Бадер О.Н. Палеолитические рисунки Каповой пещеры (Шульган-Таш) на Урале

К содержанию журнала «Советская археология» (1963, №1)

Предварительные сообщения о результатах первого обследования этого уникального памятника, произведенного экспедицией Института археологии в 1960 г. 1, в настоящее время, после работ 1961 г., могут быть дополнены, уточнены и иллюстрированы копиями древних рисунков.

Открытия, замечательных произведений реалистического искусства эпохи палеолита на стенах и потолках пещер Юго-Западной Европы, сделанные в конце XIX и в XX в., показали, что эти памятники локализуются преимущественно в Кантабрии, в Пиренеях и к северу от них, в Южной Франции. Несмотря на обилие исследованных пещер в Чехословакии, Австрии и на смежных им территориях Средней Европы, так же как и в Восточной Европе, подобные памятники обнаружены не были.

В СССР за последнюю четверть века в археологической литературе высказывались мнения о палеолитическом возрасте древних изображений, открытых в четырех, очень далеко отстоящих друг от друга пунктах. Это — геометрические начертания в навесах Мгвимеви в Грузии, частью покрытые «тонкой сталагмитовой коркой, ниже по склону имеющей большую мощность и содержащей в себе включения в виде палеолитических кремневых орудий и расколотых костей» 2; это — прочерченные и выбитые на потолках и стенах гротов частью окрашенные рисунки на Каменной Могиле близ г. Мелитополя, у берегов Азовского моря 3; красные рисунки в навесах и гротах Зараут-Сай в Южном Узбекистане, близ Термеза 4, и прочерченные на скалах рисунки близ дер. Шишкино, в Восточной Сибири, на берегу Лены 5. Однако были высказаны и сомнения в палеолитическом возрасте некоторых из этих изображений, содержащиеся и в уже указанной литературе. В основе этих сомнений лежало отсутствие неопровержимых данных для столь ранней датировки, которая основывалась главным образом на стилистическом анализе рисунков. Так, за пределами Советского Союза Банди и Марингер сочли возможным приписать группе наиболее архаичных изображений Каменной Могилы, во главе с плохо выполненной фигурой мамонта, поздне- ориньякский возраст 6, тогда как Кюн сопоставляет изображения Камен¬ной Могилы со стилизованными наскальными рисунками Швеции 7, а Гейслер — с культурой мегалитов 8.

Поэтому большое внимание привлекло новое открытие несомненно древних изображений на стенах Каповой пещеры на Южном Урале, сделанное зоологом А. В. Рюминым в 1959 г., ровно через 80 лет после открытия Марселино Саутуола первых палеолитических рисунков в Альтамирской пещере.

В докладах и многочисленных статьях, напечатанных в газетах и популярных журналах, А. В. Рюмин сообщал о рельефных, гравированных, прочерченных и нарисованных красной, желтой и черной ‘краской изображениях пещерных медведей, волка, лисы, бизона, пещерного льва, антилоп, лошади, мамонта, саблезубого тигра и других животных в галереях как нижнего, так и верхнего этажей пещеры. При этом он датировал эти изображения всеми тремя эпохами верхнего палеолита.

Институт археологии Академии наук СССР поручил мне обследовать древние изображения в Каповой пещере, что и было выполнено в 1960 и 1961 гг.

Пещера Каповая (или Шульган-Таш) является одной из больших пещер Южного Урала. Она находится в Бурзянском районе Башкирской республики, в горном течении р. Белой, на ее правом берегу (рис. 1). Впервые она была обследована и описана более 200 лет назад, в 1760 г., П. И. Рычковым 9, через 10 лет, в 1770 г.— акад. И. И. Лепехиным 10, несколькими исследователями на протяжении XIX в., а в советский период, в 1923 г.— Г. В. Вахрушевым, в последней работе которого 11 приведена и библиография литературы о пещере; в 1960 и 1961 гг. пещера обследовалась экспедицией Башкирского университета под руководством И. К. Кудряшова и Е. Д. Богдановича, заснявшей инструментальный план пещеры, которым мы и пользуемся.

Пещера имеет очень эффектный, широкий вход. Под его величественной аркой выходит из-под скал речка Шульгановка и вскоре впадает в Белую (рис. 2). Обширные, местами грандиозные полости пещеры образовались в толще известняков верхнего девона и нижнего карбона, они составляют несколько ярусов или этажей, и, по данным спелеологической экспедиции, имеют общую протяженность до 1,5 км (рис. 3).

Вход в пещеру находится на высоте 7,5 м над уровнем Белой. Галереи нижнего этажа тянутся на 300 м в глубь горы; дно их постепенно повышается до 26 м над уровнем реки. Нижний этаж отличается сыростью, особенно в период таяния снегов и в дождливое время года.

Рис. 1. Долина Белой и вид на лагерь экспедиции с утеса у Каповой пещеры

Рис. 1. Долина Белой и вид на лагерь экспедиции с утеса у Каповой пещеры

Путь на второй этаж открывается в левой стороне нижнего этажа, в 140 м от входа в пещеру, и представляет собой несколько круто поднимающихся полостей (рис. 4), заканчивающихся широким и высоким, почти вертикальным колодцем. Этот ход трудно и рискованно преодолевать без лестниц; высота его над смежной частью нижней галереи 29 м. Галереи верхнего этажа отличаются большей сухостью. Их пол, в отличие от нижнего этажа, заваленного камнями сравнительно свежих обвалов, обычно покрыт глинистыми наносами. Высота пола основной части верхней галереи над уровнем Белой 50 м.

Детальное изучение всех изображений, указанных А. В. Рюминым 12, привело членов экспедиции к единодушному заключению, что подлинными произведениями человека являются лишь рисунок лошади на втором этаже пещеры и расположенные рядом с ним рисунки, выполненные красной краской; все прочие «изображения» в виде рельефов, гравировок и прочерченных контуров, опубликованные А. В. Рюминым, не существуют, представляя собой игру природы, имеющую случайное и приблизительное сходство с фигурами или головами некоторых животных 13. Особенно досадна публикация рисунка махайрода из нижнего этажа и «архаического» рисунка с верхнего, которые А. В. Рюмин считает наиболее древними рисунками пещеры. Оба эти рисунка сделаны углем совсем недавно, в наши дни; уголь не успел закрепиться на поверхности, он свеж и мажется. Тем же углем сделан глаз у опубликованной им же головы верблюда, представляющей собой сочетание нескольких случайных трещин и выпуклостей на обвалившемся сверху каменном блоке 14. Некоторые рисунки воспроизведены у А. В. Рюмина по-разному; например, рисунок мамонта издан по крайней мере в трех вариантах: то с
бивнями 15, то без них 16.

Рис. 2. Вход в пещеру

Рис. 2. Вход в пещеру

Рис. 3. План передней части пещеры. 1 — первая группа рисунков верхнего этажа; II — вторая группа рисунков верхнего этажа; III — рисунки на потолке большого дальнего грота нижнего этажа

Рис. 3. План передней части пещеры. 1 — первая группа рисунков верхнего этажа; II — вторая группа рисунков верхнего этажа; III — рисунки на потолке большого дальнего грота нижнего этажа

Отдавая должное А. В. Рюмину как первооткрывателю палеолитических рисунков и как неутомимому исследователю Каповой пещеры, советские археологи осуждают ту опрометчивость, с которой он,— не археолог, а зоолог по специальности,— бесконтрольно опубликовал и продолжает публиковать в наших и зарубежных изданиях некритично,
тенденциозно воспринятые им «фигуры» животных и свои дилетантские обобщения; это рождает весьма нежелательный отклик и, в частности, за рубежом, где воспринимают А. В, Рюмина как одного из советских археологов.

Так, принимая во внимание рисунок саблезубого тигра, на котором мы уже останавливались, а также фантастические рисунки «слонов с короткими хоботами, львов, антилоп и доисторических носорогов», он приходит к заключению, что «первобытный человек на Южном Урале застал теплый климат» 17; учитывая это, он определяет начало ориньякской эпохи на Южном Урале, а вместе с тем и возраст древнейших рисунков Каповой
пещеры в 120—150 тысяч лет 18. Немного позже он подтверждает: «Климат, аналогичный африканскому, существовал здесь около 100 000 лет тому назад. Урал был тогда населен тропическими животными, так что сабле зубый тигр мог там частично сохраниться» 19. Далее читаем, что в ледниковое время Пиренеи и Южный Урал были своеобразными убежищами, где сохранялась высокая культура палеолита; «очевидно, из Пиренеев человек заселял Западную Европу, а с Урала — Восточную Европу и Сибирь» 20. «Культура Индии, Вавилона, Египта, может быть, имеет свои корни в культуре Южного Урала» 21.

Эти утверждения не нуждаются в комментариях.

Рис. 4. Подъем снаряжения и канистры с водой в верхнюю галерею пещеры

Рис. 4. Подъем снаряжения и канистры с водой в верхнюю галерею пещеры

Кроме того, в статьях того же автора содержатся столь же фантастические утверждения, что «кроме рисунков в самой пещере, вблизи нее на берегу реки Белой имеются гигантские изваяния львицы, бизона, головы львов. По размерам их можно сравнить с египетскими сфинксами» 22.

Нам приходится останавливаться на публикациях А. В. Рюмина и других авторов, пишущих с его слов, потому что через их посредство в СССР и за его пределами широко распространяются фантастические представления о замечательном археологическом памятнике и о его значении в первобытной истории Афроевразии, бросающие тень на престиж советской археологии 23.

Теперь вернемся к подлинным рисункам, нанесенным красной краской на стену верхнего этажа пещеры. Влево от фигуры лошади на той же плите имеются две фигуры мамонтов, идущих в разные стороны. Направо от лошади — фигура третьего мамонта, обращенного головой влево, а под ней — густо-красная фигура носорога (рис. 5); эти две фигуры ошибочно приняты А. В. Рюминым за одну фигуру гигантского оленя высотою около 2 м 24. Еще правее — вторая лошадь и четвертый мамонт меньших размеров, расположенные друг под другом. Под фигурой носорога — непонятное крупное изображение какого-то предмета, сделанное той же краской 25.

Все фигуры нанесены красной минеральной краской (темного или более светлого тона) на гладкую поверхность известняковой стены огромного подземного зала. Рисунки имеют характер силуэтных; красные контуры подчеркиваются более густым наложением краски, но и внутри контуров поверхность камня закрашена. Длина фигур варьирует между 44 и 112 см.

Стиль рисунков — реалистический. Каждое из животных легко узнается по характернейшим особенностям его фигуры: мамонт — по своеобразному профилю головы и спины, дикая лошадь, похожая на лошадь Пржевальского,— по относительно короткому туловищу и изогнутой шее и т. д.

Все животные изображены идущими, на рисунках видны все четыре ноги. У первого, левого мамонта бивни не нарисованы, у двух других они лишь намечены, но в обоих случаях по два бивня. Фигура носорога несколько коротка, чем напоминает скорее эласмотерия; это может объясняться ограниченностью пространства, занятого рисунком между фигурой лошади и вертикальным желобом в стене; голова носорога плохо сохранилась. Впрочем, этот рисунок имеет очень близкую аналогию в гравированной фигуре носорога из грота Коломбьер (Франция), отличающейся отоль же короткими пропорциями и массивностью 26.

Все семь фигур первой плиты нарисованы отдельно, в разном масштабе, на различных уровнях и не представляют связной композиции.

Перед фотографированием, зарисовкой и описанием рисунков с них были смыты многочисленные надписи туристов, сделанные черной и белой красками, мелом и углем. К сожалению, среди них выделялась своими размерами неоднократно повторенная надпись «МГУ».

За древность рисунков говорит прочность их краски, образовавшей на известняковой поверхности стены естественные, несмываемые и нестираемые фрески, в чем мы смогли убедиться при удалении с рисунков надписей. Контуры рисунков, в отличие от надписей туристов, нечетки, расплывчаты. На закрашенной поверхности местами наблюдаются кальцитовые новообразования — белые корочки в трещинах и довольно значительные известняковые натеки в виде выпуклых полушарий, не имеющих на своей поверхности ни малейших следов краски.

Химический анализ двух образцов краски, произведенный в химической лаборатории Центральной художественной реставрационной мастерской в Москве, показал, что она состоит из красной земли (охры?) с примесью животного клея.

Палеолитический возраст рисунков Каповой пещеры, в отличие от других, упомянутых выше древних рисунков на территории СССР, доказывается самим сюжетом их: присутствием носорога, характерных фигур дикой лошади, близкой лошади Пржевальского, и преобладанием изображений мамонтов, нарисованных чрезвычайно живо.

В том же большом зале верхнего этажа пещеры мы обнаружили вторую группу красных рисунков, состоящую из четырех идущих друг за другом фигур животных, расположенных на разных уровнях на равной высоте от покатой глинистой поверхности пола. Первое из этих животных, наиболее крупное, является, по-видимому, носорогом, второе — мамонтом (рис. 6), третье мамонтом, возможно, детенышем, идущим вслед за матерью, четвертое — также мамонтом. Только эта последняя фигура мамонта выполнена силуэтно, в преобладающем стиле рисунков первой группы. Три первые фигуры выполнены грубыми, местами расплывшимися контурами.

Зал рисунков во втором этаже расположен на расстоянии около 300 м от входа в пещеру. По обстановке, глубине расположения в пещере и своему общему характеру рисунки Каповой пещеры вполне соответствуют тому, что мы знаем о палеолитических рисунках Юго-Западной Европы.

Однако стиль рисунков, в особенности рисунков мамонтов, не имеет прямых аналогий на Западе. От известных изображений мамонтов в пещерах Комба,рель, Фон де Том и им подобных наши отличаются тем, что они нарисованы краской без следов гравировки, тогда как французские рисунки или целиком резные (например, в Комбарель), или раскрашены после предварительно намеченных гравировкой контуров (например, в Фон де Гом); последние рисунки наиболее близки нашим. В Испании имеются рисунки слонов, выполненные одной красной краской, но и они контурные (например, Кастильо, Пиндаль). По технике нанесения рисунков Каповой пещере близка пещера Нио во Франции, содержащая исключительно черные фрески 27, напоминающие грубые литографские изображения 28; рельефные изображения и многоцветные рисунки в этой пещере отсутствуют.

В то же время нельзя не обратить внимание на сходство в изображении передней, хоботной части на первом (левом) рисунке мамонта первой плиты Каповой пещеры и на гравированном изображении мамонта из палеолитической стоянки Мальта в Восточной Сибири 29. Весьма возможно, что это сходство является первым признаком существования особого, в широком смысле урало-сибирского стиля в палеолитическом искусстве, что согласуется со значительным своеобразием резной кости из стоянок Сибири. Во всяком случае, учитывая расстояние в 4000 км, отделяющие Урал от Пиренеев, можно ожидать существенных различий в конкретных путях развития стилей палеолитического искусства в этих удаленных областях и, следовательно, при сравнении уральских рисунков с французскими и испанскими следует соблюдать осторожность.

Поэтому уточнение возраста первых уральских рисунков в пределах верхнепалеолитической эпохи при ограниченном количестве материала наталкивается на большие трудности.

Обе группы реалистических рисунков второго этажа Каповой пещеры не вполне идентичны, они не созданы одним первобытным художником и вряд ли сделаны в один день или в какой-то очень короткий, ограниченный срок. Об этом говорит не вполне одинаковый стиль рисунков — частью контурных, преимущественно силуэтных, их чисто художественная неравноценность.

Рис. 6, Рисунок мамонта

Рис. 6, Рисунок мамонта

Но, с другой стороны, нет оснований для существенного хронологического разделения рисунков. Рисунки первой плиты, образующие в общем однородную группу, имеют во второй группе ближайшую аналогию в виде четвертой, правой, силуэтной фигуры мамонта, а первые три контурные фигуры второй группы перекликаются с фигурами третьего мамонта и отчасти левой лошади первой группы: внутри контуров этих рисунков краска наложена слабо, а на указанной фигуре мамонта местами и вовсе отсутствует.

Рис. 7. Рисунок бизона с нанесенными на него изображениями жилищ (пещера Фонде Гом, Франция)

Рис. 7. Рисунок бизона с нанесенными на него изображениями жилищ (пещера Фонде Гом, Франция)

Надо полагать, что рисунки Каповой пещеры принадлежат какому-то ограниченному времени верхнего палеолита, которому было свойственно бытование монохромных контурных и силуэтных рисунков, быть может, времени перехода от одного стиля к другому.

Если обратиться, со сделанными выше оговорками, к брейлевской периодизации пещерной живописи Юго-Западной Европы 30, то нетрудно увидеть, как в раннемадленское время первоначальная ориньякская живопись, состоявшая из простых контуров и грубых изображений красной и черной краской, со слабыми попытками дать тени или совсем без них, переходит в длительную стадию одноцветных — черных или красных рисунков. Именно на этой, раннемадленской стадии техника нанесения рисунков претерпевает значительные изменения: от простой линейной передачи фигур, точечной и непрерывной — к полуокраске и полной окраске, постепенно распространяющейся на тело животного от его линейных контуров.

Рисунки Каповой пещеры соответствуют приведенной выше общей характеристике раннемадленской живописи Франции и, если развитие палеолитической живописи Урала шло аналогичными путями, могут относиться к тому же раннемадленскому времени.

В нижнем этаже пещеры нами обнаружены еще несколько групп красных рисунков, частью очень плохой сохранности. Главная группа находится в заднем, высоком зале галереи первого этажа, на покатом, низком потолке, на расстоянии 275—280 м от входа в пещеру. Она состоит из нескольких геометрических фигур в виде хижин (?), лестниц, косых штрихов, в значительной части покрытых ароганитовой коркой и кальцитом, из-под которых их может освободить только кропотливый труд реставраторов. Большие красные пятна просвечивают из-под натеков на потолке выше первой, верхней «хижины».

Детальное ознакомление с полным собранием наскальных рисунков Урала, составленным В. Н. Чернецовым, убеждает в отсутствии среди них близких аналогий нашим рисункам, что может указывать на донеолитический возраст последних. В то же время в некоторых пещерах Франции и Испании, таких как Фон де Гом, Комбарель, Альтамира, Марсула, Кастильо, Пиндаль, давно известны вырезанные, чаще нарисованные на камне фигуры в виде хижин, разрисованных щитов, решеток, лестниц, простых комбинаций штрихов и точек и пр. В пещере Нио, содержащей, как и Каповая, только красочные фрески, имеются многочисленные знаки и комбинации точек, нанесенные красной краской. В Фон де Гом, помимо замечательной реалистической живо¬писи, есть изображения в виде хижин и изогнутых лестниц, т. е. фигуры, наиболее близкие изображениям нижнего этажа Каповой пещеры.

Некоторые крупнейшие специалисты, как А. Брейль и Г. Обермайер, сближают рассматриваемую группу изображений Франции и Испании по их стилю с рисунками на гальках Мае д’Азиля. Их относительно поздний возраст доказывается также тем фактом, что, например, рисунки хижин в некоторых пещерах перекрывают реалистические рисунки животных эпохи палеолита (рис. 7), а на украшенных резьбой костяных предметах домашнего обихода из стоянок тех же территорий нет фигур в виде хижин, лестниц и пр. Однако А. Леруа-Гуран находит возможным объединять подобные схематизированные фигуры с реалистическими рисунками пещеры 31.

Все это заставляет предполагать эпипалеолитический, мезолитический возраст схематических изображений указанного типа как в Юго-Западной Европе, так и на Урале. Вопрос об их датировке может быть окончательно решен только дальнейшими исследованиями.

В двух смежных залах нижнего этажа пещеры, расположенных ближе к выходу, также имеются следы рисунков в виде красных пятен и полустертых геометрических фигур того же характера. Одно из красных пятен уходит под аллювиальные наносы на Дне пещеры и должно быть освобождено раскопками.

Поиски палеолитических изображений в пещерах СССР в связи с открытием в Каповой пещере вырастают в одну из важных самостоятельных задач советской археологии.

Notes:

  1. О. Н. Бадер. Следы древнейшей пещерной живописи на Южном Урале. СА, 1961, 3; его же. Работы Уральской палеолитической экспедиции в 1960 г. Вопр. археол. Урала, 2, Свердловск, 1962.
  2. С. Н. 3амятнин. Пещерные навесы Мгвимеви близ Чиатуры (Грузия). СА, III, 1937, стр. 69.
  3. О. Н. Бадер. Древние изображения на потолках гротов в Приазовье. МИА, 2, 1941, стр. 126; его же. Петрогл1фи Кам’яно! Могили. Сб. «Палеол1т i неол1т УкраТ- ни». Ки1в, 1941 (1947), стр. 297; В. М. Д а н и л е и к о. Про наскельни зображення Кам’яно! Могили. Археолопя, IV, 1950, стр. 89; М. Я. Р у д и н с к и й. Каменная Моги¬ла. КСИА, 1, 1952, стр. 21; его же. Кам’яна Могила. Ки!в, 1961.
  4. А. Рогинская. Зараут-Сай. Ж. «Вокруг Света», 1946, 10, стр. 61—62; ее же. Зараут-Сай. М.— Л., 1950; А. А. Формозов. Книга о древней наскальной Живописи в Узбекистане. СЭ, 1951, 3.
  5. А. П. Окладников. Древнейшие наскальные изображения Северной Азии. СА, XI, 1949; А. П. Окладников, В. Д. Запорожская. Ленские писаницы. М.—Л., 1959.
  6. H.-G. Bandi, J. Ма ringer. Kunst der Eiszeit. Levantekunst. Arktische Kunst. Basel, 1955, стр. 27, 162.
  7. H. Kiih n. Felsbilder Europas. Stuttgart, 1952, стр. 192.
  8. A. Hausler. Die Felszeichnungen der Kamennaja Mogila bei Melitopol und die megalithischen Einfliisse in Siidrussland. Wissenschaftliche Zeitschrift der Martin- Luther-Universitat Halle — Wittenberg, VII, 2, Halle (Saale), 1958.
  9. П. И. Рычков. Описание пещеры, находящейся в Оренбургской губернии при реке Белой… «Сочинения и переводы, к пользе и увеселению служащие». СПб., март, 1760.
  10. И. Лепехин. Продолжение дневных записок путешествия академика и медицины доктора Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1770 году. СПб., 1802.
  11. Г. В. Вахрушев. Загадки Каповой пещеры. Уфа, 1960.
  12. Например, Lenigme de la grotte de Kapovaia. France — URSS magazine. Сентябрь 1960, № 176, стр. 35—37; А. В. Рюмин. Пещерная живопись позднего палеолита на Южном Урале. «Archeologicke rozhledy», XIII, вып. 5, 1961, стр. 712—732.
  13. О. Н. Бадер. Следы древнейшей пещерной живописи
  14. А. В. Рюмин. Пещерная живопись…, рис. 256.
  15. Там же, рис. 248.
  16. J. Guryev. In primordial Darkness. «Moscow News» от 1/ февраля 1962.
  17. А. Рюмин. Первобытный человек на Южном Урале. Газ. «Магнитогорский Металл» от 12 августа 1959 г.
  18. Там же.
  19. L’enigme de la grotte de Kapovala…
  20. А. Рюмин. Первобытный человек в Каповой пещере. Газ. «Советская Башкирия» от 6 апреля 1961 г.
  21. А. Рюмин. Первобытный человек на Южном Урале.
  22. А. Рюмин. Первобытный человек на Южном Урале. Альманах «Туристские тропы», кн. 4, М., 1961, етр. 63.
  23. Например, из Франции в 1960 г. у нас был получен запрос от адвоката Фернана Досе из Ренна, который недоумевает по поводу достоверности рисунка махайрода в Каповой пещере и определения возраста рисунков в 100 тысяч лет и просит дать ему разъяснения. Надеюсь, что г-н Досе почерпнет их из этой статьи.
  24. L’enigme de la grotte Kapovaia…; А. В. Рюмин. Пещерная живопись позднего палеолита…
  25. Копии рисунков в половину натуральной величины выполнены в пещере художниками К. Н Никахристо и Е. А. Устиновым, фотоснимки — А. К. Тарасевичем и Ч. А. Гагманом, реставрационные работы начаты Н. А. Гагманом.
  26. Raymond Furon. Manuel de prehistoire generale. Paris, 1951, рис. 21.
  27. Г. Обермайер. Доисторический человек. СПб., 1914, стр. 285.
  28. Г. Осборн. Человек древнего каменного века. Л., 1924, стр. 313.
  29. М. М. Герасимов. Раскопки палеолитической стоянки в селе Мальте. Сб. «Палеолит СССР». ИГАИМК, 118, 1935, рис. 33.
  30. Н. Вrеull М. Quatre cents siecles d’art parietal. Les cavernes ornees de l’age de renne. Paris, 1952.
  31. AndreLeroi-Gourhan. Art et religion au paleolithique superieur. Cours pub¬lic de prehistoire 1960—61. Sorbonne. Paris.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика