А.П. Бородовский — Имитация кожаной посуды в керамике и ее возможные связи с миграциями древних культур (по материалам Верхнего Приобья)

К оглавлению сборника «Смена культур и миграции в Западной Сибири»

Керамика, ее форма и орнаментация достаточно чутко реагируют на изменение культурно-хозяйственной обстановки и перемещений носителей различных культурных традиций в определенном экологическом регионе. Такая точка зрения достаточно прочно устоялась в археологической литературе.

Продвижение и взаимодействие различных культур на уровне орнаментальных традиций неизменно приводят к тому, что заимствуется и перерабатывается лишь какая-то часть элементов, а остальные с вытеснением или ассимиляцией прежней культуры утрачиваются. При этом выбор заимствований во многом определяется «понятностью» и «функциональностью» орнамента в новых условиях. Походя из выявления таких заимствований, их пространственно-хронологической компановки исследователи строят схемы развития и основных связей изучаемой культуры, а также направления ее распространения (возможных миграций). С другой стороны, при культурном взаимодействии утраченные орнаментальные мотивы тоже несут важную информацию, т.к. позволяют предполагать, что именно было чуждо и непонятно пришельцам (т.е. вычленить «негативный индикатор»). Такие выводы, однако, возможны при достаточно определенной информационной нагрузке каждого из орнаментов и его смысловых корней.

В раннем железном веке для целого ряда южных степных культур «характерны имитации в керамике некерамических вместилищ (Подольский М.Л., 1979) из металла, кожи и других материалов.

В памятниках Средней Азии, Казахстана и Верхнего Приобья этой эпохи достаточно хорошо представлены керамические сосуды с орнаментом, имитирующим швы (Бернштам А.Н., 1952, Агеева, 1961; Завитухина М.П., 1966, Троицкая Т.Н., 1978; Бородаев В.Б., Кунгуров, 1982, Суразаков C.A., 1982, Уманский А.П., Брусник Н.Д., 1982, Бородовский А.П., 1984). Для бийского и березовского этапов Верхнего Приобья в распространении посуды о такой орнаментацией характерны определенные закономерности. Одна из них широкое и разнообразное распространение посуды о имитационным орнаментом внутри культур большеречинского круга в ограниченный хронологический период с IV по III вв. до н.э., другая закономерность проявляется на границах этих культур. Начавшийся в конце I тыс. до н.э. процесс столкновения и взаимодействия культур кулайского и большеречинского типов приводит к тому, что орнамент в виде имитаций кожаных вместилищ исчезаат и более не воспроизводится. Закономерен вопрос о причинах существования и исчезновения этого орнамента и его связях с миграциями древних культур. Рассмотрение такого вопроса оправдано и возможно, с точки зрения внутренних и внешних факторов.

Известно, что кожаная посуда — это, как правило, атрибут кочевой жизни или, по крайней мере, хозяйства, связанного со скотоводством (Тощакова Е.Д., 1976). По мнению ряда авторов (Троицкая Т.Н., 1976, 1981 Уманский А.П., 1982; Могильников В.А., 1981), скотоводство играло значительную роль на бийском и березовском этапах, причем было достаточно подвижным — полуоседлым. Это отчасти объясняется среднеазиатским культурным влиянием и возможным перемещением (подвижками) населения оттуда (Мартынов А.И., 1979; Могильников В.А., 1980; Уманский А.П., 1982). Вполне возможно появление и существование керамики с имитациями кожаной утвари отнести к элементам заимствований, на основе близости хозяйственного уклада культур бийского и березовского этапов Верхнего Приобья и их среднеазиатских соседей. Не исключено, что подобный способ орнаментации воспроизводил характерный среднеазиатский способ изготовления керамики на сшитых болванках, набитых песком. Это, тем не менее не снимает тезис о имитации кожаных фляг. Тщательный анализ «логики» построения орнамента, подчеркивание специфических конструктивных деталей для кожаной посуды (оси «жесткости» на тулове в орнаменте, «раскройные» клинья и др.) позволяют обоснованно выделить отражение техники раскроя кожи и конкретных типовых выкроек, хорошо соотносящихся с этнографическими материалами и подлинными кожаными сосудами из Пазырыкских курганов (Бородовский А.П., 1984).

При этих двух версиях достаточно четко «маркируется» направленность такой традиции от южных границ культур большеречинского круга во внутрь и далее на север в Новосибирское Приобье.

Общеисторические параллели наталкивают на мысль, что керамика, имитирующая кожаную посуду, выступает в качестве косвенного, индикатора конечных этапов миграций подвижных культур. Подобное явление достаточно хорошо зафиксировано и изучено на материалах культуры киданей. Заимствовав технические достижения китайцев в изготовлении фарфора, при переходе к оседлости (один из конечных этапов миграций), кидани стали изготовлять сосуды, по форме и орнаментации копирующие традиционные кожаные, не имеющие прямых аналогов в продукции сунских мастеров. Причем, детально воспроизводились именно швы, несущие теперь явно декоративную функцию. Близкие факты нa материалах керамики прослеживаются у средневековых венгров и в Туве уйгурского времени.

Конечно, соотнесение подобных процессов применительно к культурам бийского и березовского этапов Верхнего Приобья может быть принято с известной долей вероятности и оговорок. Тем не менее, изчезновение имитационных орнаментов при столкновении с инокультурной кулайской традицией выглядит достаточно показательно. Несмотря на наличие первоначальной двухкомпонентности и южных связей кулайской культуры Новосибирского Приобья, в том числе на материалах керамики (Троицкая Т.Н., 1976, 1979), отсутствие заимствований имитационного орнамента и типа сосудов, где он наносился (кувшины высокогорлые о шаровидным туловом), подчеркивает чуждость и «непонятность» этого мотива в новых условиях. Одна из основных причин этого, вероятно, иная хозяйственная ориентация пришлых носителей культуры кулайского типа, у которых центральную роль играла охота (Троицкая Т.Н., 1978).

Исходя из приведенных фактов, можно предположить, что керамика с имитацией кожаной утвари косвенно отражает внутренние и внешние миграции (подвижки) носителей бийского и березовского этапов Верхнего Приобья.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика