Бобров В.В., Фрибус А.В., Марочкин А.Г., Соколов П.Г., Баштанник С.В. Итоги полевых исследований памятника Исток (предварительное сообщение по материалам керамических комплексов)

В.В. Бобров, А.В. Фрибус, А.Г. Марочкин, П.Г. Соколов, С.В. Баштанник. Итоги полевых исследований памятника Исток (предварительное сообщение по материалам керамических комплексов) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. – Новосибирск, 2006. – Т. XII. Ч. I.

Летом 2006 года Кузбасская археологическая экспедиция завершила полевые исследования памятника Исток, начатые в 2005 году. Памятник Исток располагается на релке, в пойме правого берега р. Исток в Промышленновском районе Кемеровской области недалеко от озера Танай (юго¬западная часть Кузнецкой котловины, предгорья Салаирского кряжа).

В целом за два года полевых работ было исследовано 2 260 м2 площади. В течение двух полевых сезонов на памятнике были изучены зольник, 2 жилища, 47 объектов хозяйственного назначения, 9 погребений и культовое место.

Материалы памятника относятся к нескольким культурно-хронологическим периодам: эпохе поздней бронзы, переходному от бронзы к железу времени, раннему железному веку и эпохе средневековья.

Большая часть исследованных объектов и обнаруженного материала относится ирменской культуре эпохи поздней бронзы. С большой долей уверенности можно сказать, что с пребыванием ирменцев на этом памятнике связано два жилища, основная часть материалов зольника и, по всей вероятности, большинство хозяйственных ям.

Оба жилых сооружения были подпрямоугольной формы наземного каркасно-столбового типа. Площадь жилища 1 приблизительно 104,8 м2, а жилища 2 — 116,1 м2. Максимальная глубина котлованов соответственно 0,45 м и 0,3 м. В жилище выявлены очаги, комплекс столбовых и хозяйственных ям, в одном жилище колодец.

В юго-восточной части памятника был исследован достаточно большой зольник (из-за разрушения его площадь установлена ориентировочно не менее 100 м2), основная масса находок которого представлена костями животных и керамикой ирменской культуры. Он представлял собой однородную золистую супесь, в профиле читающуюся как линза мощностью до 0,4 м. Каких-либо стратиграфических и планиграфических особенностей распределения находок в зольнике выявлено не было. Ко времени существования ирменской культуры также можно отнести большинство хозяйственных конструкций, представленных, главным образом, ямами округлой формы различной глубины и размеров.

Предметный комплекс ирменской культуре памятника Исток, представлен остатками многочисленных сосудов, с характерным для ирменского времени орнаментом (рис. 1; 1-3, 4, 7). Большинство сосудов декорированы в зоне венчика. Основным мотивом декора являются заштрихованные треугольники, обращенные вершиной вверх или вниз. Шейки сосудов, как правило, украшены жемчужником, чередующимся с ямками, реже только ямками. Плечики и тулово орнаментированы заштрихованными треугольниками, обращенными вершинами вниз, лестничным мотивом, формирующим зигзаг, горизонтальной елочкой.

Рис. 1. Керамика с памятника Исток.

Рис. 1. Керамика с памятника Исток.

Достаточно представительным на Истоке является комплекс находок, относящийся к постандроновскому времени. Они в основной массе представлены остатками керамической посуды (рис. 1; 5, 6). В большинстве это тулова сосудов, реже венчики. Орнаментация представляет собой различные сочетания косой сетки, горизонтальной елочки, рядов оттисков гребенчатого или гладкого штампа с наклоном вправо, жемчужника и ямок. При этом соблюдается деление орнаментального поля на пояса. Постандроновская керамика встречалась как в культурном слое, так и в некоторых закрытых комплексах. К этому времени относится посуда как бытового, так и ритуального характера. В основном материалы локализованы в северной и северо-восточной части памятника. Однако постандроновское (корчажкинская культура?) население проживало на этом памятнике продолжительное время. Об этом может свидетельствовать то, что по крайне мере в семи хозяйственных объектах была обнаружена керамика этой эпохи. К постандроновскому времени относится один фрагмент сосуда молча- новской культуры.

Отчетливо выделяется на памятнике комплекс керамики, связанный с переходным от бронзы к железу временем и ранним железным веком.

Рис. 2. Керамика с памятника Исток.

Рис. 2. Керамика с памятника Исток.

Вероятно, к переходному от бронзы к железу времени относится развал керамического сосуда, состоящий из 6 фрагментов (рис. 2; 1). Все найденные фрагменты располагались компактно, на одном уровне. Венчиковая часть представлена 2 фрагментами, верхняя часть тулова — 3, место соединения стенок с дном — 1. Судя по крупным фрагментам, сосуд был слабо профилирован, с почти прямым венчиком и плоским дном. Верхний срез венчика закруглён. Толщина края венчика составляет 0,5 см. Толщина стенок колеблется от 0,6 до 0,8 см. Орнамент представлен параллельными рядами вдавлений круглой палочки, идущими по верхней части тулова.

На поверхности котлована жилища №1 был расчищен развал керамического сосуда раннего железного века, который удалось реконструировать (рис. 2; 5). Все найденные фрагменты располагались вперемешку с мелкими обломками жженых костей животного, на одном уровне на площади около 8 м2. Тесто плотное, без крупных примесей. Цвет внутренней и внешней поверхности неравномерен, от темно-коричневого до светло-оранжевого. Цвет теста на изломе — темно-серый. Сосуд представляет собой банку закрытого типа, с незначительно выраженным поддоном. Верхний срез венчика сильно скошен внутрь. Высота сосуда составляет 37 см, диаметр устья — 36 см, максимальный диаметр тулова — 39 см, диаметр дна — 13 см. Толщина стенок, практически одинаковая на всех участках, составляет около 1 см. Орнамент представлен тремя рядами оттисков прямо поставленного треугольного штампа, нанесенных по самому верху тулова в непосредственной близости от венчика. Верхний срез венчика украшен по диаметру широкими косыми насечками. Такая техника нанесения орнаментации распространена довольно широко. Она встречается в Томском и на севере Новосибирского Приобья [Плетнева, 1973; Троицкая, Бородовский, 1994]. Необходимо также отметить, что процент большереченской керамики достаточно велик в кижировских памятниках. Однако в кижировских комплексах большереченская посуда отличается характерными признаками. В частности, Т.Н. Троицкая и А.П. Бородовский [1994], основываясь на форме, орнаментации, выделке и обжиге посуды, выделили в кижировских памятниках Дубровинский Борок-1 и Каменный Мыс большереченскую керамику, доля которой составила 12% и 17% соответственно. В нашем случае ближайшие аналогии сосуду с Истока находятся на ряде поселений бийского этапа большереченской культуры, таких как Ордынское-9, Ближние Елбаны-I и др. [Грязнов, 1956]. К данному времени также можно отнести фрагмент венчика сосуда, орнамент которого выполнен рядами многозубой гребенки (рис. 2; 2). Помимо Истока на территории Кузнецкой котловины находки керамики бийского этапа известны по находкам с поселения Лачиново-2 в среднем течении Томи [Мартынова, Новгородченкова, 1986; Окунева, 1990].

Во время раскопок были обнаружены несколько фрагментов сосудов кулайской культуры (рис. 2; 3, 4). Размеры фрагментов невелики. Орнамент во всех случаях выполнен штампом в виде уточки. Подобная посуда имеет широкий круг аналогий в Новосибирском и Томском Приобье [Троицкая, 1979; Чиндина, 1973; Плетнева, 1973 и др.]. Значительно реже кулайская посуда встречается на территории Кузнецкой котловины. В настоящее время ее единичные фрагменты известны на поселениях Люскус, Лачиново-2 и Сосновка-4 [Бобров, 1979; Окунева, 1990]. Появление керамики с подобной орнаментацией традиционно связывают с миграцией из северных районов в последние века до нашей эры кулайского населения. Неясным остается вопрос о характере подобного переселения. В литературе высказываются мнения как о тотальной экспансии, связанной с активными военными действиями [Рыкун, 1999], так и точка зрения, согласно которой переселение осуществлялось в виде локальной инфильтрации мелких экзогамных групп [Ширин, 2001].

На восточной периферии памятника исток найдено 2 фрагмента небольшого сосуда с выпуклым туловом. Внешняя поверхность его содержит характерные вертикальные бороздки. Такой технический прием впервые появляется на посуде хунну, и продолжал существовать в культурах раннего средневековья на широком пространстве. На территории Кузнецкой котловины подобная керамика найдена впервые. Её предварительно можно отождествлять с влиянием культуры хунну.

Незначительный комплекс керамики раннего средневековья находит аналогии в памятниках конца первого тысячелетия н. э.

Таким образом, при исследовании памятника были выявлены материалы нескольких культурно-исторических периодов: эпохи поздней бронзы, переходного от бронзы к железу времени, раннего железного века и эпохи средневековья. В результате полевых работ удалось значительно пополнить фонд источников по переходному от бронзы к железу времени и раннему железному веку Кузнецкой котловины.

Примечания

Бобров В.В. Поселение на р. Люскус (Предварительное сообщение) // Археология Южной Сибири. — Кемерово: Изд-во КемГУ, 1979.
Бобров, В.В., Фрибус, А.В., Корепанов, К.С., Марочкин. А.Г., Соколов, П.Г. Комплекс раннего железного века на памятнике Исток в Танайском археологическом микрорайоне // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий (Материалы Годовой сессии Института археологии и этнографии СО РАН 2005 г.). — Т. XI. — Ч. I. — Новосибирск: Изд-во Института археологии и этнографии СО РАН, 2005.
Грязнов М.П. История древних племен Верхней Оби по раскопкам близ села Большая Речка. // МИА. — №48. — М.-Л., 1956.
Мартынова Г.С., Новгородченкова И.В. Раскопки поселения Лачиново II // Скифская эпоха Алтая. — Барнаул: Изд-во АГУ, 1986.
Окунева И. В. Поселения среднего Притомья (ранний железный век и средневековье). Автореферат дис. … канд. ист. наук. — Кемерово, 1990. — 26.
Плетнева Л. М. Керамика Томского Приобья эпохи раннего железа // Из истории Сибири. — Вып. 7. — Томск: Изд-во ТГУ, 1973.
Плетнева Л.М. Томское Приобье в конце VIII — III вв. до н.э. — Томск: Изд-во ТГУ, 1977.
Рыкун М.П. О Характере травматических повреждений мужского населения Каменской культуры (по материалам могильника Новотроицкое-I) // Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. — Барнаул: Изд-во АГУ, 1999.
Троицкая Н.Н., Бородовский А.П. Большереченская культура лесостепного Приобья. — Новосибирск: Наука, 1994.
Троицкая Т.Н. Кулайская культура в Новосибирском Приобье — Новосибирск: Наука, 1979.
Чиндина Л.А. Культурные особенности среднеобской керамики эпохи железа // Из истории Сибири. — Вып. 7. — Томск: Изд-во ТГУ, 1973.
Ширин Ю.В. Кондомо-Томские предгорья в конце I тыс. до н.э. // Пространство культуры в археолого-этнографическом измерении. Западная Сибирь и сопредельные территории. — Томск: Изд-во ТГУ, 2001.

В этот день:

  • 1721 Вышел указ Петра I, гласящий: «Куриозные вещи, которые находятся в Сибири, покупать сибирскому губернатору, или кому где подлежит, настоящею ценою и не переплавливая, присылать в Берг и Мануфактур-Коллегию, а в оной, потому ж не переплавлнвая, об оных докладывать его величеству»

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика