Бибиков С.Н. Пещерные палеолитические стоянки бассейна Юрюзани (Ю. Урал)

К содержанию 3-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

На II конференции Комиссии ископаемого человека АИЧПЕ было постановлено организовать систематические поиски палеолита в неисследованных районах, к числу которых был отнесен и Южный Урал.

Возможность открытия на Ю. Урале палеолитических стоянок подкреплялась теми обстоятельствами, что на территории Башкирской республики имелись следы палеолита. К тому же на восточном склоне Ю. Урала был случай находки кремневого отщепа из буровой скважины. Если учесть, что обширный распластанный горный массив Ю. Урала не был затронут четвертичным оледенением и представлял собой богатую фауной (по данным раскопок Усть-Катавский пещеры) горную область, то делается понятным, почему поиски палеолита были направлены именно на Ю. Урал.

Первая попытка исследования пещер Ю. Урала была сделана в 1913 г. С. И. Руденко, изучавшим Лаклинскую и Игнатьеву пещеры преимущественно со спелеологическими целями. 1 Заложенный им в Игнатьевой пещере раскоп, не доведенный до материковой скалы, не дал результатов. Других сколько-нибудь достоверных сведений об археологических разведках в пещерах на Ю. Урале нет.

Весьма слабо также изучены бассейны pp. Сима, Айя и Юрюзани с точки зрения новейшей геологической истории. 2

В плане выполнения вышеупомянутого решения Челябинский областной музей вместе с ИИМК АН организовал в 1938 г. экспедицию с целью поисков палеолита первоначально в бассейне р. Юрюзани. Выбор именно этого района обусловливался наличием здесь известняков, изобилующих пещерами.

Первые стоянки древнего каменного века на Ю. Урале были найдены в 1938 г. в двух пещерах — Ключевой и Бурановской. Летом 1939 г. были продолжены исследования этих двух пещер и разведан район от пос. Лимоновка до ж.-д. ст. Усть-Катав, вверх по р. Юрюзани, и далее до пос. Орловка вверх по р. Катаву. Кроме того, был еще пройден маршрут от пос. Серпиевка до ж.-д. ст. Вавилово (Аша) по р. Симу. В результате проведенной работы удалось обнаружить четыре палеолитических местонахождения: два из них в гротах Кочкари I и II, в окрестностях сел. Кочкари (в 10 км севернее ст. Усть-Катав), одно в пещере близ Смирновского моста (в 2—3 км от ст. Усть-Катав) и одно в бассейне р. Катава у пос. Орловка — в скалистом навесе. Культурные остатки в названных местонахождениях аналогичны тем, которые встречены нами в пещерах Ключевой и Бурановской, однако археологические сборы несколько беднее. Наш обзор поэтому будет касаться, главным образом, результатов изучения Ключевой и Бурановской пещер, расположенных на левом берегу р. Юрюзани. На отрезке Усть-Катав — пос. Лимоновка, в соседстве с которым находятся обе пещеры, р. Юрюзань проходит по узкой долине, окаймленной известняковыми возвышенностями девонского возраста, иногда почти отвесно обрывающимися к реке. Как для всех крупных рек этого района, Уфы, Айя, Сима, Сатки и др., очень характерно наличие резко выраженных меандр, получивших особенно сильное развитие на р. Юрюзани. 3 Девонские известняки, слагающие берега р. Юрюзани, имеют большое количество пещер, в которых и были поставлены разведочные работы.

Наиболее полно исследована Ключевая пещера. Она расположена на высоте около 45 м над уровнем реки, в скалистом обрыве. Разрез долины реки в этом районе представлен резким падением линии левого берега к реке, тогда как правый берег, более отлогий, имеет 4-метровый не везде ясно выраженный береговой уступ, переходящий в береговую возвышенность. Ключевая пещера коридорного типа выходит на юго-восток и имеет протяженность до 20 м. Характер напластований в пещере довольно однообразен: I слой — глина серовато-желтого цвета, мощностью до 40 см; II слой — коричневатая глина, однородная по своей консистенции, мощностью до 130 см; в этом слое, на глубине 130 см от поверхности, совершенно ясно выделяется культурный горизонт; III слой — тоже глина, с большой примесью песка, цвет глины коричневый, находок в ней не содержится. Во всех слоях встречается очень большое количество крупных камней, обвалившихся с потолка. Культурный слой в пещере Ключевой достигает мощности 40 см. На срезе он выделяется резко очерченными границами распространения угольков и костных остатков. Слой сильно насыщен угольками, составляющими очень тонкие, иногда сливающиеся прослойки. Угольки поражают своей сохранностью, а многие из них крупными размерами. По приближенному определению они являются остатками хвойных пород. Кости животных из культурного слоя, в большинстве сильно раздробленные или со сбитыми эпифизами, тоже отличаются прекрасной сохранностью. По определениям В. В. Карачаровского, выполненным под наблюдением В. И. Громовой, в пещере Ключевой найдены следующие виды животных: 1) носорог шерстистый (Rhinoceros aff. tichorinus), 2) первобытный зубр (Bos priscus), 3) лошадь (Equus caballus), 4) лось (Alces alces), 5) сев. олень (Rangifer iarandus), 6) олень благородный (Cervus elaphus), 7) косуля (Capreolus pygargus), 8) сайга [Saiga tatarica (?)], 9) медведь бурый [Ursus arctos), 10) волк (Canis lupus), 11) росомаха (Gulo-gulo), 12) куница (Martes sp.), 13) лисица {Vulpes vulpes), 14) песец (Vulpes lagopus), хорек, заяц, бобр, пищуха, водяная крыса, тушканчик большой, суслик, хомяк, рыбы, птицы. 4

Особенно важным было обнаружение в культурном слое нескольких кремневых отщепов и одного отщепа из плотного сильно кальцинированного сланца. Их искусственное происхождение не вызывает никаких сомнений.

Найденные кремни имеют вид небольших удлиненных пластинок с ярко выраженными ударными бугорками, несущих на верхней поверхности следы предыдущих сколов с нуклеуса. Отщеп из сланца, тоже плоский, имеет те же следы на спинке в виде ребристых фасеток. Кроме того, он сохранил по одному краю ясную подретушовку.

В комплексе костных остатков также выделились объекты, свидетельствующие об использовании кости обитателями пещеры. На одной неопределенной кости ясно заметны приостряющая конец сглаженность и три насечки на противоположном конце. Этот объект скорее всего служил наконечником метательного орудия. Среди костей на нескольких экземплярах заметны следы насечек и нарезок, оставленных при расчленении туш. В коллекции представлен и обломок рога оленя с ясно выраженным следом, оставшимся от энергичного удара при отделении его от стержня рога.

В пещере Бурановской, отстоящей всего в 2 км от Ключевой вверх по реке, условия залегания палеолитических остатков аналогичны пещере.

Рис. 10. Подвески из неолитического погребения в Бурановской

Рис. 10. Подвески из неолитического погребения в Бурановской

Сама пещера, как и большинство исследованных пещер коридорного типа, очень сырая, с выходом на юго-восток. Общая протяженность пещеры ок. 35 м. Стратиграфия отложений весьма сходна с указанной нами для пещеры Ключевой. В верхнем слое, темном по цвету и глинистом, найдена керамика, среди которой встречены черепки, некоторые из них по своей орнаментации близки к андроновскому типу. Здесь же обнаружено несколько обломков узких ножевидных пластинок из яшмовых пород. В верхнем слое встречены человеческие кости, принадлежащие разным индивидам.

Особенный интерес представляет погребение женщины, найденное в верхней части второго глинистого слоя. Покойник был погребен на спине в вытянутом положении и ориентирован головою на юг. В области таза и ног при скелете найдено 35 крупных подвесок, сделанных из зеленого змеевика (офита) (рис. 10). Все они имеют плоскую овальную форму и тщательно отшлифованы с одной стороны. Череп скелета находился в специальной вырытой ямке глубиной около 10 см, сплошь заполненной красной охрой. Датировка погребения неолитическим временем не вызывает сомнений, так как аналогичные ему по характеру захоронения известны, напр., по раскопкам В. И. Равдоникаса, открывшего на Оленьем острове погребения с частичной окраской охрой. А. Я. Брюсов раскопал погребения в Вологодской обл. в местности Караваиха, на правом берегу р. Еломы. В погребениях наблюдалась лишь небольшая присыпка охры у черепов. Наконец, раскопанное нами в 1939 г. вполне аналогичное бурановскому погребение в навесе Старинный гребень находилось в культурном слое неолитического возраста, что подтверждает высказанную датировку.

Любопытно отметить, что на стене пещеры обнаружены изображения, вероятно, лося и сверху, может быть, гарпуна, выполненные охрой. Изображение животного статично и не отличается реализмом. В качестве вопроса, не давая ему окончательного решения, на основании работ только 1938 г. можно предположить, что изображение синхронично погребению. За это говорит близость цвета охры, собранной у черепа, с окраской изображений. Кроме того, в слое выше погребения полностью отсутствовали какие бы то ни было следы краски. Если дальнейшими исследованиями возможно будет доказать одновременность погребений с изображениями на стене, то археологи получат материал,, датирующий определенный круг уральских писаниц, к которым относятся упомянутые изображения.

Под слоем, содержащим погребение, залегал желтый глинистый слой; в нем на глубине 180 см четко определилось очажное потемнение со множеством угольков, расколотых и обожженных костей животных и с очажными камнями. Последние сильно обожжены, а многие из них буквально облеплены золой и угольками.

Определения фауны из Бурановской пещеры совпадают с фауной из пещеры Ключевой. Отсутствует лишь носорог, не представленный находками, вероятно, вследствие небольшой площади раскопок. Кремня в Бурановской пещере встречено всего 2 шт., оба они имеют вид небольших отщепов. Резюмируя все сказанное относительно раскопок в пещерах Бурановской и Ключевой, можно притти к выводу о несомненном палеолитическом возрасте этих двух стоянок.

Определить время заселения пещер более точно, т. е. указать,, к какой именно эпохе относятся остатки культуры в Ключевой и Бурановской пещерах, можно лишь приближенно. Во всяком случае, присутствие холодолюбивых форм животных, в том числе и носорога, а также кремневый инвентарь из Ключевой пещеры, представленный, как мы сказали, удлиненными пластинками, сколотыми с призматического нуклеуса, свидетельствуют о верхнепалеолитическом возрасте стоянок. По данным фауны, стоянки могут быть датированы солютрейской эпохой. Если судить по составу животных, в западной части Челябинской обл. и восточной части Башкирской республики в четвертичное время существовали заболоченные низины, покрытые травянистой растительностью, чередующиеся с горными массивами, покрытыми хвойными лесами, вероятно и березняком. Эти массивы в свою очередь переходили (особенно на западе) в открытые холодные равнины со скудной растительностью. Вряд ли возможно, чтобы палеолитические люди в пределах обследованного района подолгу жили в пещерах. Все разведанные нами пещеры водного происхождения, очень сырые и не могли служить постоянными убежищами для человека. Скорее всего это были временные стоянки охотничьих групп (подобно, скажем, стоянке у г. Томска), заселявших пещеры на небольшие промежутки времени. Это подтверждают два факта: во-первых, как об этом было уже сказано, культурный
слой в пещере Ключевой состоит из тонких прослоек угля и костей, отделенных друг от друга тончайшими прослойками глины, во-вторых, в обеих пещерах, при столь обильном количестве костей животных, найдено очень мало кремневых изделий. Последнее важно для характеристики стоянок как временных, на которых не производилась выделка орудий. Кремень же, видимо, был крайне ценным материалом и весьма экономно расходовался первобытным человеком, так как в районах, близких к стоянкам, месторождений его не встречается. Ведущим занятием коллективов охотников, заселявших бассейн р. Юрюзани, была охота на крупных животных, кости которых в изобилии встречаются в культурных слоях. Экономически коллективы менее всего были связаны с узкими долинами горных рек, хотя и имели там свои временные стойбища в пещерах. Основными же охотничьими угодьями служили обширные водораздельные плато, склоны возвышенностей и низины. В этих условиях и следует в дальнейшем производить поиски основных стоянок.

Как известно, палеолитические памятники Европейской и Азиатской частей СССР были разделены огромным не обследованным пространством от бассейна Волги до г. Томска. Обнаружение палеолита на Ю. Урале является как бы связующим звеном для столь разобщенных областей с уже известными памятниками палеолита.

К содержанию 3-го выпуска Кратких сообщений Института истории материальной культуры

Notes:

  1. Труды Общества землеведения при СПб. университете., т. III, СПб., 1914.
  2. См. статью М. М. Толстихиной в „Трудах Главного геологического управления» (№ 81, 1931). — Н. И. Преобрженский. Краткий отчет о работе партии по изучению четвертичных отложений в 1938 г. (хранится в фондах Главного геологического управления ЕАССР в Уфе). В последнее время изучением четвертичной геологии занимался Г. Ф. Мирчинк со своими учениками.
  3. По М. М. Толстихиной.
  4. В. И. Громов на III конференции по изучению палеолита, состоявшейся в мао 1939 г., в докладе „Фауна Ю. Урала» аналогизирует ее с четвертичной фауной Крыма.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика