П.Е. Бардина — О роли старообрядцев в русском освоении Сибири

К оглавлению сборника «Смена культур и миграции в Западной Сибири»

История формирования в Сибири русского населения, как и причины его передвижения из обжитых мест на новые, довольно активно исследуется в работах историков. Более глубокому раскрытию этих причин на конкретном материале может способствовать изучение роли старообрядческого движения.

[adsense]

В работах советских историков признано, что крестьянская земледельческая вольнонародная колонизация имела решающее значение в освоении Сибири русскими. Причины переселения были как экономические, так и социально-политические. Последние, под религиозной оболочкой, наиболее характерны были для массовых переселений старообрядцев как из Европейской России в Сибирь, так и во внутрисибирских миграциях.

История старообрядческого движения привлекала внимание многих исследователей, но сибирские старообрядцы изучались сравнительно мало. Только в последнее время работами Н.Н. Покровского восполняется этот пробел. Некоторые периоды и регионы в истории старообрядчества остаются до сих пор слабо изученными. Так, о старообрядцах территории Томской области конца XIX — начала XX в литературе сведений очень мало.

Вся история России с конца XVII в. наполнена подчас очень острой кровопролитной борьбой правительственных и церковных властей против старообрядчества, сочетавшейся временами о уступками и увещевательной политикой. Несмотря на эти меры, старообрядчество отличалооь удивительной жизнестойкостью. В религиозном учении старообрядцев были сильны раннехристианские эсхатологические идеи о близости конца света, о приходе господства антихриста и необходимости ухода в «пустынь». Идеи пустынножительства были наиболее полно выражены в согласии бегунов, которые сыграли некоторую роль в заселении окраин России.

Ярким примером первопроходческой роли старообрядцев может служить история освоения долины р. Бухтармы на Алтае «каменщиками», освещенная в работах многих исследователей. В результате правительственной ссылки появились группы старообрядцев: «поляков» по Алтае и «семейских» — в Забайкалье, история которых также довольно хорошо исследована.

В отличие от этих групп старообрядцы в Среднем Приобье известны сравнительно мало и появились здесь гораздо позднее. Однако и они сыграли определенную первопроходческую роль в заселении таежных районов Приобья.

Первые упоминания о старообрядцах около г. Томска имеются в описании C.П. Крашенникова своего пути по рр. 0би и Томи в 1734 г. Но и в конце ХVIII в. районы Притомья занимали весьма огромное место по официальной статистике старообрядчества по сравнению с Алтаем или Приуральем (Покровский H.H., 1974, с. 350). Положение изменилось, по-видимому, только о конца XIX в., когда развитие капитализма, усиление эксплуатации, политические события начала XX в. привлекли внимание старообрядцев к весьма удаленным и труднодоступным «медвежьим» углам томской тайги, в частности Нарымского края. Недаром на Алтае сложилась легенда, зафиксированная H.H. Покровским, что алтайские старообрядцы, покинувшие родные места, нашли Беловодье на севере Томской области.

По полевым этнографическим материалам, собранным автором в 1975-1984 гг., в левобережных районах Томской области (в Чаинском, Бакчарском, Парабельском и др.) прожигает довольно много потомков старообрядцев. Многие из них родились уже здесь, в Сибири, другие приехали в детском возрасте в начале века со своими родителями. Лишь отдаленные пожилые информаторы приехали сюда сами. По их рассказам, а также по имеющимся сведениям в литературе. восстанавливается картина освоения этих мост.

Основными районами выхода старообрядцев, поселившихся в Приобье, были соседние регионы Сибири и Приуралья, в основном Пермская и Тюменская области и Алтай. При близком соседстве или совместном поселении между выходцами из разных мест складывались специфические взаимоотношения, характеризующиеся приоритетом более прогрессивной в культурном отношении группы, несмотря на весь их консерватизм.

Религиозные и социально-политические мотивы переселения в сознании крестьян, как и в прежние времена, тесно переплетались. Экономические же причины довольно часто отходили на второй план, так как иногда они забирались в такие места, где земледелием заниматься было почти невозможно. Вместе с тем экономические причины не исчезали полностью, что отражалось в распространенных легендах о сказочных природных богатствах Нарымского края (обилие рыбы, дичи, ягод, грибов, кедровых орехов и пр.). Поселяясь
в малообжитых районах Приобья, старообрядцы в немалой степени способствовали хозяйственному освоению этого края, распространению земледелия и огородничества» все дальше на север.

Большой интерес представляет изучение путей продвижения этих старообрядцев. Довольно часто эти пути были многоступенчатыми, с переездами с одного места на другое, и в этом движении проходила значительная часть их жизни. Выходцы из соседних к западу районов Сибири, по-видимому, впервые попали на верховья рек Васюгана, Парбига, Кенги, Чузика и других рек левобережья еще со времен знаменитого Тарского розыска 1722 г. и других подобных гонений, когда тысячи старообрядцев были вынуждены бежать в глухие места. Возможно, что в качестве проводников по труднопроходимым болотам им служили коренные народы региона (ханты и селькупы). В процессе заселения происходило своеобразное «просачивание» с верховьев одной речки на другую; в этих местах они находились недалеко друг от друга. С появлением других поселенцев стаоообрядцы часто уходили дальше, в глубины нарымской тайги или по реке Кеть — в Красноярский край.

Центрами притяжения были нередко старообрядческие скиты, существовавшие ранее или возникавшие вновь. Вокруг них создавались небольшие поселения; заимки, часто называвшиеся по фамилиям первопоселенцев. Характерна была малочисленность поселений и их разбросанность. Чаще всего поселения располагалиоь в укромных местах возле рек, озер. Иногда такое поселение основывали на крутом изгибе реки, так что с трех сторон оно было ограждено естественными крутыми берегами, а с четвертой обносилооь оградой из выкорчеванных деревьев и колючих кустарников.

Выбор места диктовался также удобством для промысловой деятельности, которая составляла на первых порах, а иногда и значительно дольше, основу всей жизни. Занимались старообрядцы охотой, рыболовством, кустарными промыслами, разводили в небольших количествах скот и по возможности заводили традиционную пашню.

Некоторой спецификой отличалась жизнь в скитах, где она связывалась со «служением богу», хотя и там трудовая деятельность занимала большое место. Этим подтверждается мнение Н.Н. Покровского, что старообрядческое пустынножительство в Сибири было прежде всего трудовым, крестьянским по своему быту, психологии, традициям и мало имело общего с монастырями.

[adsense]

Старообрядцы томской тайги длительное время сохраняли мпогие культурно-бытовые особенности в жилище, одежде, утвари, во всем семейном укладе. Только с установлением советской власти, с началом коллективизации коренным образом, изменилась жизнь этих религиозных отщепенцев и вечных странников. Некоторые из них длительное время сохраняли свою обособленность, другие пытались найти еще более глухие места, но большинство старообрядцев, особенно молодое поколение, вступили в колхозы, где их потомки продолжают, трудиться по сей день и уже давно забыли про «старую веру». На месте старообрядческих заимок выросли крупные современные села, многие заимки исчезли. В настоящее время в этих, когда-то глухих местах, строится новый город — Кедровый.

В этот день:

  • Дни смерти
  • 1913 Умер Джон Леббок — британский энциклопедист, банкир, политик, археолог, биолог, писатель-моралист. Ввёл в археологии понятия неолит и палеолит.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика
Археология © 2014