Бобров В.В., Горяев В.С. Итоги полевых исследований памятника Танай-12

Бобров В.В., Горяев В.С. Итоги полевых исследований памятника Танай-12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск: ИАиЭ СО РАН, 2004. Том X. С. 189-193.

Летом 2004 года Кузбасской археологической экспедицией КЛАЭ СО РАН — КемГУ были полностью завершены полевые исследования курганного могильника Танай 12. начатые в 1999 году (Бобров. Горяев, 2000).

Памятник находится в Тогучинском районе Новосибирской области на западном берегу оз. Танай. Он расположен в прибрежной части на пологом склоне гривы, имевшего форму в виде мыса. На период начала полевых исследований могильник содержал только 8 визуально различимых курганных насыпей. Склон гривы пахали, что привело к уничтожению не только курганной архитектуры, но и разрушению многих сооружений, находящихся в гумусированном слое. Следы запашки были зафиксированы даже на материковом уровне. Несомнеино, в составе могильника было большее количество курганов, что удалось установить по оградам, рвам и планиграфически. В связи с современным состоянием памятника, начиная с полевых работ 2000 г., была избрана методика вскрытия памятника сплошной площадью. Всего в ходе полевых работ было исследовано 16 курганов, 159 погребений, как курганного, так и без курганного типа.

По культурной принадлежности в составе могильника выделены четыре группы погребений. Все они относятся к эпохе бронзы. На восточной периферии находятся сооружения эпохи ранней бронзы. Рядом с ними были расположены погребения андроновской культуры, представлявшие собой сепаратный грунтовый могильник. Основное количество андроновских погребений сконцентрировано в западной части могильника. В центре и на восточной границе памятника находились погребения постандроновского времени. На западной периферии к aндроновскому некрополю примыкают ирменские погребения. Более конкретная планиграфия памятника дана в одной из работ авторов (Бобров, Горяев, Умеренкова, 2002). Исключение составляет расположение ирменских захоронений, которые были обнаружены в 2004 г.

Погребении эпохи ранней бронзы. Данные захоронения образовывали компактную группу в восточной части памятника, не имевшей выраженных рельефных признаков на дневной поверхности. Группа представлена 8 сооружениями, представленных рвами. Рвы в плане образовывали подквадратную форму. С двух противоположных сторон на пространство сооружения были «вход» и «выход». Сооружения содержали 18 погребений. Захоронения совершены но обряду ингумации в грунтовой яме, пропорции которой соответствовали размерам тела человека. Погребения ориентированы по линии ССВ-ЮЮ3. Исключение составляет погребение подростка по рву. сориентированное В-3 и имевшее каменную засыпку В ряде случаев в заполнении были зафиксированы фрагменты древесного тлена и щепы. В двух случаях в изголовье погребенного присутствовала грунтовая подсыпка.

Отмечено одно парное захоронение взрослых людей. В остальных случаях погребения индивидуальные. Умерших помещали в могилу вытянуто, на спине, головой на ССВ. Практически во всех могилах нарушен анатомический порядок костей скелета.

Инвентарь, представленный в могилах, немногочисленный каменные наконечники стрел, бронзовые бляха, проколка, игла, подвески из зубов животных. Кроме того, во рвах обнаружены костяные изделия, в том числе наконечник стрелы, долото, и развалы двух сосудов. Сосуды баночной формы с плоским дном. Один из них орнаментирован в отступающе-наколчатой технике в сочетании с оттисками гладкого штампа, другой — зигзагом, выполненным зубчатым штампом, и наказами.

Данную группу погребений В.В Боров выделил в новый тип погребений эпохи ранней бронзы в верхнеобском регионе (Бобров, 2002).

Погребения андроновской (федоровской) культуры. К ним относятся 11 курганов и 29 погребений в межкурганном пространстве западной периферии памятника, и 11 погребений окружающие сооружения эпохи ранней бронзы. Из 11 могил восточной части раскопа, только в двух были погребены взрослых, в остальных дети. Видимой системы в их организации не обнаруживается. Только 6 курганов андроновской культуры имели явно выраженные курганные насыпи, в остальных случаях их можно было определить по остаткам оград, находившихся на материке и предматериковом уровне.

Курганы имели округлую форму Под насыпями находились ограды также округлой формы. Исключение составляет курган №6, имевший овальную форму и, соответственно, овальную ограду, сооруженную вокруг 3 погребений взрослых людей, расположенных в ряд, ориентированный по линии СЗ-ЮВ. Другим способом разметки сакральной площади кургана является ров, с установленными в нем вертикально жердями, зафиксированный в кургане 7, а также комбинированное сооружение подпрямоугольной формы кургана 15. состоящее изо рва и ограды. Детские погребения в межкурганном пространстве организованы в ряды, ориентированные СЗ-ЮВ. Взрослые межкурганные погребения, в основном, представлены отдельными могилами, над которыми, возможно, ранее существовала насыпь. В двух случаях на площади курганов обнаружены развалы баночных сосудов

Погребальные конструкции типичны не только для территории Кузнецкой котловины, но и в целом для восточного ареала существования андроновской (федоровской) культуры. Из особенностей нужно отметить частое употребление бересты для покрытия плах, перекрывающих погребение, наличие в одном случае каменного обелиска с приостенным концом и возведение рамы не на дне погребения, а на приступке, возвышающейся на 0.15-0.2 м над уровнем дна, ров с тыном, сосуды на плошали кургана.

Захоронения выполнены как по обряду ингумации. Трупосожжение на строне было зафиксировано только в цетральном погребении кургана №6, где кремированные останки взрослого человека располагались в СЗ углу погребения. Среди погребенных по обряду игумации есть случай вторичного захоронении. Погребенные по обряду трупоположения были помешены в могилу скорчено на левом боку, головой на ЗЮЗ.

Керамический комплекс типичен для памятников андроновской (федоровской) культуры, хотя в некоторых детских погребениях присутствуют «варваризированные» сосуды (Бобров, Горяев, 2001, 2003).

Погребении постандроновского времени. Всего иззучено 110 погребений этого периода. Погребения располагались под сохранившимися насыпями и в межкурганном пространстве. Системы и их пространственной организации зафиксировать не удалось, хотя существуют некоторые планиграфические особенности, в том числе связанные и с социальными признаками (Бобров, Горяев, Умеренкова, 2002),

Под сохранившимися насыпями были обнаружены ограды, имевшие подквадратную форму. В двух случаях удалось проследить «лучи» из вертикально установленных плиток, исходящие из углов оград. В ограде совершаюсь одно захоронение, остальные же, без видимой системы, помещались за ее пределами. Погребения на древней поверхности, не имеющие рельефных признаков, либо составляли ряды, ориентированные по линии ВЮВ-ВСЗ, либо располагались компактными труппами. Присутствуют и отдельные захоронения. Показательно наличие над рядами погребений золистой супеси, аналогичной той, которой были заполнены ограды курганов сохранивших насыпи.

Погребальный обряд данной группы отличается большой вариабельностью. Захоронения совершались на древней дневной поверхности и в фунтовых ямах, глубиной до 0.4 от материка. Погребения на древней поверхности осуществлялись в деревянных рамах, которые могли быть перекрыты жердями, либо сооружались без таких конструкций. Грунтовые погребения на уровне древней поверхности просто перекрывались жердями.

Основная часть погребений была совершена по обряду ингумациию Останки помещались в могилу скорченно, на левом боку, годовой на B-CВ. Существуют единичные случаи кремации и частичного обожжения на месте, вторичных захоронений, посмертных манипуляций под телом погребенного, в том числе и изъятие черепа.

Самой многочисленной категорией сопроводительного инвентаря являются сосуды. Основной мотив декора сосудов штрихованные треугольники, сочетания которых образуют «фестоны», «ленты», «пояса» по венчику и плечикам сосудов. Шейки оформлены рядами линий или «сеточкой». Орнамент, преимущественно, нанесен гребенчатым штампом, но иногда выполнен и техникой гладкого штампа. Многие сосуды имеют миниатюрные размеры, высотой от 3,5 до 7 см. На шейке сосудов этого типа часто встречаются противоположенные отверстия, которые могли служить для подвешивания.

Бронзовые изделия представлены, в основном, украшениями. В их число входят проволочные валютовидные спиральные перстни, браслеты со спиралевидными, противоположно закрученными, концами, колокольчиковидные подвески. Особо нужно отметить находки комбинированных украшений, состоящих из парного комплекта взаимопроникающих колец, бляшки пуговицы и составных подвесок, скомпинованных из бронзовых пронизей, бронзовых и перламутровых бусин (Бобров, Умеренкова, 2003).

Из костяных предметов отметим находки дугообразного псалия с выступами на внутренней стороне, фрагментов рогового трехдырчатого псалия, игольника из трубчатой кости, украшенного рядом бугорков (Бобров, Горяев. 2000). Каменные изделия представлены точильцамм.

Материалы ирменской культуры. В ходе полевых работ 2004 года к югу от кургана №2 (андроновской культуры) зафиксировано 2 ирменских погребения. Погребения находились в гумусированном слое и, в настоящий момент, полностью уничтожены вспашкой. Представлены скоплениями фрагментов костей человека, среди которых находились фрагменты керамики ирменского облика. Нужно отметить, что ирменские материалы на площади памятника были зафиксированы и раньше. К северу от андроновсного кургана №1 был найден фрагмент венчика, а в 15 м к ЮВ от кургана №2 найден развал сосуда.

Кроме того, на памятнике было зафиксировано погребение №15 с ярко выраженными чертами, присущими окуневской культуре (Бобров. Горяев, 2001а).

Могильник Танай-12 является единственным некрополем в Кузнецкой котонине, в состав которого входят погребения четырех культур эпохи бронзы. Итогом полевых исследований стало открытие нового типа погребений эпохи ранней бронзы. Значительно расширена источниковая база по погребальному обряду постандроновского времени юга Западной Сибири. Выявлены новые детали по погребальному обряду андроновской (федоровской) культуры. Уникальная сохранность деревянных конструкций андроновских погребений дала реальную картину обработки дерева в эпоху бронзы, позволив произвести комплексный анализ сооружения погребения почти на этнографическом уровне (Бобров, Мыльников, 2001).

Остаются невыясненными вопросы культурной атрибуции погребений ранней бронзы и постандроновского времени. Разрешение этой проблемы будет связано со специальными аналитическими исследованиями этого значительного археологического комплекса.

Примечания

1 Бобров И. К. Новый тип погребальных сооружений эпохи бронзы и верхнеобском регионе. // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибирb и сопредельных территорий (Материалы головой сессии ИАиОСО РАН 20021 ) Новосибирск. изд-во ИАиЗ СО РАН. 2002, т. VIII. с. 224-229.
2 Бобров В.В., Горяев B.C. Танай 12 новый памятник эпохи бронзы в Кузнецкой котловине // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы Головой юбилейной сессии Института археологии и этнографии СО РАН Декабрь 2000г) Новосибирск Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН. 2000 T.VI.- С. 226 240
4 Бобров В.В., Горяев B.C. Андроновские погребения могильника Танай 12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологни Сибири и сопрелельныч территорий (Материалы Годовой сессии Института археологии и этнографии СО РАН Декабрь 2001 г.) — Новосибирск Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН. 2001 -Т VII — С 240-244.
4 Бобров В. В., Горяев B.C. Погребение в каменном ящике могильника Танай 12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии С’нбнрн и сопредельных территорий (Материалы Годовой сессии Института археологии, этнографии СО РАН Декабрь 2001 г) Новосибирск Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН 2001а. Т. VII. С. 244-249.
5 Бобров В.В., Горяев B.C. Организация сакрального пространства в андроновских курганах могильника Танай 12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы годовой сессии СО PAН 2004 г. ) Новосибирск, изд-во ИАиЭ СО РАН, 2004. т IX.. ч I.e. 251-255
6 Бобров В.В, Горяев B.C.. Умеренкова О.В. Плаинграфические особенности памятника Танай 12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологни Сибири и сопредельных территорий (Материалы годовой сессии II АггЭ СО РАН 2002 г ) Новосибирск, изд-во ИАнЭ СО РАН. 2002, — т. VIII с 229-244
7 Бобров В.В.. Мыльников 8.П. Андроновские погребальные сооружения из дерева в горных экосистемах Южной Сибири // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы Годовой сессии Института археологии и этнографии СО РАН. Декабрь 2001 г) Новосибирск Изд- во Ин-та археологии и эт нографии СО РАН. 2001 — Т V11 С 220 224
8 Бобров В.В., Умеренкова О.В. Набор украшений эпохи поздней бронзы из могильника Танай 12 // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы годовой сессии ИАн.) СО РАН 2004 г.) Новосибирск, изд-во ИАиО СО РАН, 200.4, т IX ч 1. с. 260-264.

В этот день:

  • Открытия
  • 1934 Экспедиции под руководством французского археолога Андре Парро удалось открыть руины шумерского города Мари.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика
http://arheologija.ru/bobrov-goryaev-itogi-polevyih-issledovaniy-pamyatnika-tanay-12/