Бобров В.В., Горяев В.С., Умеренкова О.В. Планиграфические особенности памятника Танай-12

Бобров В.В., Горяев В.С., Умеренкова О.В. Планиграфические особенности памятника Танай-12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Мат-лы Годовой итоговой сессии ИАЭТ Со РАН. Декабрь 2002 г. — Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО PAH, 2002. — Т. VIII. — С. 229 — 233.

Кузбасская археологическая экспедиция Кемеровского госуниверситета, а с 1995 г. совместной лаборатории археологии и этнографии ИАЭтСО РАН и КемГУ, 16 лет проводит полевые исследования памятников на территории Танайского археологического микрорайона. За этот период раскопки произведены на семи некрополях эпохи бронзы, некоторые из них исследованы полностью (Танай-1,2, Журавлево-4). Танай-12 выделяется среди могильников эпохи бронзы, расположенных на северном и западном берегу озера, аварийным состоянием и сложной планиграфией погребений. Как и на Танай-12, могильники, расположенные на пашне, имели остатки курганных насыпей, которые в меньшей степени разрушены в результате распашки. На некоторых из них (Танай 1,7) частично вскрыто межкурганное пространство, но следов погребений или иных сооружений, связанных с погребальным обрядом, на нем обнаружено не было. Раскопки его были начаты в 1999 г. B.C. Горяевым.

Могильник Танай-12 расположен на мысовидном участке пологого склона гривы, формирующей западный берега оз. Танай (Тогучинский район Новосибирская область). Всего на памятнике было выявлено 8 визуально различимых курганов, расположенных цепочкой по линии СЗ-ЮВ. В первый год полевых исследований стало ясно, что некоторые грунтовые и каменные сооружения могильника безвозвратно разрушены. Методика первоначального изучения памятника, при которой на центральном участке и западной периферии могильника были раскопаны курганы, имевшие остатки насыпи, предопределила его дальнейшее исследование сплошным раскопом. К настоящему времени на памятнике вскрыто около 5000 кв.м., что по предварительным оценкам составляет предположительно около половины его общей площади. Раскопами исследована центральная часть памятника от восточной до южной границ (рис. 1). Это позволяет сделать анализ планиграфии погребений с учетом их культурной принадлежности.

В ходе работ исследовано 106 погребений, из которых 32 находились под насыпями курганов, остальные же обнаружены в ходе сплошного вскрытия площади памятника. Основная часть погребений могильника Танай-12 относятся к андроновской культуре и культуре эпохи поздней бронзы, имеющей выраженные андроноидные черты. Одна группа погребений не имеет пока точной культурной идентификации и предположительно отнесена нами к эпохе ранней бронзы. Особняком стоит погребение, также не имеющее точной культурной атрибуции, в обряде которого прослеживается ряд признаков, характерных для окуневской культуры (Бобров, Горяев, 2000, 2001; Ковтун, Горяев, 2001,2002).

Рис. I. Ситуационный план могильника Танай-12.

Рис. I. Ситуационный план могильника Танай-12.

Основное количество андроновских погребений расположено на западной периферии памятника. Именно здесь располагались 6 из 8 визуально выраженных насыпей органов могильника, из которых исследовано 4 (курганы №№ 1, 2,5, 6). Кроме них найдены остатки двух каменных оград, над которыми по профилю бровок раскопа прослеживаются ранее существовавшие земляные насыпи. Пространство между курганами западной периферии занимают погребения детей, хотя и в самих курганах, под насыпью, но за пределами оград, детские погребения также зафиксированы. Описываемые курганы не образуют отчетливой системы.

Погребения андроноидной культуры сосредоточены на северо-восточной окраине памятника. Последний к востоку андроновский курган (№ 5) находится в 15 м от кургана № 3, где зафиксированы крайние западные погребения андроноидной культуры. Кроме кургана № 3 в центральной части памятника отчетливо прослеживалась насыпь кургана № 9, который также содержал погребения андроноидной культуры (22 погребения). Если на этом участке прослеживались курганные сооружения, то на остальной площади к востоку они отсутствовали. В ходе исследования этой восточной периферии памятника было выявлено несколько групп погребений взрослых людей, образующие ряды. Показательно наличие в некоторых случаях над погребениями золистой супеси, аналогичной той, которой были заполнены ограды курганов № 3 и 9 (Бобров, Горяев, 2000). Организация погребений в ряды, перекрытие их золистой супесью, позволяют интерпретировать данные группы погребений как курганы и дают возможность предполагать существование над ними курганной насыпи. Однако, есть погребения, которые вероятно были не связаны с курганной системой, но имели намогильные сооружения.

Курганы андроноидной культуры, содержащие, в основном, погребения взрослых людей расположены преимущественно на северо-восточной окраине памятника. Юго-восточную его часть занимает скопление одиночных погребений детей и взрослых. Небезынтересно то, что здесь же находится курган № 9, содержавший только детские погребения андроноидной культуры.

В восточной части площади могильника были исследованы 11 одиночных погребений, из которых одно погребение взрослого человека и 10 детских, относящихся к андроновской культуре. Данные погребения расположены без видимой системы.

На юго-восточном участке могильника в 2002 г. были обнаружены 6 сооружений, предварительно отнесенных нами к эпохе ранней бронзы. Сооружения представляют собой разомкнутые с противоположенных сторон рвы в плане подквадрагной формы, На площади, ограниченном рвом находилось от одной до трех могил. Вне рвов зафиксировано только одно погребение. Данная группа сооружений образует определенную систему в виде рядов. Отмечен случай перекрытия одного рва стенкой другого, что позволяет предположить изначальное существование над данными сооружениями грунтовой насыпи, не позволившей людям, сооружавшим более позднее погребения более точно определить границы раннего сооружения.

Полученные к настоящему времени археологические и стратиграфические данные позволяют утверждать, что на месте расположения памятника погребения совершали достаточно продолжительное время. Планиграфический анализ позволят сделать вывод о том, что в составе памятника четыре разных некрополя. При этом необходимо отметить, что фактов перекрытия погребений различных эпох нами не отмечено, не смотря на близкое их расположение и достаточно высокую концентрацию. Это может свидетельствовать в пользу того, что перерывы в бытовании кладбища на этом месте были хронологически относительно незначительными, при которых сохранялись видимыми грунтовые сооружения над погребениями.

Самые ранние из исследованных на данный момент погребений сконцентрированы на юго-восточной периферии могильника — вблизи береговой линии оз. Танай. Затем к северу и северо-западу от него стали сооружать детские грунтовые погребения, составившие сепаратное детское андроновское кладбище. Сложно ответить на вопрос — одновременно с ним существовал и курганный андроновский некрополь, расположенный выше по склону гривы, на западной периферии могильника, или нет? Позже пространство восточнее курганного андроновского кладбища было использовано для погребений андроноидной культуры.

Обращает на себя внимание распределение внутри могильника погребений сооруженных в каменных ящиках. Всего на данный момент их зафиксировано 4. 3 из них детские погребения андроновской культуры, одно погребение взрослого, имеющие схожие черты с окуневской культуры. Из них только одно детское погребение расположено в межкурганном пространстве на западной периферии могильника. Остальные находятся непосредственно вблизи береговой линии.

На современном этапе исследования памятника Танай-12 можно отметить особенности внутренней планиграфии только для кладбища андроноидной культуры, существовавшего на самом позднем этапе бытования могильника. По половозрастному признаку оно структурируется на две половины. В южной его части находятся, в основном, погребения детей и подростков. В северной части сосредоточено большинство погребений взрослых людей. Курганы андроноидной культуры, расположенные в прибрежной части не имеют остатков разграничения сакральной площади, а погребения в них расположены рядами. Курганы, содержавшие каменные ограды подквадратной формы, расположены дальше от озера, а погребения в них не обнаруживают какой-либо системы.

Более детальный планиграфический анализ могильника Танай 12 станет возможен при полном его исследовании. О перспективности данного метода при исследовании грунтового поликультурного могильника можно судить по аналогичной работе, проведенной по материалам памятника ЕК II (Погодин, 1987).

Примечания

Бобров В.В., Горяев B.C. Танай 12 — новый памятник эпохи бронзы в Кузнецкой котловине // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы Годовой юбилейной сессии Института археологии и этнографии СО РАН. Декабрь 2000 г.) — Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2000. — Т VI. — С. 226 — 230.
Бобров В.В., Горяев B.C. Андроновские погребения могильника Танай 12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы Годовой сессии Института археологии и этнографии СО РАН. Декабрь 2001 г.) — Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2001 -Т VII. -С. 240-243.
Бобров В.В., Горяев B.C. Погребение в каменном ящике могильника Танай 12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы Годовой сессии Института археологии и этнографии СО РАН. Декабрь 2001 г.) — Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2001.-Т. VII. -С. 244-249.
Ковтун И.В., Горяев B.C. Андроновские погребения с западного берега оз. Танай // Пространство культуры в археолого-этнографическом измерении Запад¬ная Сибирь и сопредельные территории Мат-лы XII ЗСАЭК, Томск, ТГУ, с.35-36.
Ковтун И.В., Горяев B.C. Могильник Танай 12 и культурно-хронологические особенности андроновской статуарной традиции // Историко-культурное наследие Северной Азии, Барнаул, АГУ, 2001, с.53-63.
Погодин Л.И. О планиграфии Еловского II могильника // Источники по истории Западной Сибири (история и археология), Омск, 1987, с. 26 — 38).

В этот день:

  • Открытия
  • 1934 Экспедиции под руководством французского археолога Андре Парро удалось открыть руины шумерского города Мари.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/bobrov-goryaev-umerenkova-planigraficheskie-osobennosti-pamyatnika-tanay-12/