Только одна пара из них имела низкую пробу (500—600°), но она была позолочена. Таким образом, сложной технике соответствует и более высокая проба металла. Вещи из более ценного металла изготовлены при помощи несравненно более сложных, виртуозных технических приемов, отчего и ценность изделий, бесспорно, повышалась.

Несмотря на общность формы и художественно-композиционного решения, мы видим совершенно разные группы вещей, причем вещей безусловно синхронных. С одной стороны, дешевых, низкопробных и примитивных по технике производства изделий, предназначавшихся, очевидно, для удовлетворения спроса широких, менее зажиточных масс населения. С другой стороны, группа виртуозных, драгоценных ювелирных изделий, предназначавшихся для сбыта представителям наиболее богатой общественной верхушки, причем во втором случае техника изготовления исключает предположение о массовости производства. Возможно, вещи изготовлялись по специальным заказам.

Важно отметить, что на Пастырском городище было найдено несколько сережек (2—3) типа харивских; можно предположить, что и здесь такие серьги изготовлялись или, во всяком случае, находили себе применение. Однако гораздо большее количество обнаруженных литых серег свидетельствует о том, что более сложные и дорогие серьги, типа харивских, были распространены в несравнимо меньшей степени, чем литые.

Подобную же закономерность можно отметить и в отношении других категорий вещей.

Наиболее низкая проба (ниже 500°) характерна для вещей, изготовленных тиснением. Таковы фибулы и круглые подвески-дукачи, а также некоторые бубенчики из Пастырского клада. Это — наиболее дешевые изделия, требующие минимальной затраты металла и примитивных технических приемов.

Фибулы из Харивского клада отличаются более тщательной отделкой и имеют несколько более высокую пробу (500—600 ). Некоторые из харивских фибул с напаянными на щитках украшениями (два экземпляра), изготовленные с применением довольно сложной техники (скань), имели очень высокую (875—916°) пробу серебра (рис. 14—1).

Браслеты с расширенными, полыми концами, найденные в составе Пастырского (два экземпляра) и Харивского (один экземпляр) кладов, принадлежали к относительно дешевым изделиям, о чем свидетельствует сравнительно низкая проба (ниже 500° или 500—600°) и пустотелость расширенных концов, преследовавшая, очевидно, экономию серебра.

Рис. 13. Украшения из Харивского и Пастырского кладов: 1, 3 — сережки, украшенные сканью и настоящей зернью, и» высокопробного серебра (Харивский клад); 6—8 — подражающие им сережки из низкопробного серебра, литые по восковой модели (Пастырский клад 1949 г.); 4, 5 — сережки (золото) в виде пустотелого шарика, украшенные настоящей зерныо (Харивский клад).

Рис. 13. Украшения из Харивского и Пастырского кладов: 1, 3 — сережки, украшенные сканью и настоящей зернью, и» высокопробного серебра (Харивский клад); 6—8 — подражающие им сережки из низкопробного серебра, литые по восковой модели (Пастырский клад 1949 г.); 4, 5 — сережки (золото) в виде пустотелого шарика, украшенные настоящей зерныо (Харивский клад).

Браслеты со сплошными массивными концами, обнаруженные в Харивском кладе в количестве девяти экземпляров, были изделиями более дорогими, проба их несколько выше; четыре имели пробу 600—700° и пять 500—600°.

К числу дорогих изделий, отличающихся художественным выполнением, относятся также пустотелые сферические серьги, состоящие из нескольких частей и украшенные пирамидками настоящей зерни. Здесь опять-таки сложной, виртуозной технике и художественности исполнения соответствует высокая проба серебра: 875—916° (только в одном случае 500—600°).

Рис. 14. Фибулы из Харивского и Пастырского кладов: 1 — фибула, украшенная сканью из высокосортного серебра (Харивский клад); 2 — фибула из низкопробного серебра, украшенная тисненым орнаментом» имитирующим скань астырский клад).

Рис. 14. Фибулы из Харивского и Пастырского кладов: 1 — фибула, украшенная сканью из высокосортного серебра (Харивский клад); 2 — фибула из низкопробного серебра, украшенная тисненым орнаментом» имитирующим скань
астырский клад).

Шейные гривны, для изготовления которых требовалось много металла, различны по ценности материала. Из десяти гривен и их обломков (Харивский клад) пять были изготовлены из серебра очень высокой пробы (875—916°), три имели пробу 500—600°. Наиболее низкая проба отмечена для маленьких и менее массивных гривен. В этом же кладе обнаружен обломок гривны особого, характерного только для VIII в. н. э. типа: пустотелой, с поверхностью, художественно оформленной вытисненными ромбами. Изготовление таких гривен, насколько можно судить по обломку и по аналогии из Залесского клада 3, требовало довольно сложных технических приемов. Поэтому пустотелость вряд ли можно объяснить, как в отношении браслетов с расширенными концами, экономией материала. Важно отметить и высокую пробу использованного серебра: 875—916.

Наконец, к числу дорогих изделий следует отнести также некоторые предметы поясного набора, изготовленные сложной техникой (разумеется, не все, ибо речь идет о предметах утилитарного назначения). Так, в Харивском кладе найдены: пряжка, по предположению автора публикации, когда-то украшенная выемчатой эмалью 4, и застежка. Обе они имели пробу 875—916°.

Необходимо отметить также несколько золотых вещей, обнаруженных в Харивском кладе: четыре пустотелые сферические сережки, украшенные пирамидками настоящей зерни (по форме абсолютно подобные серебряным), и небольшой хомутик, одетый на кольцо. Харивское золото очень высокой пробы: 750—900° для сережек и 958° для хомутика. Эти предметы относятся к числу наиболее драгоценных из всего состава клада. Здесь опять-таки констатируем соответствие ценности металла и сложности техники изготовления художественному совершенству вещи.

Таким образом, анализ украшений из Пастырского и Харивского кладов и сопоставление техники выполнения и степени художественной законченности вещей, с одной стороны, и количества металла, употребленного на изготовление, и его полноценности — с другой, позволяют сделать важный вывод о дифференцированности древнеславянского ювелирного ремесла в VIII в. н. э.

Совершенно очевидно, что в это время мастера-ювелиры выпускали не однородную по ценности и качеству продукцию. Мы видим серии вещей, сравнительно дешевых, изготовляемых из низкопробного металла наиболее простыми приемами, и вещи художественные из полноценного серебра и даже золота, выполненные с применением сложной техники и несравненно более дорогие.

Конечно, сделанный нами вывод требует проверки на других материалах, относящихся к эпохе раннего средневековья. Многие вопросы, связанные с ювелирным ремеслом, еще остаются невыясненными.

В частности, нет данных для суждения о том, выходили ли и те и другие категории ювелирных изделий, о которых идет речь, из одних и тех же мастерских или же древнеславянские ювелиры делились на более квалифицированных мастеров, занимавшихся исключительно производством сложных дорогих предметов, и мастеров массовых дешевых вещей. Точно так же только лишь предположительно можно говорить, что виртуозные по оформлению дорогие вещи изготовлялись по индивидуальным заказам.

Проблема древнеславянского ювелирного ремесла в эпоху до сложения Киевской Руси заслуживает самого тщательного изучения на основе широкого привлечения фактического материала. Это — задача будущих археологических исследований.

Отмеченная закономерность позволяет сделать некоторые выводы и в отношении сложной социальной структуры древнеславянского общества. Уже сама разница в ценности ювелирных изделий, предназначавшихся для сбыта различным общественным слоям, позволяет говорить о наличии в славянском обществе VIII в. н. э. зажиточной верхушки, располагавшей средствами для приобретения драгоценных вещей, и менее имущих слоев населения, вынужденных довольствоваться суррогатами и имитацией драгоценностей, изготовленными из низкопробного серебра. Имущественное неравенство в древнеславянском обществе перед образованием Киевского государства становится очевидным при сравнении не только отдельных вещей, но и таких комплексов, как, например, Пастырский и Харивский клады.

Оба клада очень различны по своей материальной ценности: вес серебряных вещей из Харивского клада 1,5 кг, золотых около 40 г. Вес всех серебряных вещей Пастырского клада составлял лишь немногим более 250 г.

Вещи из Пастырского и Харивского кладов различаются и в качественном отношении. Пастырский клад включает главным образом дешевые изделия, примитивно изготовленные из очень низкопробного серебра. Это — пластинчатые фибулы без всяких накладок, браслеты с расширенными полыми концами, подвески-дукачи, литые серьги, бубенчики и т. д. Проба серебра этих вещей не выше 500—600°, большая же часть ниже 500°. Исключение составляют два обломка пустотелой сферической подвески, украшенной пирамидками настоящей зерни (проба 875—916°). Но эта серьга — единственная в кладе, к тому же обнаружена она (а вероятнее всего — попала в состав клада) не целой, а в виде разрозненных обломков.

Харивский клад состоит в значительной своей части из высокохудожественных вещей, изготовленных из полноценного металла: плоские серьги, позолоченные гривны, массивные браслеты, фибулы с накладками и т. д. Здесь же были найдены золотые изделия высокой пробы (875—958).

Можно предположить, что Харивский и Пастырский клады зарыты людьми разного социального положения. Харивский клад, повидимому, принадлежал представителю общественной верхушки, сосредоточивавшей в своих руках значительные богатства. Пастырский клад был зарыт представителем менее обеспеченных слоев древнеславянского общества.

Приведенные данные характеризуют отдельные черты еще очень слабо изученной эпохи, непосредственно предшествующей сложению Киевской Руси.

К содержанию 53-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. М. Ю. Брайчевський. Пастырський скарб 1949 г. Археологія, т. VII. Київ, 1952, стр. 161 —173; Д. Т. Березове ць. Харивський скарб. Археологія, т. VI, Київ, 1952, стр. 109—119.
  2. Правильнее сказать, сохранилось семь сережек, так как часть несомненно утеряна. Точно установлена потеря одной, но ввиду того, что четыре из семи были парными, а три других оказались некомплектными, можно полагать, что затерялось больше.
  3. J. Аrnеth. Die antiken Gold und Silber-Moniimente Miinz und Antiken Cabinettes in Wien. Wien, 1850.
  4. Д. Т. Березовець. Харівсьский скарб. Археологія, т. VI, Київ, 1952, стр. 116.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1842 Родился Адольф Бёттихер — немецкий архитектор, искусствовед, археолог, специалист по охране памятников истории, руководитель раскопок Олимпии в 1875—1877 гг.
  • 1926 Родилась Нина Борисовна Немцева – археолог, известный среднеазиатский исследователь-медиевист, кандидат исторических наук.
  • 1932 Родился Виталий Епифанович Ларичев — советский и российский археолог-востоковед, антрополог, доктор исторических наук, специалист по археологии чжурчжэней, автор работ по палеоастрономии.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика