Баранес А.П., Косарев А.Ф., Славнин В.Д. Еловский археологический комплекс

Баранес А.П., Косарев А.Ф., Славнин В.Д. Еловский археологический комплекс // Ученые записки. Вопросы археологии и этнографии Западной Сибири. Томск: Изд-во Том. ун-та, 1966. — №60. — С. 58-70.

Работы, проводимые музеем ИМК при ТГУ в последние годы, имеют целью исследование эпох бронзы и раннего железа в Среднем Приобье. Задачей настоящей статьи является характеристика материалов Еловского археологического комплекса (они хранятся в фондах музея ИМК при ТГУ), попытка датировки, установления его места среди других культур эпохи бронзы Западной Сибири.

Исследуемый комплекс археологических памятников находится у деревни Еловка, Кожевниковского района, Томской области и состоит из поселения в 350—400 м к северу от деревни Еловки; курганного могильника, находящегося на расстоянии около 250 м к северо-востоку от поселения и грунтового могильника, который расположен в 400—450 м к югу от деревни.

Поселение и курганный могильник были открыты В. И. Матющенко и Л. В. Александровой в 1959 г., грунтовый могильник — Д. П. Славниным в 1961 г.

1. Еловское поселение

В нашей работе наибольшее внимание уделено керамике, как наиболее массовому и, вследствие этого, наиболее важному материалу. Характеристике инвентаря мы уделяем немного времени, используя его для общего представления об исследуемом памятнике и для датировки.

Еловское поселение расположено на второй надпойменной террасе реки Оби, занимая, по-видимому, высокий мыс, образованный при впадении в протоку Симан ручья Федоски. Раскопки поселения были начаты в 1960 г. на площади в целом 456 м2 (было заложено два раскопа) и продолжались в 1961 г., когда было вскрыто 404 м2. Культурный слой оказался довольно мощным — от 60 до 100—130 см, что говорит о длительности существования поселения. Выявлено несколько каменных очагов, но обнаружить жилища не удалось.

Племена, которым принадлежало поселение, занимались скотоводством. В пользу такого утверждения говорит наличие множества костей домашних животных (барана и лошади) и находки псалий из лосиного рога и кости. Очень большое место в жизни населения занимала охота: найдено значительное количество костей крупных диких животных (лося, медведя), украшение из клыков и зубов медведя, а также костяная подвеска, реалистически изображающая лося. Богатый охотничий инвентарь свидетельствует о сравнительно высоком развитии охоты. Древним жителям Еловского поселения хорошо было известно рыболоввство. Об этом свидетельствуют находки скоплений чешуи и костей крупной рыбы (нельмы, осетра и др.), а также орудия рыболовства — гарпуны, грузила
Жители Еловского поселении располагали сравнительно богатым инвентарем, который можно разделить на 4 группы.

1. Изделия из кости наиболее многочисленны и разнообразны. Так, наконечники стрел могут быть разделены на три типа:

а) Треугольные, чечевицевидные в сечении с длинным черешком и усиками (табл. 1 — 1,2). Имеется точно такой же по форме наконечник дротика (табл. 1—10).

б) Листовидные, ромбические или треугольные в сечении (табл. 1—3,4).

в) Иволистные, ромбические в сечении, с очень длинным лезвием и коротким черешком (табл. 1—9).

Табл. 1. Костяной инвентарь с Еловского поселения

Табл. 1. Костяной инвентарь с Еловского поселения

Встречаются и одиночные экземпляры наконечников стрел: биконический, круглый в сечении (табл. 1—5); небольшой треугольный в сечении, с очень длинным черешком (табл. 1—6); треугольный, круглый в сечении с коротким черешком (табл. І—7); подтреугольный, бесчерешковый, плоский в сечении, вероятно, подражание каменному наконечнику в кости (табл.1—8).

В большом количестве встречаются проколки (табл. 1 —12), длинные, острые, слегка изогнутые, с желобком для ремешка у навершия и гарпуны (табл. 1 — 11). Реже — костяные плоские ножи из ребер животных (табл. I — 13). Интересны находки псалий (табл. 1 — 14,15) и пряслиц (табл. I — 16).
Все костяные предметы изготовлены очень изящно.

2. Каменные предметы очень немногочисленны. Этот наконечник дротика из кремнистой породы с отломанным черешком, по-видимому, незаконченный (табл. 2—1). Два наконечника стрел подтреугольной формы, чечевицевидные в сечении (табл. 2—2,3). Один (3) из халцедона, другой (2) из кремнистого сланца. Оба обработаны техникой отжимной ретуши. Несколько грузил и камней, которые могли быть использованы также в качестве грузил (табл. 2—5, 6, 7), и каменная пластинка с отверстием, возможно, амулет (табл. 2—4).

Табл. 2. Каменный инвентарь с Еловского поселения

Табл. 2. Каменный инвентарь с Еловского поселения

3. Бронзовый инвентарь небогат, всего несколько вещей. Втульчатое прорезное копье ананьинского типа (табл. 3—1), втульчатый листовидный наконечник стрелы, очень плохой сохранности (табл. 3—2).

Черешковый, трехлопастный наконечник стрелы; широкий пластинчатый нож (табл. 3 3) и коленчатый нож карасукского типа (табл. 3—4); небольшое изогнутое четырехгранное шило (табл. 3—5).

Украшения: спирально закрученная сережка (табл. 3—7) и, вероятно, распаянное, кольцо (табл. 3—6).

Помимо этого найдено несколько фрагментов глиняных литейных форм (табл. 3 8, 9, 10) для ножей, серпов и каких-то других предметов, что свидетельствует о наличии местного литейного производства. Наиболее интересна из них форма наконечника копья, аналогичного описанному ранее (табл. 3—8).

4. Керамика является наиболее многочисленным и интересным материалом. Нам удалось восстановить ряд сосудов, что позволяет дать их классификацию.

По формам и размерам сосуды можно разделить на три основные группы.

1. Крупные горшковидные сосуды (высота до 35 см. диаметр устья до 30 см) с плавно отогнутым наружу венчиком и слабо выраженными плечиками. Диаметр дна обычно в 2 и 2,5 раза меньше диаметра венчика. (табл. 4—1).

Табл. 3. Бронзовые предметы и обломки литейных форм с Еловского поселения

Табл. 3. Бронзовые предметы и обломки литейных форм с Еловского поселения

Табл. 4, Сосуды с поселения Еловка

Табл. 4, Сосуды с поселения Еловка

Табл. 5, Керамика Еловского поселения с орнаментацией лесного типа

Табл. 5, Керамика Еловского поселения с орнаментацией лесного типа

2. Горшковидные плоскодонные сосуды средней величины (высота 20—25 см, диаметр по венчику до 24 см). Венчик обычно плавно отогнут, плечики хорошо выражены (табл. 4—2,3). Однако встречаются сосуды такой же формы, но гораздо крупнее (высота до 30-35 см, диаметр по венчику до 35 см).

3. Небольшие (6—15 см в высоту) сосуды с прямым венчиком, резким переходом от шейки к плечикам и очень выпуклыми стенками. В большинстве случаев форма тулова приближается к сферической (табл. 4—4—7).

Выявлено два главных типа орнаментации сосудов:

1. Лесной. Общей чертой для этого типа является сплошная орнаментация, деление на зоны рядами ямок или лунок, реже лощеными дорожками. Венчик часто украшен прямой или косой насечкой, иногда заштрихованными треугольниками. Орнамент в основном состоит из сетки, елочки и косой насечки, встречающихся как самостоятельно, так
и в различных сочетаниях. Можно говорить о преобладании резного орнамента над гребенчатым. Орнаментация этого типа встречается главным образом на сосудах первой группы (табл. 4—1,3) и гораздо реже — на сосудах второй группы (табл. 4—3).

Кроме того встречаются отдельные фрагменты керамики, орнаментация которых относится к лесному типу, но не является типичной для Еловского поселения (табл. 5—4—14). В данном случае основным элементом являются разнообразные волнистые линии, резные или фигурно-гребенчатые и различные мелкие штампы: ромбические, часто гребенчатые (табл. 4—4,5), треугольные, оттиски которых тянутся по шейке сосуда сплошной опоясывающей линией; птицеобразные (Табл. 5-9); розетки, обычно восьмилепестковые (табл. 5—10). Штампы, как правило, расположены внутри гребенчатых треугольников и ромбиков. Ромбические штампы нанесены сплошными опоясывающими лентами.

2. Степной. К этому типу относится резной геометрический орнамент. Элементы его состоят в основном из треугольников и ромбов, большей частью штрихованных, и из штрихованных лент. Общая черта этого типа орнамента — заштрихованные треугольники у венчика в различных комбинациях. Встречаются сосуды и с неорнаментированными венчиками. Следует отметить ряд сосудов, близких между собой по орнаментировке (табл. 4-4,6). По венчику они украшены штрихованными треугольниками; венчик отделен от тулова несколькими резными опоясывающими линиями; длинные остроугольные треугольники из штрихованных цент или заштрихованные параллельно боковым сторонам фестонами спускаются до половины сосуда. Нижняя часть сосудов не орнаментирована. Орнаментация этого типа встречается, в основном, на сосудах третьей группы (табл. 6) и значительной части второй (табл. 4-3).

Табл. 6. Фрагменты сосудов с поселения Еловка

Табл. 6. Фрагменты сосудов с поселения Еловка

На наш взгляд, сосуды первой группы по форме и орнаментации близки сосудам поселения Самусь IV, относящегося к Томской культуре 1. Для сравнения на таблице (1, 2) представлены сосуды Еловского поселения (слева) и поселения Самусь IV (справа). Часть сосудов второй группы тоже имеет аналогии в керамике Самусь IV как по форме, так и по орнаментации (табл. 8—3,4). Общим для них является наличие по венчику взаимно проникающих штрихованных треугольников, обращенных вершинами в разные стороны, а также наличие жемчужинка по шейке и 3—4 разных опоясывающих линии по плечикам. Кроме того в материалах Еловского поселения имеется фрагмент керамики с изображением человека, почти тождественного антропоморфным личинам с поселения Самусь IV 2. Большая часть керамики третьей группы очень сходна с керамикой поселения Ирмень—I 3 и с керамикой Ближних Елбанов (пункт БЕ—IV) 4, которые М. П. Грязнов относит к карасукскому времени, а также имеет некоторое сходство в орнаменте с сосудами, которые С. В. Киселев обнаружил в Усть-Ербинском могильнике и могильнике у с. Быстрая 5.

2. Курганный могильник

Как уже говорилось выше, в Еловский археологический комплекс входит два могильника — курганный и грунтовый. Эти памятники еще недостаточно исследованы, поэтому материала для их характеристики еще очень мало. Курганный могильник состоит из 20—25 курганов, которые, как показали раскопки, относятся к развитому железному веку, но интересны еще и тем, что содержат более ранние, разрушенные ими погребения. Часть курганов разрушена оползаем, либо полностью, либо частично. Большая часть их ограблена, по-видимому, еще в древности. Курганы дерновые, овальные в плане, слегка оплывшие. Грунтовый могильник представлен лишь двумя погребениями, которые частично пострадали от оползня. Рядом с этими могилами видны очень оплывшие всхолмления, возможно, насыпи этого древнего могильника. Ориентировочно он мог занимать площадь до 10000 м2.

Во время работы экспедиции было раскопано два кургана в первом могильнике: один в 1960 г., другой — в 1961 г. Курган датируется железным веком, возможно, одинцовским этапом Верхне-обской культуры, о чем можно судить по сосуду, совершенно тождественному одинцовским (из кургана 1961 г.), а также по наличию рядом с могилой костяка лошади, что также характерно для захоронения одинцовского этапа 6. Курган, раскопанный в 1960 г., содержит две могилы: раннюю (№ 1; и позднюю (№ 2). Не ставя целью полной публикации материала могильника, дадим общее описание могил.

Могила № 1. Бессистемно разбросанный костяк человека находился частью в ногах могилы № 2 (25 см к Ю-Ю-3), частью в головной его части (к С-З). Юго-восточнее могилы стоял глиняный сосуд (табл. 2-1). Других находок нет.

Могила № 2. Оказалась разграбленной еще в древности. Слегка углублена в погребенной почве. Найдено большое количество бус, несколько костяных подвесок, обломки железных орудий. В могиле сохранились следы деревянной подкладки. Рядом с могилой лежал череп и разрозненные кости скелета лошади. Из кургана, раскопанного в 1961 г., известно также две могилы, аналогичные описанным.

Могила № 1, как ив кургане 1960 г., более ранняя, чем могила № 2. Она включает в себя верхнюю часть человеческой черепной коробки, ряд осколков черепной крышки, обломки бедренной и плечевой кости, спинной позвонок, обломок ключицы и три глиняных сосуда (табл. 7—2, табл. 7—3,4).

Могила № 2. Поздняя. Сильно повреждена грабителями. Рядом с могилой находился хорошо сохранившийся костяк лошади. Железные удила, находившиеся между челюстями лошади, похожи на удила из одиниовских могил 7. Никаких орудий не найдено; обнаружена часть подвески из раковины, а также круглодонный, грубо выполненный сосуд.

3. Грунтовый могильник

На площади могильника раскопано две могилы, частично разрушенных.

Могила № 1 разрушена оползнем; обнаружены остатки покрытия, возможно, из сосновой коры, здесь же найден раздавленный сосуд, орнаментированный резными заштрихованными треугольниками и жемчужником. Костяк ориентирован головой на юг, насколько можно судить по сохранившейся нижней его части и лежал в скорченном состоянии на правом боку. Между костями таза и нижних конечностей находился небольшой глиняный сосуд (табл. 7—5).

Могила № 2 расположена на краю обрыва, в 180 см от могилы № 1. Ориентирована с Ю-ЮЗ на С-СВ. В могиле находились остатки трупо- сожжения. Примерно посредине лежали остатки костей таза. В северо- восточной части могилы стоял глиняный сосуд и лежала челюсть животного.

Для выяснения датировки могильников следует остановиться на характеристике керамики этих памятников.

Курганный могильник представлен четырьмя целыми сосудами, грунтовый — двумя (табл. 7—5, 6). Сосуды из ранних могил курганного могильника (поздние могилы в данном случае нас не интересуют) можно объединить в две группы.

Для первой (табл. 7—1,2) характерны небольшие размеры, плоское дно, резкий переход от шейки к венчику, образованный уступом налепного воротничка. Орнамент резной, на одном сосуде (№ 1) довольно сложный, на другом (№ 2) простой, небрежно выполненный. Воротничок украшен рядом треугольников, венчик от шейки отделен опоясывающим рядом небольших ямок. Следует отметить довольно грубую технику изготовления этих сосудов. Все указанные элементы являются для них общими.

Сосуды второй группы (табл. 7—3,4) характеризуются большими размерами по сравнению с ранее описанными, горшкообразной формой, наличием небольшого плоского дна; отогнутостью венчика наружу. Техника и изготовления довольно высокая, применено лощение. Орнамент резной, но на обоих сосудах различный. Сосуд № 3 украшен, чрезвычайно сложным сочетанием штрихованных треугольников, меандров, «лесенок» резных опоясывающих линий. Орнамент сосуда №4 гораздо проще. Общей чертой является наличие опоясывающих линий по шейке и резных штрихованных треугольников, хотя в целом орнаментация обоих сосудов очень различна. В отличие от сосуда № 3 в орнаментировке сосуда № 4 появляется косая насечка углом лопаточки.

Табл. 7. Керамика из могильников эпохи оронзы у д. Еловка

Табл. 7. Керамика из могильников эпохи оронзы у д. Еловка

Из могил грунтового могильника известно два целых сосуда и несколько фрагментов керамики, в том числе фрагменты с орнаментом в виде жемчужинка. Оба сосуда характеризуются высокой техникой и сходными элементами в расположении орнаментации.

Сосуд № 5 удивительно похож на сосуды третьей группы поселения (табл. 4) по форме, технике изготовления и орнаментации (она занимает верхнюю часть сосуда). Отличает его интересный элемент орнамента — схематическое изображение животных, повернутых головами в разные стороны (олень?).

Сосуд № 6 отличается простотой орнаментации, более небрежным характером ее выполнения. Оба сосуда плоскодонные.
Аналогии керамике могильников могут быть найдены в материалах различных памятников эпохи бронзы Западной и Южной Сибири и Казахстана.

Например, сосудам второй группы близки сосуды, опубликованные К. В. Сальниковым 8 и М. П. Грязновым 9, т. е. некоторой части керамики Федоровского, Исаковского, могильника в Челябинской области, Ближних Елбанов (пункт БЕ-12) и других памятников. Сосуды первой группы несколько напоминают по форме Ирменские 10.

Грунтовый могильник, на наш взгляд, определенно принадлежал жителям Еловского поселения, о чем свидетельствует указанная тождественность сосудов могильника с керамикой третьей группы поселения в форме орнаментации. Кроме того, можно подчеркнуть сходство его в керамике с памятниками верхней Оби (пункт БЕ-IV, Долгая Грива 11), Центрального Казахстана (могильник Дындыбай, Бегазы) 12 и особенно с поселением Ирмень-1 13, керамика которого во многом сходна с керамикой Еловского поселения. Все перечисленные памятники датируются карасукским временем, позволяя отнести и рассматриваемый могильник к этому периоду.

Итак, на основании имеющегося материала можно установить приблизительную датировку существования памятников Еловского археологического комплекса.

Рассмотрим материал, датирующий поселение. Исследуя керамику, мы установили, что Еловское поселение, несомненно, более позднее, чем поселение Самусь-IV, верхней границей существования которого считается XII век до н. э. В пользу такого утверждение говорит наличие черт орнаментации и форм сосудов, датирующих Еловское поселение карасукским временем. Однако в керамике обоих поселений имеются аналогичные черты. Следовательно, поскольку Еловское поселение не синхронно поселению Самусь-IV, то можно считать первое связанным со вторыми генетически. Важным доказательством этого является наличие в материалах Еловского поселения фрагмента керамики с изображением человека, почти тождественного с изображением человека с поселения Самусь-IV.

В силу сказанного, нижняя граница существования Еловского поселения не может быть раньше XII века до н. э., то есть конца существования поселения Самусь-IV.

Отдельные фрагменты керамики орнаментированы резными крестиками, опоясывающими сосуды. Вероятно, это результат генетического развития сетчатого орнамента (как элемент сетки). Известно, что этот орнамент получил широкое распространение в эпоху железа, началом которого на территории Сибири считается VII век до н. э. и менее известен в эпоху поздней бронзы. Следовательно, конец существования Еловского поселения не может быть позже VII века до н. э.

Табл. 8. Сосуды с поселения Еловка в сравнении с сосудами с поселения Самусь IV

Табл. 8. Сосуды с поселения Еловка в сравнении с сосудами с поселения Самусь IV

Обратимся к вещественному материалу. Для определения границ существования поселения большое значение имеет коленчатый нож карасукского типа (табл. 3—4). Если рассматривать его как проявление карасукского влияния, то он мог появиться в районе средней Оби в период между XI—VII веком до н. э. Следует остановиться на таких интересных находках, как втульчатый наконечник копья и глиняная форма для литья такого наконечника (табл. 3—1,8), которые позволяют уточнить конечную дату существования поселения. Данный тип наконечника аналогичен наконечникам Ананьинской эпохи в Прикамье 14). А наиболее ранним из Ананьинских памятников является могильник Маклашеевка-II, датируемый VIII—VII веками до н. э., ибо заключает в себе черты эпох поздней бронзы и раннего железа. Таким образом, конец существования поселения приходится на VIII—VII века до н. э. Подтверждением этого может служить и пластинчатый нож (табл. 3—3), имеющий аналогии в поселениях Ирмень-I и Большой Лог, датирующийся VIII веком до н. э. 15, а также в Томском могильнике на Большом Мысу с датировкой VII—VI вв. до н. э. 16.

Сопоставляя данные керамического и вещественного материалов, можно довольно точно установить дату Еловского поселения — XI—VII вв. до н. э. Такое решение вопроса подтверждается находками псалий, возникновение которых К. Ф. Смирнов относит к рубежу II—I тыс. до н. э. 17, а М. П. Грязнов — к X—VIII вв. до н. э. 18.

Датировку поселения мы допускаем и для грунтового могильника, так как он, вероятно, принадлежал жителям поселения.

Курганный могильник может быть датирован одинцовским этапом Верхне-Обской культуры, т. е. II—IV вв. н. э. Разрушенные им погребения точно датировать трудно, однако можно заключить, что они более ранние, чем погребения грунтового могильника. Об этом свидетельствует наличие андроновских черт в форме и орнаментации керамики из этих погребений (меандры, штрихованные треугольники у дна).

Можно выдвинуть гипотезу, объясняющую генезис Еловского поселения и наличие в его материалах различной по облику керамики.

Резкое разграничение керамики поселения на две группы, характерные для совершенно противоположных культурно-хозяйственных типов (лесного и степного), позволяет проследить основные этапы существования этого поселения. На I этапе своего существования Еловское поселение было заселено одним из лесных племен, которое изготовляло лесные по облику сосуды. В конце IX — начале VIII в. до н. э. группа родственных племен, населявшая степные пространства Западной Сибири, по неизвестным нам причинам двинулась на север. Часть из них остановилась на территории поселения Ирмень-1, другая часть двинулась дальше. Разгромив или вытеснив коренных жителей, пришельцы в начале VIII в. до н. э. обосновались на территории поселения Еловка. Начался второй этап существования Еловского поселения, отмеченный изготовлением сосудов степного по форме и орнаментации типа. Но соседство двух различных по образу жизни и роду занятий этнических групп не могло не отразиться на их культуре. Начинается взаимное проникновение отдельных элементов этих культур, что отразилось в орнаментации сосудов: появляются сосуды смешанного типа. С этого момента начинается новый этап существования Еловского поселения.

Notes:

  1. В. И. Матющенко. К вопросу о бронзовом веке в низовьях реки Томи. СА 1959, № 4.
  2. В. И. Матющенко. Об антропоморфных изображениях на глиняных сосудах из поселения Самусь IV. СА, 1961, № 4, рис. 1, 6, 8, 11.
  3. М. П. Грязнов. К вопросу о культурах эпохи поздней бронзы в Сибири КСИИМК, вып. 64.
  4. М. П. Грязнов. История древних племен верхней Оби. МИА СССР, № 48 М., 1956, табл. V—26—32, табл. VI.
  5. С. В. Киселев. Карасукские могильники по раскопкам 1929, 1931 и 1932 гг. СА, 1937, № 3, табл. 1—2, табл. II—I.
  6. М. П. Грязнов. История древних племен верхней Оби. Сто. 100 табл. XXXVIII, X. си, 6. Зокяг» 1430.
  7. М.П. Грязнов. История древних племен верхней Оби. Табл. XXXVIII, рис. 4.
  8. К. В. Сальников. Бронзовый век южного Зауралья. МИА СССР, № 24, рис. 3—1, 4; рис. 6—1.
  9. М. П. Грязнов. История древних племен верхней Оби. Стр. 151, 152. М. П. Грязнов. Памятники карасукского этапа в центральном Казахстане. СА, XVI, рис. 8—6.
  10. М И. Г р я з и о в. К вопросу о культурах… рис. 10—1, 7.
  11. М. П. Грязнов. История древних племен верхней Оби. Табл. V—26—32; гибл. V
  12. Г»м же, рис. 7, 8.
  13. о культурах эпохи…
  14. А. В. Збруева. История населения Прикамья в Ананьинскую эпоху. МИЛ СССР, № ЗО, М„ 1952, табл. 1, стр. 30.
  15. Н. Л. Ч л е н о в а. О культурах бронзовой эпохи лесостепной зоны Западной
  16. М. Н. Комарова. Томский могильник, памятник истории древних племен лесной полосы Западной Сибири. МИА СССР, № 24, М., 1952, стр. 46.
  17. К. Ф. Смирнов. Археологические данные о древних всадниках Поволжско-Уральских степей. СА, 1961, № 1, стр. 15.
  18. М. П. Грязнов. История древних племен верхней Оби, стр. 74.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики



Updated: 16.01.2018 — 21:05

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика