Бобринский А.А., Мунчаев Р.М. Из древнейшей истории гончарного круга на Северном Кавказе

К содержанию 108-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

В памятниках майкопской культуры позднего, так называемого новосвободненского этапа развития, относящихся ко второй половине III тысячелетия до н. э., обнаружены глиняные сосуды, на днищах которых имеются углубленные оттиски круглой формы (рис. 2). Они расположены в центре днища и имеют обычно небольшой диаметр — от 1,5 до 2,5 см, но в отдельных случаях диаметр их достигает 3—4 см. Оттиски заглублены в тело днища, как правило, незначительно — на 1—3 мм. До последнего времени эти оттиски не привлекали к себе особого внимания археологов-кавказоведов. А между тем, изучение сравнительно небольшой серии керамических сосудов с оттисками показало, что они чрезвычайно важны для исследования истории гончарной техники народов Кавказа. В предлагаемой статье кратко изложены итоги изучения углубленных оттисков, выявленных на сосудах майкопской культуры позднего этапа ее развития.

Керамика с углубленными оттисками зафиксирована и в поселениях, и в погребальных памятниках майкопской культуры позднего этапа развития, например в Луговом поселении, в курганах Бамута, Лескена и некоторых других, коллекции из которых хранятся в ГИМе, Институте археологии АН СССР и Чечено-Ингушском республиканском музее краеведения. Нами в данной связи изучены коллекции керамики майкопской культуры, находящиеся в ГИМе и Институте археологии АН СССР.

Оттиски выявлены главным образом на керамике небольших и средних размеров емкостью от 0,2 до 3 л. Эти сосуды по своим формам и технологическим признакам обычны для памятников майкопской культуры второй половины III тысячелетия до н. э. 1 (рис. 3).

Встречаются они, однако, не на всех сосудах. Среди изученной нами керамики оказалось только 12 сосудов с такими оттисками, хотя просмотрено было несколько десятков целых экземпляров и сотни обломков керамики.

При осмотре оттисков было установлено, что на донном основании и боковых стенках некоторых из них сохранились следы от концентрического перемещения глиняных частиц в виде замкнутых концентрических бороздок. Эти следы очень важны, так как указывают на условие, при котором происходило образование оттиска. Такого рода следы могли возникнуть только при условии, если сосуд, сохраняя неподвижное положение по отношению к плоскости, на какой он был укреплен, совершал вращение вместе с этой плоскостью вокруг неподвижного стержня, который при трении с частицами глины и чертил эти бороздки на глине.

Рис. 2. Образцы днищ майкопской керамики с углубленными оттисками. 1 — Луговое поселение; 2 — Баиутскbй могильник

Рис. 2. Образцы днищ майкопской керамики с углубленными оттисками. 1 — Луговое поселение; 2 — Баиутскbй могильник

Правда, на большей части сосудов с оттисками таких следов не оказалось. Но объясняется это прежде всего особенностями глиняного теста и технологией изготовления майкопской керамики. После формовки поверхности ее обливали жидким раствором ангоба красновато-коричневого цвета, под слоем которого и оказывались «погребенными» интересующие нас следы. Однако и относительно всех других оттисков мы можем с уверенностью заключить, что и они образованы в результате вращения сосуда вокруг неподвижного стержня. Об этом свидетельствует другой признак именно такого условия следообразования, сохранившийся у всех оттисков: повышенный рельеф по краю оттисков (рис. 4, 2). Такое повышение рельефа может возникнуть только в случае вращения днища сосуда вокруг неподвижно закрепленного стержня. При простом контакте ось — днище, т. е. в случае сохранения неподвижного их положения относительно друг друга, возникают совершенно иные очертания рельефа вокруг углубленных оттисков. В этом случае создается зона с пониженным, а не с повышенным рельефом вокруг углубления (рис. 4, 3). Полное отсутствие такого рода признаков на майкопской керамике с оттисками позволяет с уверенностью заключить, что все они образованы при однотипных условиях следообразования, а именно, в условиях вращения сосуда, закрепленного на плоскости вокруг неподвижного стержня. Если бы мы имели дело со статическими отпечатками, то можно было бы допустить различное их толкование и, в частности, рассматривать отпечатки как какие-то меты гончаров, связанные, быть может, с непонятными для нас символами, например гончарными клеймами и т. и. Но перед нами следы иного рода — не статические, а динамические, возникшие в условиях вращения сосуда. И это обстоятельство значительно облегчает объяснение такого рода оттисков.

Рис. 3. Образцы форм майкопской керамики с углубленными оттисками на днищах. 1—5 — Бамутский могильник; 6 — курган у с. Лескен

Рис. 3. Образцы форм майкопской керамики с углубленными оттисками на днищах. 1—5 — Бамутский могильник; 6 — курган у с. Лескен

Рис. 4. Признаки динамического и статического следообразования на керамике. 1 — общие условия динамического следообразования; 2 — особенности рельефа оттисков при динамическом следообразовании; 3 — особенности рельефа оттисков при статическом следообразовании

Рис. 4. Признаки динамического и статического следообразования на керамике. 1 — общие условия динамического следообразования; 2 — особенности рельефа оттисков при динамическом следообразовании; 3 — особенности рельефа оттисков при статическом следообразовании

Дело в том, что аналогичные оттиски на днищах хорошо известны не только на майкопской керамике. Они многократно были зафиксированы, например, на средневековой керамике Восточной Европы. С символическими знаками типа клейм они не имеют никакого родства. Правда, до того, как были прослежены конкретные условия следообразования таких оттисков, некоторые археологи действительно принимали их за гончарные клейма. Но к настоящему времени твердо установлено, что динамические углубленные оттиски имеют техническое происхождение. Они оставлены концом оси гончарного круга 2.

В последние годы при изучении современного сельского гончарства на территории Восточной Европы были выявлены и различные круги, обладающие способностью оставлять на днищах формуемых сосудов динамические круглые оттиски, углубленные в тело днища. Оказалось, что такие орудия, бытовавшие в древности, и до настоящего времени применяются в сельских очагах гончарства 3.

Обнаружение на днищах майкопской керамики углубленных динамических оттисков, аналогичных оттискам, зафиксированным на круговой средневековой керамике, позволяет сделать вывод, что и майкопская посуда небольших и средних размеров изготовлялась также с помощью гончарного круга. Больше того, на основании обнаруженных динамических следов от оси мы можем отметить и некоторые общие особенности устройства самого майкопского круга. Во-первых, он должен был иметь ось, неподвижно укрепленную в каком-то основании. Во-вторых, он должен был иметь рабочий диск со сквозным отверстием в центре. Эти особенности его устройства еще не дают оснований для сопоставлений гончарного круга майкопских гончаров с каким-то конкретным орудием, известным по этнографическим и археологическим данным. Но они позволяют сузить направление поисков.

В настоящее время уже ясно, что вывод о применении гончарного круга носителями майкопской культуры позднего этапа развития опирается на достаточно прочные основания. Этот вывод, однако, несколько смещает наши
представления о признаках, какими следует оперировать для определения лепной и круговой керамики. Можно ли сказать, что наши представления об этих признаках достаточно полны? Нет, сказать этого нельзя. Признаки, по каким следует различать лепную и круговую керамику, очень слабо разработаны. Мы с достаточной точностью определяем случаи применения круга, когда с его помощью производятся конечные операции по обработке сосуда, когда в результате этих операций на его поверхности остаются многочисленные параллельно расположенные замкнутые концентрические бороздки. Но мы нередко становимся в затруднительное положение, когда таких бороздок нет или они очень невыразительны. Пример с майкопской керамикой — достаточно полная и яркая иллюстрация неудовлетворительного состояния методики определения круговой и лепной керамики. Определение этой керамики как круговой позволило исправить, углубить наши представления о начальном периоде истории гончарного круга на Северном Кавказе на целое тысячелетие. По-видимому, при дальнейшем изучении материалов и разработке методики удастся не раз еще вносить такого рода исправления, неизменно приближающие нас к более правильным выводам об особенностях исторического развития на той или иной территории.

Мы уже отмечали, что следы на днищах оказались не на всех сосудах майкопской культуры. Чем объяснить это обстоятельство? Причин, по-видимому, несколько, учесть их все невозможно. Но в основном их отсутствие связано с технологическими особенностями изготовления керамики майкопскими гончарами, а не с другими причинами. Особенно наглядную иллюстрацию этому положению дают некоторые сосуды. На них возникшее при формовке углубление от конца оси было замазано дополнительными кусочками глины (рис. 5,2). Прием этот, видимо, был известен широко, хотя использовался не всеми гончарами.

Помимо следов от оси гончарного круга, обнаруженных на днищах майкопской керамики, на ней выявлены и параллельные концентрические замкнутые бороздки на поверхности, которые можно считать своего рода классическим признаком, указывающим на использование центрированного вращения. Об этом можно было бы и не упоминать, так как следы от оси являются бесспорным свидетельством применения гончарного круга майкопскими мастерами. Но эти концентрические бороздки позволяют в данном случае значительно расширить документированные представления о степени распространения круга у племен майкопской культуры.

Дело в том, что этот классический признак использования круга прослежен и на керамике со следами от оси, и на керамике, не имеющей таких следов. Концентрические параллельные бороздки опоясывают поверхность большинства майкопских сосудов под венчиком, т. е. в месте, которое было наиболее защищено от стирания и наложения других следов при дальнейшей ручной обработке поверхностей: их ангобировании, лощении и т. д.

Таким образом, в настоящее время можно констатировать, что в памятниках майкопской культуры позднего этапа развития основная часть керамики небольших и средних размеров изготавливалась с помощью гончарного круга.

Но возникает вопрос о том, какого типа это был круг? Как было устроено это самое древнее центрированное орудие формовки, зафиксированное к настоящему времени на территории СССР? Располагая конкретными следами от оси гончарного круга и зная, что такие следы могли оставить только орудия, имевшие неподвижную ось и рабочий диск со сквозным отверстием, мы попытались найти пути решения этого вопроса. С этой целью были изучены особенности следообразования гончарных кругов различных конструкций, какие до недавнего времени бытовали или даже применяются сегодня деревенскими гончарами на территории Восточной Европы. Выяснилась одна любопытная особенность. Оказалось, гончарные круги различных конструкций, но имеющие неподвижную ось и сквозное отверстие в рабочем диске, обладают способностью оставлять следы, различающиеся особенностями рельефа их донной части, т. е. углубленной части 4.

Рис. 5. Образцы керамики с нарушенными признаками особенностей следообразования. 1 — днище с углубленным оттиском, поверхность которого покрыта слоем ангоба; 2 — днище с углубленным оттиском замазанным дополнительным кусочком глины после формовки

Рис. 5. Образцы керамики с нарушенными признаками особенностей следообразования. 1 — днище с углубленным оттиском, поверхность которого покрыта слоем ангоба; 2 — днище с углубленным оттиском замазанным дополнительным кусочком глины после формовки

Например, ножные круги способны оставить на днищах следы с одними очертаниями рельефа, ручные круги — с другими. Эти особенности связаны с особенностями колебательных движений, возникающих при вращении орудий различных конструкций. На основании находок в средневековых памятниках керамики с различными разновидностями следов было сделано предположение о существовании в древней Руси трех конструкций гончарных кругов с неподвижной осью и сквозным отверстием в рабочем диске. Справедливость этого предположения удалось подтвердить находками деталей от самих орудий, существование которых было предсказано по следам 5.

Рис. 6. Этнографические образцы гончарных кругов с одним скользящим подшипником. 1 — Уимонские селения Бийского у. Томской губ., Западная Сибирь; 2 — дер. Снегирево Кунгурского р-на; дер. Черепаново Ваковского с/с Кудымкарского р-на Пермской обл.

Рис. 6. Этнографические образцы гончарных кругов с одним скользящим подшипником. 1 — Уимонские селения Бийского у. Томской губ., Западная Сибирь; 2 — дер. Снегирево Кунгурского р-на; дер. Черепаново Ваковского с/с Кудымкарского р-на Пермской обл.

Возвращаясь к майкопской керамике, следует заметить, что очертания рельефа углубленных оттисков у нее в тех случаях, когда он не оказался нарушенным позднейшими операциями в процессе изготовления предмета и его хранения в музеях, всегда однотипны. В профиле эти следы имеют устойчивые очертания донной части (рис. 4, 2). Здесь для нас опять важен предшествующий опыт: оказалось, что такого рода очертания донной части характерны для случаев следообразования только на ручных кругах с одним скользящим подшипником. Обнаружение на днищах майкопской керамики таких следов позволило предположить, что керамика майкопской культуры позднего этапа развития изготовлялась на ручном круге с одним скользящим подшипником.

Как мог выглядеть этот круг? Этнографически орудия с таким конструктивным устройством дожили в некоторых районах нашей страны до настоящего времени. Это наиболее простое в техническом отношении орудие формовки, сохранившееся до наших дней (рис. 6, 1, 2). Оно еще и сейчас с небольшими переделками применяется, например, в некоторых сельских очагах гончарства на территории Пермской обл. Известен такой же образец орудия из Западной Сибири, где его в конце XIX в. применяли русские переселенцы. Устроен этот круг просто: диск с отверстием, ось с плечиками и опорная плита, на которой крепится ось. При раскопках в Новгороде был обнаружен обломок рабочего диска от подобного простейшего круга, относящийся к XI—XII вв. 6 Вообще, судя по этнографическим наблюдениям, орудия этой конструкции чрезвычайно мало варьируют. Они различаются в основном размерами и способом крепления оси в основании, тогда как диск и ось, их устройство остаются фактически неизменных очертаний. Это обстоятельство позволяет предположить, что и круг майкопских гончаров принципиально не отличался от дошедших до нас орудий этой конструкции. Такое предположение может быть подтверждено и некоторыми документальными свидетельствами иного рода.

Рис. 7. Реконструкция гончарного круга из Ура (профиль)

Рис. 7. Реконструкция гончарного круга из Ура (профиль)

В этой связи нам хотелось бы коснуться вопроса о происхождении гончарного круга у племен майкопской культуры. Мы уже отмечали, что наши методы определения лепной и круговой керамики довольно несовершенны. Это обстоятельство при рассмотрении вопроса о происхождении круга на материалах другой культуры могло бы сделать такой вопрос недоступным для сколько-нибудь конкретного решения. Но в нашем случае эта проблема притуплена. Дело в том, что существует ряд важных фактов, указывающих на то, что в сложении майкопской культуры известную роль сыграли связи с цивилизациями Передней Азии 7. По-видимому, в результате этих связей и появился у племен майкопской культуры гончарный круг, идея которого или сам он были переднеазиатского происхождения, где круговая керамика в III тысячелетии до н. э. уже прочно вошла в быт городских цивилизаций.

Для нас особенно важно то обстоятельство, что при раскопках в Уре был обнаружен гончарный диск именно от круга, способного оставлять на дни-щах следы, аналогичные тем, какие были зафиксированы на майкопской керамике, что может рассматриваться как археологическое подтверждение не только наличия связей, но и правильности интерпретации обнаруженных на майкопской керамике следов. Только орудие, подобное урскому кругу и образцам, сохранившимся до наших дней, могло оставить на днищах майкопской керамики отмеченные следы. 11о-видимому, мы вправе реконструировать орудие майкопских гончаров, ориентируясь на урскую находку (рис. 7).

Не совсем ясно, из какого материала делались орудия майкопских гончаров. На днищах не обнаружено бесспорных следов от дерева. Может быть, как и орудия гончаров Ура, майкопские гончары делали диски глиняными. Если это так, то можно надеяться, что в дальнейшем будут обнаружены новые доказательства справедливости предложенной реконструкции.

Таким образом, в результате детального изучения поздней группы керамики майкопской культуры из Прикубанья, Кабардино-Балкарии и Чечено-Ингушетии удалось установить чрезвычайно важный факт, а именно: определенная часть этой керамики изготовлена при помощи примитивного гончарного круга, близкого по своим конструктивным особенностям к подобным орудиям из древневосточных памятников III тысячелетия до н. э. Значение этого факта трудно переоценить — ведь до сих пор нигде в юго-восточной Европе, включая и Закавказье, применение гончарного круга для этого времени не зафиксировано.

К содержанию 108-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Р. М. Мунчаев, В. И. Сарианиди. Бамутские курганы эпохи бронзы.— КСИА, вып. 98, 1963, стр. 98.
  2. А. А. Бобринский. Древнерусский гончарный круг легкого типа на территории северо-западных областей РСФСР.— Вестник МГУ, вып. 4, серия истории., 1961; Он же. Древнерусский гончарный круг.— СА, № 3, 1963.
  3. А. А. Бобринский. Указ. соч., стр. 35, рис. 1.
  4. А. А. Бобринский. Древнерусский гончарный круг.
  5. Там же.
  6. Там же, стр. 49, рис. 18.
  7. А. А. Иессен. К хронологии «больших кубанских курганов».— СА, XII, 1950, стр. 157—199; А. А. Формозов. Каменный век и энеолит Прикубанья. М., 1965.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика