Бобров В.В. К периодизации культур эпохи бронзы в Мариинской лесостепи

Бобров В.В. К периодизации культур эпохи бронзы в Мариинской лесостепи // Исторические чтения памяти М.П. Грязнова. — Омск: Изд-во ОмГПУ, 1987. — Ч. 1. — С. 116 — 119.

Современное состояние археологии степного и лесостепного Приобья и Хакасско-Минусинской котловины позволяет воссоздать общую схему культурно-исторического развития древних обществ от ранних форм социальных организаций до государственных образований, выявить общие и региональные закономерности исторических процессов, реконструировать социально-экономические и мировоззренческие стороны жизни. Это результат труда многих русских и советских учёных-археологов. Особое место среди них принадлежит Михаилу Петровичу Грязнову. Трудно переоценить его вклад в развитие сибирской археологии. Но особо хотелось бы отметить его участие и формирующую роль в деле создания классификации археологических культур двух крупнейших регионов Сибири.

На территории лесостепи, лежавшей между районами Верхней Оби и Среднего Енисея, недостаточно полно изученном в археологическом отношении, за последнее десятилетие исследовано более двадцати памятников, содержащих материалы от переходного времени к раннему металлу до поздней бронзы, Эти материалы являются той источниковой базой, которая позволяет дать схему развития культур эпохи бронзы в Мариинской лесостепи. Решение данной задачи невозможно без учёта позитивного опыта классификаций культур палеометалла сопредельных территорий и, прежде всего, Верхнего Приобья и Хакасско-Минусинской котловины.

Наиболее сложней до настоящего времени является культурно-хронологическая дифференциация материалов обширного периода от неолита до андроновского времени. Основываясь на характеристике керамики и её орнаментации и базируясь на методическом подходе, выработанном М.Ф. Косаревым, среди материалов доандроновского времени (в широком понимании этого термина) можно выделить в технике нанесении узора три традиции: накольчатую и отступающе-накольчатую, гребенчато-ямочную и гребенчатую. Первые две относятся к раннему палеометаллу. Возможно, что они составляет два хронологических этапа внутри одного периода. Для керамики, орнаментированной в отступающе-накольчатои технике, характерны баночные, плоскодонные формы, реже круглодокные; лчнейно-горизоктальное расположение орнамента, его зональность. Второй хронологический этап представлен плоскодонной посудой преимущественно баночной формы, украшенной по всей поверхности горизонтальными рядами оттисков гребенчатого штампа, чередующихся с рядами крупных круглых ямск. При этом продолжает существовать отступающе-накольчатая орнаментальная традиция.

О культурной принадлежности материалов первого периода пока говорить преждевременно. На данном уровне состояния изученности территории Мариинской лесостепи можно только ставить вопрос о выделении типов.
Окуневско-самусьское время характеризуется керамическими материалами, сочетающими гребенчатую и отступающе-накольчатую технику в декоре. Преобладающей является последняя. Довольно часто она представляет самостоятельный приём в украшении посуды плоскодонных баночных форм. Орнамент покрывает всю поверхность сосудов, включая дно. Эти материалы отличает горизонтальное или наклонное расположение узора, его зональная подчинённость. Орнамент нанесен палочкой, лопаточкой чаще, чем другими способами. Значительное место в орнаменте занимает насечки и «жемчужчик». При некотором своеобразии эти материалы (поселения Третьяково II, Смирновский Ручей I, Дворниково и др.) близки керамике крохалёвског типа, выделенного Н.В. Полосьмак, который, на наш взгляд, следует рассматривать, как самостоятельную археологическую культуру, единственное погребение этого времени найдено на поселении Третьяково II. Характеристика: неглубокая грунтовая яма подпрямоугольной формы, трупоположение скорчено на левом боку, ориентировано головой на юго-восток, сопроводительная инвентарь — баночной формы сосуд, орнаментированный в отступающе-накольчатои технике, костяной игольник и кусок охры. Признаки обряда погребения и инвентаря в основном не находят аналогов в культурах раннего палеометалла на сопредельных территориях. Можно полагать, что в окуневско-самусьское время в Мариинской лесостепи существовала самостоятельная культура, население которой контактировало в зоне Причулымья с окуневцами. Иной комплекс представляет керамические материалы, орнаментированные в гребенчатой технике. Оттиски вертикальные или наклонные, образующие горизонтальные ряды. А ряды оттисков шагающей гребёнки расположены горизонтально, под углом к венчику и перекрещивающиеся. С этой посудой встречается рассечённые гребенчатым штампом валики. По облику эта керамика напоминает посуду кротовской культуры, хотя и представляет, вероятно, её трансформированный вариант.

В период развитой бронзы рассматриваемая территория была освоена племенами андроновской (федоровской) культуры, о чём свидетельствуют поселения (Песчаное, Тамбарское водохранилище) и могильники (Большепичугинския, Михаиловский). В конце II тыс. до н.э. наблюдается эпизодическое проникновение в их среду населения еловской культуры (дворниковское поселение). А в северных предгорно-таёжных районах Кузнецкого Алатау под влиянием андроновцев формируется новая культура, представленная памятниками ингольского типа, для них характерны погребения близко от поверхности с укреплением стенок могилы плитами, трупоположение на спине о немного согнутыми в коленях ногами или на боку, ориентировка восточная или западная, сосуды горшковиднсй формы, украшенные в верхней части горизонтальной ёлочкой, выполненной гребенчатом штампом, и рядами ямок. Этот тип керамики по некоторым параметрам близок еловским памятникам. Ингольский тип памятников имеет, видимо, распространение в северных и предгорных районах бассейна Среднего Енисея.

В эпоху поздней бронзы и Мариинская, и Ачинская лесостепь являлись зоной контакта ирменского и лугавского населения. Причем на большинстве поселений представлены комплексы как той, так и другой культур. Только на поселении у Тамбарского водохранилища керамические материалы имеет синкретические черты. Не исключено, что несколько раньше лесостепь была освоена ирменцами. Затем в эту среду вторгается луганское население, где они существуют с первыми до VI в. до н.э. На заключительном этапе эпохи поздней бронзы в Мариинскую лесостепь проникает население северной западносибирской тайги, носители керамики с крестово-штамповой орнаментацией. Их влияние прослеживается далее на юг в археологических материалах минусинских степей и Тувы.

Многообразие типов археологических комплексов в эпоху бронзы иллюстрирует сложные этнокультурные и исторические процессы на территории, лежавшей между Обью и Енисеем, которая несомненно являлась связующим «коридором» этих двух важнейших в Западной Сибири историко-культурных регионов.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/bobrov-k-periodizatsii-kultur-epohi-bronzyi-v-mariinskoy-lesostepi/