Базовые характеристики

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

Хозяйственно-технический базис скандинавского общества мало меняется по сравнению с предшествующим периодом. В основе — земледельческо-скотоводческая экономика небольших прочных хозяйств. Повсеместно применяются железные пахотные орудия, технология земледелия совершенствуется медленно. В составе сельскохозяйственных культур большое место занимает ячмень (до 60%), постепенно повышается доля ржи и пшеницы; в скотоводстве намечается дифференциация хозяйств, специализирующихся, в зависимости от условий, на разведении свиней, или коров, или овец (Leciejewicz 1979: 44; Randsborg 1980: 56).

Орудия земледельческого труда — те же, что в VII—VIII вв. (см. рис. 15): железные лемехи, серпы, косы; распространяются ротационные каменные жернова (Petersen 1951: 122-124). Железный плужный лемех в VII-XI вв. широко представлен находками в лессовой почвенной зоне Восточной и Средней Европы (более 30 находок), освоенном славянами междуречье Одера-Эльбы (до 15 находок), видимо оттуда распространяется на датские острова и в Сконе (3 находки), в юго-западную Норвегию (7 находок, одна в Трёндалаге), в Уппланд Швеции, на Готланд и на Аланды (по одной находке). Конская упряжная сбруя, судя по хомутным оковкам, напротив, сначала из Восточной Европы проникает и широко осваивается в Уппланде (около 30 находок), откуда распространяется в Норвегию через Трёндалаг (6 находок из 9 норвежских), на датские острова и в Ютландию — Сконе (5 находок) (Славяне и скандинавы 1986: 12-14; Muller-Wille 1974: 144-154). Общность крестьянского пахотного земледелия документируется во всем ареале этих его атрибутов.

Сохраняется нордический уклад жизни, типы жилищ, приемы домостроительства сельских усадеб: по-прежнему они состояли из одного или нескольких «длинных домов» (60-40 х 10 м, с каркасной конструкцией, двускатной кровлей, стойлами для скота, жилым помещением с очагом в центре). В эпоху викингов этот тип жилища развивается в комфортабельные дома так называемого «треллеборгского типа», с очагом в большом центральном помещении и вспомогательными комнатами — в торцах здания. Так же строились хозяйские дома ютландских «магнатских усадеб» X в. Наряду с ними в эпоху викингов распространяются «длинные дома» значительно меньших размеров (без хлева под одной крышей с жильем), небольшие, квадратные в плане постройки, а также полуземлянки (в предшествующие столетия использовавшиеся кое-где как мастерские, а в X в. широко распространенные в сельских и городских поселениях Сконе и соседних территорий) (Madsen 1975: 67-72). Великолепным образцом вершины эволюции этого северного домостроительства, развернувшегося в железном веке от Нидерландов до Исландии, Гренландии и Винланда Северной Америки, являются реконструированные на основе археологических раскопок «палаты» конунга в Борге на Лофотенах, расчлененные на пять помещений, включая пиршественный зал, жилой отсек и стойла для 50 коров (Хлевов 2002:89). Дом, длиною около 70 см, с выпуклыми двойными утепленными стенами «треллеборгского типа», поставлен на господствующей возвышенности, небольшие, скромные по затратам труда укрепления эффектно подчеркивают представительскую и доминантную функцию Борга.

Рис. 67. Орудия ремесленного труда. А — из ларца с инструментами, принадлежавшего ремесленнику и найденного в Местермюр, на Готланде; Б — из погребения в Бюгланде, Норвегия (по П. Футу и Д. Вильсону) 

Рис. 67. Орудия ремесленного труда.
А — из ларца с инструментами, принадлежавшего ремесленнику и найденного в Местермюр, на Готланде; Б — из погребения в Бюгланде, Норвегия (по П. Футу и Д. Вильсону) 

Рис. 68. Орудия труда из ящика для рабочих инструментов ремесленника, найденные на месте высохшего озера Мястермюр, Готланд

Рис. 68. Орудия труда из ящика для рабочих инструментов ремесленника, найденные на месте высохшего озера Мястермюр, Готланд.
В ящике находилось около 150 инструментов, показывающих, что их хозяин был бродячим ремесленником и мастером на все руки — кузнецом, столяром, плотником и лудильщиком. Приблизительно 1000 г. Государственный исторический музей, Стокгольм

Рис. 69. Деревообрабатывающие инструменты (реконструкция Б. Альмгрена)

Рис. 69. Деревообрабатывающие инструменты (реконструкция Б. Альмгрена)

Рис. 70. Сани из погребения в Усеберге

Рис. 70. Сани из погребения в Усеберге

Традиционной во многом оставалась и скандинавская одежда — из шерстяных и льняных тканей, меха, кожи. Мужской наряд обычно состоял из узких штанов, длинной рубахи и куртки, выпущенной поверх и подпоясанной. Носили также плащи, скрепленные на плече фибулой или булавкой (с кольцевидным навершием и длинной иглой); зимой — одежду из овчины и меха других животных, шерстяные, суконные, войлочные или меховые шапки. Женщины одевались в длинные платья «сарафанного покроя», с бретелями на плечах (их скрепляли парой фибул, обычно черепаховидных). Новшества, характерные для эпохи викингов, относятся главным образом к материалам для парадной одежды, различным дополнительным украшениям, в меньшей степени — к покрою (так под восточным влиянием появились шаровары со множеством складок, подвязывавшиеся под коленом, запашная верхняя одежда типа кафтана и др.) (Лебедев 1978: 23; Нюлен 1979: 13). С Востока пришла мода на пышные меховые «гардские шапки» (исходно — венгерского, степного происхождения), как и на наборные пояса, к которым подвешивали (кроме оружия) различные бытовые вещи (нож, оселок, кресало, кошелек). Женщины также носили на поясе или на цепочке, прикрепленной к одной из фибул, ключ — символ достоинства полноправной хозяйки, гребень в футляре, иногда — ножик и различные подвески-украшения. Ожерелья (из стеклянных, каменных, металлических бус и привесок), браслеты, шейные гривны, перстни, шитые золотом налобные ленты дополняли парадный женский наряд. Браслеты, гривны, перстни, налобные повязки носили и мужчины.

Все эти украшения, как и цветные ткани для праздничных нарядов (восточные и западноевропейские сукна, шелк, парча), составляли наиболее динамичную и яркую сторону мужского и женского убора эпохи викингов. Основа наряда оставалась, однако, глубоко традиционной и в принципе однородной. Как и в сельском хозяйстве, в образе жизни и в одежде динамизм эпохи проявился в наименьшей степени.

Ассортимент орудий ремесленного труда представлен формами, сложившимися еще до эпохи викингов и сохранившимися практически неизменными до начала индустриальной эпохи (Stenberger 1977: 457). Они предназначаются для разнообразных специализированных ремесел, основанных на сложившихся технологических циклах и устоявшихся наборах орудий. В то же время, судя по выразительным комплексам в Бюгланде, Местермюр и др. (рис. 67.68,69), сохранялось объединение различных специальностей в руках одного ремесленника (Blindheim 1963:25-80).

Качественные изменения происходят в развитии транспортных средств. Люди эпохи викингов пользовались для передвижения зимой по снегу лыжами, по льду — костяными коньками и железными ледоходными шипами (крепившимися к обуви, а также к конским копытам). Разработанными образцами представлена конская сбруя: стремена шпоры, ремни и уздечки, плети с набором звенящих колец, седла с металлическими накладками.

Сани, четырехколесные повозки (рис. 70, 71,72), так же, как мощение улиц и строительство мостов, свидетельствуют о развитии наземного транспорта, причем многие существенные инновации относятся именно к эпохе викингов (Foote, Wilson 1970: 257-262). Однако ведущее значение приобретает водный, морской транспорт.

Корабли викингов представляли собой качественный скачок в развитии северного судостроения, от «кораблей свионов», описанных Тацитом (и археологически представленных находкой в Хьортшпринге), — к «драконам» (dreki, мн. ч. drakkar) с парусом и длинными веслами (Frick 1979; 47—55). Судно из Квальсунда, относящееся к «кануну» эпохи викингов, располагает, за исключением мачты с такелажем, всеми конструктивными характеристиками кораблей викингов (Хлевов 2002:99-100).

Судя по изображениям на готландских стелах, первые паруса, сплетенные из полос ткани (может быть, кожи), появились в VII—VIII вв. К этому времени уже были выработаны Т-образный в сечении киль, клинкерная обшивка с железными заклепками. Конструкция обеспечивала прочность и гибкость корпуса, позволяя наращивать его размеры и совершенствовать мореходные качества. Вопреки распространенным представлениям, прямой парус обеспечивал движение практически при любом направлении ветра, включая галсирование против ветра (Elsner 1985- 118). Причем, как можно было убедиться при экспериментальных плаваниях на ладье культурно-исторического общества «Storholmen» осенью 2001 года, простейшая и ранняя форма прямого паруса, преобразуемого также простейшим рангоутом и такелажем в точное подобие косого «латинского» паруса средиземноморского типа, обеспечивает максимальную свободу мореплавания; шведские волонтеры на судне с экипажем 6-8 человек способны добраться до Эстонии. Боевые «драконы» с такой оснасткой в высшей степени располагали фактором внезапности появления у любых морских или озерных берегов и достаточной свободой маневра на широких и полноводных реках.

Рис. 71. Перегрузка кузова с товаром с повозки на лодку. По материалам раскопок в Усеберге (реконструкция Б. Альмгрена)

Рис. 71. Перегрузка кузова с товаром с повозки на лодку. По материалам раскопок в Усеберге (реконструкция Б. Альмгрена)

Рис. 72. Повозка из погребения в Усеберге

Рис. 72. Повозка из погребения в Усеберге

Киль со шпангоутами и клинкерной обшивкой, фальшборт, палубный настил, «банки» (скамьи для гребцов), составная мачта и длинные весла — основные элементы конструкции нового типа судов. Во вполне сложившемся виде он представлен находками в курганах Усеберга и Гокстада. Этот тип судов был, по существу, универсален: одинаково приспособлен для передвижения в открытом море, прибрежных водах и по большим и средним рекам, внутренним водоемам; пригоден для транспортировки людей и грузов, для пиратских набегов и торговых поездок (рис. 73,74,75).

Корабль на 12-20 и более пар весел создавал еще одну важную социальную предпосылку «движения викингов». Выработанные веками допарусного мореплавания навыки гребли (вряд ли сплачивавшие команды более 10-20 человек) с появлением судов, охватывающих этим навыком до полусотни и более гребцов, формировали коллективы, охваченные и пронизанные совершенно особым ритмом взаимодействия, современные спортивные соревнования эффектно демонстрируют скоростную значимость этого ритма. Но только экспериментальные условия «археолого-навигационных плаваний» позволяют оценить значение этого ритма при переносе его в наземные, «береговые» условия: действуя просто вальками весел, даже не обнажая оружия, такая команда «морской пехоты» образует грозную боевую силу, с которой в эпоху викингов трудно было состязаться кому бы то ни было. В целом поведенческий механизм такой команды «руси» образует особый и самодостаточный социум (Лебедев, Жвиташвили 2000:92-93).

Социум корабля формирует и собственную «морскую субкультуру», адаптированную к условиям длительного и дальнего плавания. Кожаная одежда (мехом внутрь, оптимальная на холодном ветру и волне), соленая и сушеная рыба, слабое пиво (взамен и пресной воды, и хлеба), разные виды сухого хлеба, бондарная посуда для этих припасов, железная пожаробезопасная очажно-кухонная утварь (подвесные котлы и проч.), парус в качестве тента, сундучки (ларцы) для личных вещей и имущества составляли стандартный, устойчивый и универсальный набор. Превосходно приспособленный к экстремальным морским условиям, он находил эффективное применение и на суше. Кожаные штаны lodbrogg, давшие прозвище Рагнару, были известны колбягам Приладожья (курган Сязнига «Г», раскопки 1970 г. — Лебедев, Назаренко и др. 1971:5).

Рис. 73. Корабль-реплика «Айфур» Слева — чертеж ладьи; вверху — ладья на волоках, 1981 г.; внизу — устройство рулевых весел на небольшой ладье из Гокстада, которая была прототипом корабля-реплики «Айфур»

Рис. 73. Корабль-реплика «Айфур»
Слева — чертеж ладьи; вверху — ладья на волоках, 1981 г.; внизу — устройство рулевых весел на небольшой ладье из Гокстада, которая была прототипом корабля-реплики «Айфур»

Рис. 74. Судно из Усеберга Вверху — процесс раскопок в Усеберге; внизу — особенности конструкции судна

Рис. 74. Судно из Усеберга
Вверху — процесс раскопок в Усеберге; внизу — особенности конструкции судна

В течение эпохи викингов прослеживается тенденция к дальнейшему наращиванию размеров судна: «длинные корабли» (langskipar) поздней эпохи викингов были самым эффективным выражением престижа и претензий их владельцев (вплоть до «конунгов-викингов»). Однако уже к средней эпохе викингов, видимо, были достигнуты их пределы, так как длина отражалась на прочности конструкции, лимитированной высотой деревьев «судового леса». Универсальность нового типа судов была исчерпана. В позднюю эпоху викингов начинается дифференциация, появляется перспективный новый тип грузового корабля — knorr и в находке из Скульделёв (XI в.) представлены уже различные типы судов (Olsen, Crumlin-Pedersen 1978).

korabl-vikingov-2

Рис. 75. Большой корабль из Гокстада. Реконструкция Б. Альмгрена А — теоретический чертеж корпуса: а — обводы по мидельшпангоуту; b — уключины под весла; с — крепление щитов; d — обшивка; е — конструкция киля; f — разрез по мидельшпангоуту. В — процесс постройки

Рис. 75. Большой корабль из Гокстада. Реконструкция Б. Альмгрена
А — теоретический чертеж корпуса: а — обводы по мидельшпангоуту; b — уключины под весла; с — крепление щитов; d — обшивка; е — конструкция киля; f — разрез по мидельшпангоуту.
В — процесс постройки

Прогресс северного судостроения позволил решить важнейшие проблемы массовых коммуникаций, передвижения на дальние расстояния значительных масс людей, регулярной циркуляции товаров, постоянного контакта между морскими торговыми центрами, прибрежными районами, с внешним миром. Выражение «корабль — жилище скандинава» стало крылатым. Корабли становятся центральным мотивом изобразительных композиций на готландских камнях, важным элементом наиболее сложного и пышного погребального обряда («королевские курганы» Норвегии), одним из центральных образов эддической и скальдической поэзии. Новые средства морского транспорта обеспечили высокую мобильность представителей различных общественных групп; бонды не привязаны более к одалю и хераду, им доступны новые земли и дальние острова. Корабли стали одной из важнейших материально-технических предпосылок и средств для решения назревших к исходу VIII в. социальных коллизий.

Рис. 76. Типология копий и боевых топоров эпохи викингов (типы и датировки но Я. Петерсену)

Рис. 76. Типология копий и боевых топоров эпохи викингов (типы и датировки но Я. Петерсену)

Обеспечивая циркуляцию и концентрацию материальных ценностей, морские суда викингов стали самостоятельным морально-правовые фактором: на корабле действовали особые правовые нормы, объединявшие экипаж; деление по кораблям легло в основу военно-административной системы ледунга (Гуревич 1967:181-186; Ковалевский 1977: 108).

В целом структура культуры эпохи викингов обогатилась существенными инновациями. Если, достаточно условно, выделить доступные археологической фиксации базовые параметры (66 позиций), то по крайней мере 23 из них появляются лишь с VIII в. (43%). Остальные почти 60% характеристик культуры, однако, достаточно равномерно формируются (и удерживаются) в течение всего времени с начального заселения Скандинавии. До 10% культурных параметров появляются в мезолите (лук и стрелы, навыки и орудия охоты, собирательства, промысла морского зверя, рыболовства и пр.), более 7% — в неолите (длинный дом и другие элементы земледельческо-скотоводческого уклада, курганы и др.), эпоха бронзы дает до 12% инноваций, ставших архетипами «нордической культуры», по 7-10% дополняют эти архетипы последовательные периоды железного века. Наступление эпохи викингов северное общество встретило со сложившимися структурами мужской и женской субкультур, где безусловною доминантой была первая из них, культура «человека воюющего» (Хлевов 2002: 108-131).

К содержанию книги «Эпоха викингов в Северной Европе и на Руси» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика