Бобров В.В. «Энеолит» Западной Сибири (современное состояние знаний и проблемы изучения)

Современные реалии дают возможность человеку получить образование не только в России, но и в любой другой стране. Обучение в иностранном университете дает гигантский жизненный опыт и знание различных языков кроме родного. Для того чтобы разобраться в том, где можно продолжить обучение за рубежом, можно обратиться на специализированные сайты, такие как http://studinter.ua. Это позволит сэкономить время и подобрать нужный университет, образовательную программу, страну, а также узнать тонкости с оформлением визы.

К содержанию сборника «Современные проблемы археологии России».

Переходный историко-хронологический период между двух крупнейших эпох древней истории человечества — камня и металла — является самым сложным для познания в современной археологической науке. В качестве примера приведу два тома из серии «Археология СССР». В основу тома «Энеолит СССР» [1982] был положен традиционный подход к энеолиту, который отражают такие «классические» энеолитические культуры, как трипольская (Украина), Анау (Центральная Азия), Шенгавит (Кавказ). Хотя во введении В.М. Массон рассмотрел иные точки зрения на содержание этого исторического периода (кроме существующих в западносибирской археологии). Культуры и типы памятников других территорий не получили в нем достаточного освещения. Том «Эпоха бронзы лесной полосы СССР» из той же серии [1987] содержит раздел, посвященный переходному времени от эпохи камня к бронзовому веку на территории Западной Сибири. Кстати, за 15 лет после его издания некоторые положения утратили свое значение. В частности, была пересмотрена культурная и хронологическая принадлежность отдельных культур. Сложилась довольно парадоксальная ситуация. Что было на других территориях за пределами ареала классических культур энеолита? Особую остроту приобретает решение этого вопроса в западносибирской археологии. Историко-культурные процессы на территории Западной Сибири разительно отличались от явлений в других регионах Евразии. В значительной степени это было обусловлено физико-географической спецификой и ресурсами сырья для производства орудий.

В археологии Западной Сибири для обозначения этой стадии используют такие понятия, как «энеолит», «квазиэнеолитические культуры», «ранняя бронза», «переходное время от эпохи камня к бронзовому веку», «постнеолит». Объясняется это различными подходами к содержанию периода. Не исключено, что другой причиной является археологическое изучение исследователем региона со своеобразными физико-географическими условиями, в которых культура переходной стадии могла иметь особенности. Специфическим мог быть сам процесс формирования культуры. Практика научного исследования источников конкретного региона оказывала влияние на теоретическую концепцию исследователя.

В дискуссии нашли отражение два подхода: традиционный, в основе которого лежит технология производства материальной культуры, и исторический. Последний, свойственный российской археологии, предусматривает изменения в экономике, социальной организации и культуре древних обществ, вызванные появлением металла. Представленное выделение подходов достаточно условное, так как многие исследователи их объединяют. Все зависит от того, что является в концепции приоритетным технология или социально-экономическое состояние общества.

Термин и понятие «энеолит» в последние годы стал более распространенным в западносибирской археологии [В.И. Матющенко, Ю.Ф. Кирюшин, А.Ф. Шорин, В.Т. Ковалева, Е.А. Васильев, Н.М. Чаиркина и др.]. Отличие взглядов исследователей заключается в приведенных выше подходах. Так, В.И. Матющенко и А.Ф. Шорин в понятие «энеолит» вкладывают историческое содержание [Матющенко, 1977; Шорин, 1999].

А.Ф. Шорин «…считает, что эпоха энеолита для лесной зоны Евразии…характеризуется поступательным ходом исторического развития, когда во всех сферах жизнедеятельности населения этой природной зоны (экономической, социальной, духовной) происходят существенные изменения» [ 1999, с. 17] Он приводит 6 «археологических реалий», в которых отражены эти изменения. Это — переход от пластинчатой технике к изготовлению орудий на отщепах; использование местного и высококачественного привозного каменного сырья; усложнение декоративной композиции на посуде за счет геометрических мотивов; каплевидные и овальные подвески в погребениях; знакомство на уровне обмена со скотоводческим хозяйством (коневодством); знакомство также через посредников с металлическими орудиями и украшениями [1999, с. 17-18].

Ю.Ф. Кирюшин считает, что накопленные новые археологические материалы позволяют утверждать о существовании энеолита. По его мнению, в это время произошло не только знакомство населения с металлическими изделиями, их использование, но и некоторых районах Сибири стали получать металл. Он высказывает мысль о неравномерности перехода от неолита к бронзовому веку. «На юге Западной Сибири, где были благоприятные природные условия и соседство с племенами энеолитической афанасьевской культурой, этот переход завершился, конечно, раньше, в южнотаежной и таежной зонах несколько позднее» (Кирюшин, 1991, с. 71). Его научная концепция нашла отражение в работах, посвященных энеолитическим культурам Западной Сибири [Кирюшин, 2002, с. 10-15; 2004, с. 7-13]. Точку зрения Ю.Ф. Кирюшина разделяют многие его коллеги и ученики из Алтайского университета (г. Барнаул).

В.Т. Ковалева и Е.А. Васильев, исследуя археологические памятники таежной зоны Западной Сибири, предлагают другой содержание термина «энеолит». На мой взгляд, в их концепции «энеолит» предстает как хронологический период, в который не произошли существенные изменения, как в материальной культуре, так и в общественном развитии [Ковалева, 1995, с. 3-6; Васильев, 1978, с. 3—4]. Эта идея близка точке зрения о постнеолитическом времени или о «квазиэнеолитических культурах», которую предложил С.В. Кузьминых [1993].

Группа специалистов придерживаются другой концепции. По их мнению, на территории, где нет рудного сырья (Западносибирская низменность, Барабинская лесостепь) и расположенной далеко от ранних центров металлопроизводства, неолитическое население познакомилось и перешло на собственное изготовление металлических изделий только с появлением сплавов [Крижевская, 1977; Молодин, 1975; 1977; 1985; Косарев, 1974]. Для переходной стадии они предлагают понятие «ранняя бронза».

Наконец, М.Ф. Косарев в более поздних работах без каких-либо теоретических обоснований предложил новый термин «переходное время от эпохи неолита к бронзовому веку» [Косарев, 1981; 1987]. Из контекста его исследований, посвященных экологическим проблемам в развитии археологических культур и исторических процессов, можно представить его идею. Она призвана объединить многообразие путей перехода к новой эпохе в разных природных зонах [Косарев, 1979]. В.А. Зах придерживается аналогичной теоретической позиции [2006, с. 24—34].

Представленные точки зрения по проблеме смены глобальных археологических эпох, на мой взгляд, отражают неоднозначные тенденции в становлении эпохи металла в различных ландшафтных зонах Западной Сибири. Понятно одно, что этот процесс на данной территории существенно отличался от процессов в других регионах Северной, Центральной Азии и Европе.

В настоящее время на территории Урала и Зауралья, в географических пределах от гор до Оби и Иртыша, выделены следующие археологические культуры и типы памятников: липчинская, шапкульская, аятская, шувакишский, суртандинская, сосновоостровская, байрыкская, андреевская, мысаевский, атымьинский, волвончинский типы, екатерининская. Даже если принять ландшафтную специфику в данном регионе и разные точки зрения о хронологической принадлежности комплексов, то на конкретную территорию приходится 2-3 культуры. В лесостепном Приобье историографически выражена такая же ситуация. Здесь для переходного периода выделены большемысская культура, кипринский или новокусковский этап, ирбинский тип, которые практически занимают общую территорию. В лесостепной зоне Обь-Иртышья данный хронологический период менее изучен. В большей степени к нему относят комплексы с гребенчато-ямочной орнаментацией. Необходимо отметить, что в археологии Урала и Зауралья период ранней бронзы не выделен. Не исключаю, что именно с этим обстоятельством связано разнообразие комплексов в пределах конкретных ландшафтов региона. Соответственно, проблема заключается в археологической дифференциации и хронологической атрибуции памятников. В последние годы наметилось её решение. В Верхнеобском бассейне известны комплексы эпохи ранней бронзы, хотя степень её изученности остается недостаточной. Для этого региона актуальной является та же проблема. Но наряду с ней, не менее актуальной остается проблема теоретического обоснования особенностей переходного периода и разработка процедуры выявления признаков по археологическим данным.

Список литературы

Васильев Е.А. Энеолитическое время в бассейне р. Вах // Вопросы археологии и этнографии Сибири. — Томск: ТГУ, 1978. — С. 3-11
Зах В.А. Хроностратиграфия неолита и раннего металла лесного Тобало-Ишимья. Автореф. дис… .доктора ист. наук. — Новосибирск, 2006. — 54 с.
Кирюшин Ю.Ф. О хронологии термина «энеолит» и его значении Проблемы хронологии в археологии и истории. — Бар¬наул: АГУ, 1991. — С. 64-75
Кирюшин Ю.Ф. Энеолит и бронзовый век южно-таежной зоны Западной Сибири. — Барнаул: ЛГУ. 2004. — 295 с.
Кирюшин Ю.Ф. Энеолит и ранняя бронза юга Западной Сибири. — Барнаул: АГУ. 2002 — 294 с.
Ковалева В.Т. Энеолит Среднего Урала: андреевская культура. — Екатеринбург. 1995.
Косарев М.Ф. Древние культуры Томско-Нарымского Приобья. — М., 1974. — 166 с.
Косарев М.Ф. Экологические аспекты социально-экономического развития Западной Сибири в эпоху бронзы // Вопросы археологии Приобья. — Тюмень, 1979.
Косарев М.Ф. Бронзовый век Западной Сибири. — М., 1981.
Косарев М.Ф. Западная Сибирь в переходное время от неолита к бронзовому веку // Эпоха бронзы лесной полосы СССР.-М., 1987.
Крижевская Л.Я. Раннебронзовое время в Южном Зауралье. — Л., 1977.
Кузьминых С.В. Квазиэнеолитические культуры Северной Евразии: проблема периодизации // Археологические культуры и культурно-исторические общности Большого Урала. — Екатеринбург, 1993.
Матющенко В.И. О понятии «энеолит» применительно к таежной части Сибири // VI Уральское археологическое совещание. — М., 1977.
Молодин В.И. Эпоха неолита и бронзы лесостепной полосы Обь-Иртышья: Автореф. дис. … канд. ист. наук. — Новосибирск, 1975. — 20 с.
Молодин В.И. Эпоха неолита и бронзы лесостепного Обь-Иртышья. — Новосибирск, 1977. — 172 с.
Молодин В.И. Бараба в эпоху бронзы. — Новосибирск, 1985.
Шорин А.Ф. Энеолит Урала и сопредельных территорий: проблема культурогенеза. — Екатеринбург, 1999.
Энеолит СССР. — Археология СССР. — М., 1987.
Эпоха бронзы лесной полосы СССР. — Археология СССР. — М., 1987.

К содержанию сборника «Современные проблемы археологии России».

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика