Борисковский П.И. Пушкаревское палеолитическое жилище

К содержанию 7-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

В 1938 г., во время раскопок палеолитической стоянки Пушкари I, расположенной на правом берегу Десны, недалеко от г. Новгород-Северска (Черниговская область УССР), были обнаружены остатки древнего жилища. 1 В 1939 г. эти остатки были вскрыты целиком, так что имеется возможность говорить об их общей планировке. 2

Культурный слой стоянки залегает на глубине ок. 1 м, на границе лёссовидного суглинка и супеси. На месте жилища культурный слой заполняет ясно выраженное и четко очерченное углубление (западину). Это углубление представляет собой основание древнего жилища. Оно имеет продолговатые, вытянутые с северо-запада на юго-восток очертания, отдаленно напоминающие прямоугольник. Длина его ок. 12 м, а ширина ок. 4 м. Таким образом, общая площадь жилища приближается к 50 кв. м.

На дне жилища находятся три очага, заполненные костным углем. Центральные части очагов, представляющие собой котлообразные углубления от 70 см до 1 м в поперечнике, имеют округлые очертания и расположены по длинной оси жилища (рис. 22). Толщина углистого слоя, заполняющего эти центральные части очагов, 10—20 см. Сами очаги имеют большие размеры, чем эти центральные линзы, и более расплывчатые очертания; их поперечник 1—2.5 м, а толщина зольного слоя, распространенного в них за пределами центральных линз, 2—5 см. При этом первый очаг (квадрат А9 и соседние) имеет небольшие размеры, очень близкие к размерам его центральной линзы. Второй очаг (квадрат Б6, В6 и соседние) довольно сильно расплылся в западную и в юго-восточную стороны от центральной линзы. Наконец, третий очаг (квадрат Д2, ДЗ и соседние) сильно расплылся в северную сторону от своей центральной линзы. Таким образом, очажные линзы, в которых зольный слой имеет наибольшую толщину, находятся не в центре очажных пятен, а у одного их края. В центре первого очага в дно его вертикально воткнута обожженная кость мамонта, ок. 15 см длины. По краям второго очага также вертикально воткнуты две кости 10—12 см длины.

Рис. 22. План жилища палеолитической стоянки Пушкари I. I - бивни мамонтов; II - кости мамонтов; III - зубы мамонтов; IV - очажные центры.

Рис. 22. План жилища палеолитической стоянки Пушкари I. I — бивни мамонтов; II — кости мамонтов; III — зубы мамонтов; IV — очажные центры.

На дне жилища вокруг очагов расположено свыше тридцати округлых ямок 10—12 см в поперечнике и ок. 10 см глубиной. Большинство из них слегка расширяется книзу. Они заполнены кремнями, угольками и кусками краски. В некоторых ямках под кремнями и кусками краски находились костяные изделия: лощила, палочки из бивня мамонта
с утолщениями и перехватами и заготовки из бивня мамонта в виде стерженьков. Такие находки были сделаны только в центральной части жилища, в ямках вокруг второго очага. Часть этих ямок с костяными поделками находилась и под расплывшимся зольным слоем второго очага (в тех местах, где он имел толщину 2—5 см). Очевидно, очаг первоначально занимал лишь небольшую площадь, а затем очажный слой расплылся, перекрыв существовавшие до того ямки.

Стенки углубления, служившего основанием жилища, имели в различных местах различный характер. Большая часть северо-восточной стенки от квадрата Б1 до Б8 очень пологая, так же как и юго-западная стенка на участках между вторым и третьим очагами. В остальных же местах стенки крутые, а кое-где (квадрат Ж101 и соседние, квадрат Б9 и соседние) поднимаются под прямым углом к поверхности дна жилища.

Дно жилища покрыто культурным слоем, включающим большое количество кремней и костных углей, а также кости мамонта, волка, лошади и других животных. Некоторые из костей обожжены. Многие из них носят следы древних сколов и срезов. Кости нескольких вол¬чьих лап, а также позвонки лошади лежали в анатомическом порядке. Эти кремни и кости залегали также и в толще очагов.

Несколько выше характер культурного слоя, заполняющего основание древнего жилища, постепенно менялся. На глубине 10—30 см над дном западина была заполнена большим скоплением костей мамонтов. Границы этого скопления в точности совпадали с границами западины. Скопление состояло исключительно из костей мамонтов. Кости других животных, залегавшие на дне жилища, выше совершенно исчезали. Кости принадлежали, по минимальному подсчету, шестидесяти пяти мамонтам (подсчет произведен по бивням в 1938 г. В. И. Громовым и И. Г. Пидопличкой и в 1939 г. — В. В. Карачаровским). Кости мамонтов носили явные следы отсортировки. Среди них преобладали бивни (ок. 150 экземпляров, из которых один достигал 2.45 м длины) и зубы. Зубы нередко сидели попарно в челюстях, причем решительно преобладали верхние челюсти и принадлежащие им зубы. Но альвеолы верхних челюстей, в которых помещались бивни, всегда были пустыми. Таким образом, прежде чем поместить бивни сюда, их извлекали из челюстей. Кости лежали в суглинке и в супеси среди кремней, костных углей и кусков красной и коричневой краски, довольно часто встречающихся в культурном слое стоянки. Многие из бивней лежали прямо над очагами, а кроме того, под многими из костей наблюдались небольшие зольные подстилки. Однако ни одна из этих костей не была обожжена. Очевидно, они попали сюда уже после того, как очаги потухли навсегда. Не носили кости и следов древних сколов и срезов, за исключением нескольких бивней, повидимому, продольно распиленных в древности. Многие из костей были окружены почти стерильным суглинком, не содержащим никаких находок, кроме изредка попадающихся кремней. Создавалось впечатление, что они заплыли этим суглинком. При взгляде на план бросается в глаза, что кости мамонтов, особенно бивни, группируются гуще всего в трех местах над очагами, а в промежутках между очагами костей несколько меньше. Однако никаких неремычек или подъема пола жилища в этих промежутках не прослеживается.

По краям западины в четырех местах (квадраты А4 — Б4, A6 — A7, Г6 — Г7 и Е101—Е1) в дно жилища были вкопаны верхние челюсти мамонта с торчащими в них зубами. Все четыре челюсти были вкопаны в совершенно одинаковом положении — вертикально, причем альвеолы, из которых перед этим были извлечены бивни, уходили в дно жилища, а жевательные поверхности зубов находились в вертикальной плоскости и были обращены во вне жилища. Таким образом, эти челюсти возвышались на несколько десятков сантиметров над полом жилища.

Скопление костей мамонтов целиком заполняло древнее жилое углубление и даже несколько возвышалось над его краями. Выше его культурный слой не прекращался, а шел примерно еще на 10 см вверх. Он был заполнен большим количеством кремней, а также крошек костного угля; нередко попадались в нем и кусочки краски. Такой характер культурный слой носил и за пределами скопления костей и западины, однако здесь его интенсивность и выраженность носили различный характер и по мере удаления от жилища очень быстро ослабевали. К северу, северо-востоку и востоку от западины культурный слой на протяжении нескольких метров был очень хорошо выражен, имел толщину ок. 15 см и был заполнен большим числом кремней (свыше 500 шт. на 1 кв. м) и угольков. К северу и к востоку от западины в 1—2 м от нее было прослежено также и по одному кострищу расплывчатых очертаний 2—3 м в поперечнике и до 5 см толщины. Эти кострища содержали очень много расколотого кремня, частично пережженного. Однако на расстоянии 3—5 м от западины интенсивность культурного слоя в этих направлениях резко ослабевала. Он превращался просто в горизонт залегания кремней, имеющий до 10 см толщины. К запад у же и к югу от западины культурный слой сразу за ее пределами потерял свою интенсивность и превратился в горизонт залегания кремней.

Такой характер носят остатки Пушкаревского палеолитического жилища. 3 Как они могут быть интерпретированы?

Большое углубление, имеющее площадь ок. 50 кв. м, с тремя очагами, расположенными на его дне, и с окружающими их маленькими ямками представляет собой, как об этом говорит прежде всего планировка очагов и их соотношение с контурами углубления, несомненно, основание большого коллективного жилища, слегка врытого в землю. Культурный слой, заполняющий дно этого жилища, представляет собой обычные остатки обитания: остатки трапезы (расколотые и обожженные кости животных) и остатки обработки кремня. Среди кремней, заполняющих культурный слой, преобладают отбросы производства; процент орудий невелик; их количество равно количеству нуклеусов. Маленькие ямки, расположенные вокруг очагов, являются в значительной своей части ямками-хранилищами для более ценных предметов. Четыре челюсти мамонта, вертикально вкопанные по краям жилища, вероятно составляли часть его конструкции. Возможно, что они поддерживали стенки жилища или нары внутри его.

Хотя дно жилища несколько углублялось в землю, большая часть его возвышалась над поверхностью земли. Вероятно, стены жилища были из шкур, подпираемых изнутри несколькими шестами, а также из сучьев и ветвей (рис. 23).

Скопление костей мамонтов, заполняющее жилище, не представляет собой палеолитических кухонных остатков обычного типа. Бивни, извлеченные из челюстей, и зубы не могли быть остатками трапезы. Кости носят следы отсортировки. Специально были выделены бивни и челюсти, по преимуществу верхние, т. е. остатки голов мамонтов. Едва ли это запасы кости для обработки. Слишком велико для этого скопление бивней и зубов и слишком мало была развита у обитателей стоянки, судя по дошедшим до нас находкам, обработка кости. Скорее всего скопление остатков черепов мамонтов имело культовый характер, было связано с тотемистическими представлениями. У многих современных примитивных племен кости убитого животного — тотема — складываются в определенном месте; нередко при этом кости подвергаются специальной сортировке; складываются только черепа, кости ног и т. п. Часто этот обряд связан с представлениями о возрождении животного.

Но если мы допустим, что скопление костей мамонта имеет культовое значение, встает вопрос: как попали эти кости на место жилища? Можно было бы предположить, что углубление, служившее первоначально основанием жилища, было впоследствии, после того как люди перестали жить на этом месте, использовано как культовое место.

В пользу этого предположения говорит то, что кости мамонта, хотя и лежат среди углей, прямо над очагами, совершенно не обожжены и попали сюда после того, как очаги потухли. Однако как в таком случае объяснить, что кости мамонта в пределах углубления группируются в трех местах, над тремя очагами и, таким образом с ними связаны?

Рис. 23. Опыт реконструкции палеолитического жилища в Пушкарях I. (Рис. В. Д. Запорожской).

Рис. 23. Опыт реконструкции палеолитического жилища в Пушкарях I. (Рис. В. Д. Запорожской).

Возможно, что жилая яма была использована как культовое место вскоре после того, как очаги потухли. Планировка жилища была еще в памяти людей, очаги были заметны, и складываемые кости намеренно группировались вокруг очагов. Возможно, что часть костей лежала на крыше жилища, которая состояла из трех конусов, и после оставления жилища людьми падала, группируясь вокруг очагов. Однако на крыше могла лежать лишь небольшая часть костей: слишком велика для этого тяжесть бивней и зубов мамонта.

Так может быть объяснено происхождение большей части костей мамонта, заполняющих жилище. Некоторые же кости, в частности кости конечностей мамонта в квадратах Б9, Б10, располагавшиеся в наклон¬ной плоскости, могли, подобно вышеописанным верхним челюстям, составлять часть конструкции жилища.

В истории этого места можно проследить и третий период. После того как западина была использована в качестве культового места, над ней отложился обычный культурный слой — остатки обычного обитания палеолитических людей, главным образом в виде обработанного кремня. Эти остатки, как мы видели, простираются и за пределы места жилища. Трудно сказать, к какому времени относятся два кострища, расположенные к северу и к востоку от жилища. Они могли гореть здесь и тогда, когда жилище было обитаемо, и впоследствии, когда жилище было оставлено.

Обработанный кремень, находимый в верхней части культурного слоя, имеет абсолютно тот же характер, что и обработанный кремень, находимый на дне жилища. Очевидно, вся история этого места, начиная с сооружения человеком здесь постоянного жилища и кончая временем, когда палеолитический человек совсем оставил это место, охватывает сравнительно небольшой временный промежуток. За время жизни здесь человека это место довольно сильно подвергалось размыванию, не повредившему, правда, основных культурных комплексов. О размывании свидетельствует наличие в культурном слое, особенно на его периферии, значительного количества окатанных кремней, а также чрезвычайно плохая сохранность костей, залегающих в культурном слое. Вероятно, и очаги на дне жилища подвергались размыванию, причем первый очаг, размеры которого очень близки к размерам его центральной линзы, подвергался размыванию в наименьшей мере. Он примыкает к довольно крутым стенкам жилища и, вероятно, был укрыт больше, чем второй и особенно третий очаг, площадь которого в несколько раз превосходит площадь его центральной линзы. Размыванием объясняется и широкое распространение обработанных кремней на территории стоянки. Они тянутся на площади, достигающей 30 ООО кв. м.

На этом мы заканчиваем настоящее предварительное описание Пушкаревского палеолитического жилища. 4 Отметим в заключение, что анализ культурных остатков, происходящих из стоянки Пушкари I, равно как и анализ ее геологических условий позволяют датировать ее ориньяко-солютрейской эпохой верхнего палеолита и считать одной из самых ранних верхнепалеолитических стоянок Украинской ССР (более древней, чем Мезин).

К содержанию 7-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. См.: Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях ИИМК, вып. II, с.тр 10—12.
  2. Раскопки 1939 г., как и 1938 г., производились отрядом Деснинской экспедиции ИИМК и Института археологии АН УССР.
  3. В этой заметке, носящей предварительный характер и преследующей ограниченную цель, мы намеренно не останавливаемся на разборе местоположения стоянки и ее общей планировки и не даем анализа происходящих оттуда культурных остатков.
  4. Подчеркнем предварительный характер излагаемых здесь выводов. Некоторые исследователи высказывают предположение, что бивни мамонта, заполняющие Пушкаревское жилище, в свое время составляли часть его конструкции и упали на очаги уже после того, как жилище было оставлено человеком.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика