Беренбейм Д.Я. О пути греков через Черное море

Предположим, перед вами стоит задача найти поставщиков нужной вам продукции оптом. Многие оптовики размещают информацию о своих компаниях на различных специализированных сайтах. Подобные базы поставщиков и производителей очень полезны как оптовому покупателю, так и оптовому поставщику.

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №3)

В своей весьма интересной статье «Краткий путь через Черное море и время его освоения греческими мореходами» (МИА, № 33, 1954, стр. 45—57) М. И. Максимова, основываясь на сведениях А. Л. Бертье-Делагарда 1, утверждает, что плавание от Синопы на Херсонес в IV в. до н. э. осуществлялось все время в пределах видимости берегов и что если удачно был выбран момент отплытия, то плаванию всегда содействовал попутный ветер.

А. Л. Бертье-Делагард пишет, во-первых, что «в середине моря в хорошее время видны оба берега, обстоятельство, известное еще Страбону» и, во-вторых, что «на обоих берегах летом дуют правильные бризы, днем с моря, ночью с берега, значит уходя на ночь из Крыма, к утру доходят почти до половины моря при все время попутном бризе, а там скоро подхватываются своим дневным бризом, тоже попутным…».

Таким образом, если бы эти положения А. Л. Бертье-Делагарда были справедливы, то плавание из Синопы на Херсонес «через перевал», как говорят современные моряки, не представляло бы никаких трудностей. В действительности же это не так.

Заметим, что Страбон (II, 5, 22) указывает расстояние между Карамбисом и Бараньим Лбом (современыми мысами Керемпе и Сарыч) в тысячу стадиев, что составляет примерно 70% действительного расстояния между ними. По карте № 37 из «Морского атласа» это расстояние равно 144 милям (267 км).

Указание Страбона, что «многие из тех, которые проплывали этот пролив, говорят, что они одновременно видели оба мыса по обеим сторонам моря» (VII, 4, 3), также не внушает особого доверия, так как эти мысы очень низкие и даже дальность видимости маяков на них не превышает 20 миль (37 км).

Если учесть, что и у крымского, и у анатолийского берега расположены довольно высокие горы, дальность видимости которых нетрудно вычислить, то оказывается, что теоретически можно рассчитать ширину поло¬сы’ в море, откуда будут видны оба берега.

Максимальная дальность видимости гор с судна рассчитывается по формуле D — 2,08 (Н + е), где D—дальность видимости гор в морских милях (1 миля = 1852,4 м), Н — высота горы иад уровнем моря в метрах, е — высота штурманского мостика на судне в метрах. Формула рассчитана для среднего состояния атмосферы, когда полностью отсутствуют туманы и дымка, а коэффициент земной рефракции равен 0,08. При этом высота мостика, с которого наблюдатель рассматривает эти горы, равна 5 м. Высота трехгребных кораблей (трирем) у греков и римлян достигала 6,5 м. Расчеты дальности видимости гор ниже приведены нами для средних по величине судов, так что отклонение дальности видимости в зависимости от высоты судна будет порядка 1—1,5 мили в ту или другую сторону. Наиболее высокими и ближе всего стоящими к береговой черте и к линии мысов Карамбис — Бараний Лоб (Керемпе—Сарыч) являются горы: Ай-Петри (1233 м) на крымском берегу, отстоящая от берега примерно на 7,5 км, с дальностью видимости 73 мили, и Яралыгёз-Даг (1986 м) на анатолийском берегу, в 25 км от берега, с дальностью видимости 92 мили. Области, откуда эти горы теоретически должны быть видны, ограничиваются дугами, радиусами которых является максимальная дальность видимости гор. Пересечение дуг очерчивает зону, откуда теоретически могут быть видны одновременно крымский и анатолийский берега, вернее — упомянутые выше горы.

Наибольшее расстояние между дугами в зоне их пересечения соответствует максимальной ширине полосы, где могут быть одновременно видны оба берега. При благоприятных условиях видимости и среднем состоянии атмосферы это будет около 4 миль. Заметим, что вероятность увеличения рефракции на Черном море весьма невелика. Но в летнее время здесь бывает сравнительно небольшая облачность, почти всегда ясное небо и дымка у горизонта. Поэтому видимость в горизонтальном направлении обычно невелика, и как анатолийские, так и крымские берега исчезают обычно уже в 30—35 милях (56—65 км).

Плавая по Черному морю в течение семи лет, я ни разу не видел одновременно оба берега Черного моря, хотя специально интересовался этим 2.

Бризовые ветры, о которых пишет А. Л. Бертье-Делагард, на Черном море летом действительно имеют место, но заметны они лишь на расстоя¬нии не более 20—30 км от берега. Помимо этого, бризовые ветры зачастую маскируются ветрами, связанными с прохождением циклонических образований над Черным морем.

Таким образом, ни направление ветра, ни видимость берегов не могли служить для греческих мореходов надежными ориентирами для плавания через Черное море по кратчайшему пути.

Что же могло служить таким надежным ориентиром при плаваниии напрямик? Наиболее вероятно, что в ночное время такое плавание осуще¬ствлялось с помощью ориентации по звездам. Так, весьма удобно было плавать по этому пути, ориентируясь по Полярной звезде, которую греки хорошо знали 3. При плавании от анатолийского берега к крымскому Полярная звезда находилась почти как раз по курсу судна, так как плавание происходило почти по меридиану. При плавании же в обратную сторону Полярная звезда находилась все время по корме судна. Плавание могло начинаться в конце дня, чтобы при дневном свете еще был виден берег, а ночью уже идти по звездам; утром же, приближаясь к другому берегу, его можно было увидеть при нормальных условиях видимости на расстоянии около 56—65 км.

Плаванию подобного рода способствовало обычно ясное или малооблачное небо в летний период 4. Но, безусловно, подобное плавание было значительно более сложным, чем по схеме, предложенной А. Л. Бертье-Делагардом и безоговорочно поддержанной М. И. Максимовой.

К содержанию журнала «Советская археология» (1958, №3)

Notes:

  1. Цитируем A. Л. Бертье-Делагарда по статье М. И. Максимовой.
  2. Так, 12—14 августа 1957 г. во время проведения океанографических работ по плану Международного геофизического года нами выполнялся разрез между мысами Керемпе и Ай-Тодор (вблизи мыса Сарыч). Стоял штиль, видимость была вполне удовлетворительной, но горы в районе мыса Керемпе (Карамбис Страбона) мы потеряли в дымке примерно в 30 милях от турецкого берега, а Крымские горы увидели в 35 милях от берегов Крыма. Таким образом, при самых благоприятных условиях плавания по маршруту древнегреческих мореходов мы совершили переход около 80 миль без видимости берегов.
  3. Об умении древнегреческих мореходов совершать плавания точно на север, ориентируясь по Полярной звезде, свидетельствует Страбон (XI, II, 3): «Танаис отстоит от устья Меотиды, если плыть прямо на север (разрядка моя.— Д. Б.), на 220 стадиев».
  4. Следует подчеркнуть, что такое плавание было возможно только в летний период года, когда на Черном море преобладает антициклоническая маловетренная погоды с ясным обычно небом, и вряд ли плавание могло осуществляться зимой, когда преобладают сильные и холодные штормовые ветры, а все небо затянуто облаками. Известно, что даже в конце средневековья, когда искусство мореплавания было выше, чем а античную эпоху, постановлением кафского трибунала генуэзцам было запрещено плавание по Черному морю «от декабрьских календ до половины марта». См. В. X. Кондараки. Универсальное описание Крыма, ч. III, СПб., 1875, стр. 57.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1948 Родился Михаил Васильевич Константинов — Археолог, доктор исторических наук, профессор, почётный гражданин Читы.
  • 1954 Родился Вадим Сергеевич Мосин — специалист по древней истории Урала. В 1987 году вместе с Баталовым С. Г. руководил отрядом Урало-Казахстанской археологической экспедиции, в ходе которой было обнаружено поселение Аркаим.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 04.12.2016 — 13:25

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика