Археология средневековых финно-угров, балтов, тюрок и других этносов середины I — начала II тысячелетия н. э.

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

Археология балтов

Сложная этническая и культурологическая ситуация сложилась в середине I тысячелетия н. э.— начале II тысячелетия н. э. на обширной территории лесной зоны Восточной Европы от берегов Балтийского моря и на восток до Урала и Западной Сибири. Исконными древними этническими образованиями на западе этой территории были балты, занимавшие юго-восточную Прибалтику, включая земли в бассейнах Немана и Западной Двины. Север и северо-восток до Урала и Западной Сибири заселяли финно-угорские племена. Локализация этносов, однако, не свидетельствует о том, что существовали четко обозначенные границы их расселения. При этом надо учитывать низкую плотность населения и наличие в лесной местности незаселенных пространств. В средневековье здесь обитали еще два этноса: славяне, а в южных районах по Волге, на южном Урале и в Западной Сибири тюрки. Они образовали в Поволжье и Заволжье довольно компактные этнические группы.

Археологические памятники средневековых балтов представлены тремя группами: латышской, литовской и западнобалтской. В ходе накопления материала прослеживается связь латышских археологических памятников с этническими группами латгалов, селов и земгалов, образовавших позднее латышскую народность. На территории Литвы археологические памятники удается в ряде случаев связать с аукштайтами, литвой и жемайтами, а в юго-западной Прибалтике — с пруссами, куршами, ятвягами и скалвами.

Жемайтия — это территория северо-западной части современной Литвы. Важнейшими археологическими памятниками являются грунтовые могильники второй половины I — начала II тысячелетия н. э. Хоронили сородичей в продолговатых могильных ямах, в вытянутом положении. Интересно, что погребения мужчин и женщин имеют разную ориентацию: женщины — головой на юго-запад, мужчины — на северо-восток. В погребениях мужчин найдены топоры, ножи, втульчатые и черешковые наконечники копий, а в более поздних погребениях IX—XII вв.— железные мечи и подковообразные застежки. В женских погребениях — головные украшения из бронзовых спиралей, колечек нашитых на налобную ленту, бронзовые булавки и шейные гривны.

Ранние обряды погребения аукштайтов: кремация и трупоположение. С VII в. в могильниках преобладают погребения останков совершенных на стороне трупосожжений. Инвентарь немногочисленный. Обычно это металлические украшения. Орудия труда и оружие встречаются очень редко. В поздних погребениях рядом с могилой человека отмечено захоронение коня, часто с богато украшенной сбруей.

В юго-восточной части современной Литвы и частично в Белоруссии проживала средневековая литва — отсюда и название литовской народности. Археологическими памятниками являются так называемые восточнолитовские курганы и поселения. Изучены могильники Забелишкес, Немайтонис, Майсеюнай, поселения Аукштадварим, Маэкулоним и др. В курганных насыпях, иногда близко от поверхности, встречаются погребения костей, сожженных на стороне. В ранних мужских погребениях обычно присутствуют предметы вооружения, а в погребениях конца I — начала II тысячелетия н. э. оружие встречается очень редко. В ранних погребениях находят короткие однолезвийные мечи, а в поздних — двусторонние, распространенные на значительной территории Европы. Открыты два типа поселений: неукрепленные, где главным образом и жили люди, и городища, основанные еще в I тысячелетии, которые использовались как временные убежища. Примером является городище Бродялишкес, площадью 80×30 м, располагавшееся на мысу и укрепленное валом.

По письменным источникам IX—XIII вв. известны три этнонима западных балтов: пруссы, скалвы и курши. Пруссы населяли балтийское побережье от Вислы до Немана. Их городища обнесены как простыми одновальными укреплениями (Куликово, Пионерск, Лазовское), так и сложными сооружениями с двумя-тремя валами высотой до 5 м (Логвиново I, Окунево). Пруссы жили в прямоугольных в плане жилищах столбовой или срубовой конструкции с очагом в центре. Основание жилищ выкладывалось из камня. Грунтовые могильники пруссов расположены на возвышениях по берегу моря или рек. В грунтовых овальных ямах хоронили останки кремации, совершенной на стороне. Погребения сопровождают глиняные пряслица, железные ножи, изделия из янтаря, иногда предметы вооружения. Выделяются отдельные богатые по инвентарю погребения с позолоченными и серебряными предметами. Для VI—VIII вв. характерны фибулы, витые браслеты и гривны. В конце X — начале XII в. в погребениях появляются длинные франкские мечи, стремена с тонкими дужками и удила с уплощенными псалиями. С XII в. лолучает распространение обряд трупоположения. Археологические материалы, к сожалению, мало что могут прибавить к известным письменным источникам о событиях XIII—XIV вв.— времени подчинения пруссов Тевтонским орденом и их постепенного уничтожения.

К востоку от пруссов до низовьев Немана жили курши. Ранние могильники середины I тысячелетия (Курманчяй, Капсиде) имеют каменные сооружения — венцы. Для более позднего времени характерны грунтовые могильники. Типичным для этой этнической группы является обычай класть в могилы миниатюрные сосуды, которые, однако, не повторяют по форме бытовую керамику.

Женские украшения финно-угров и балтов: 7, 9—корелы; 2—4, 7— ливы, эсты, водь; 5— балты; 6 — литва; 8 — курши

Женские украшения финно-угров и балтов:
7, 9—корелы; 2—4, 7— ливы, эсты, водь; 5— балты; 6 — литва; 8 — курши

Погребения совершались по обряду как трупоположения, так и трупосожжения. Иногда останки кремации помещали в небольшие деревянные ящики. Известны как неукрепленные, так и укрепленные поселения куршей. Например, поселение в Приедниеки было укреплено двумя параллельными валами. В поздний период (XIII—XVI вв.) существовали наземные каменные жилища с глинобитными или каменными печами.

К югу от куршей расселились скалвы. Ятваги занимали большую часть Литвы, Брестской области и Белорусское Понеманье. Археологически территория их обитания в средневековье отмечена специфическими могильниками в виде каменных курганов. Это круглые погребальные насыпи, сложенные из камня или из камня и земли. Большой могильник открыт в Литве в дер. Вилькяутиним. Сожжение умерших совершалось на стороне. Затем кости ссыпали на площадку, которую ограждали камнями.

Материальная культура балтов: 1, 5 - балты; 2 - литва; 3, 4, 6-10 - латыши

Материальная культура балтов: 1, 5 — балты; 2 — литва; 3, 4, 6-10 — латыши

В верхнем Понеманье городища в конце I — начале II тысячелетия располагались на возвышенностях и имели характерные укрепления. Вал на поселении Кумелёнис был сделан из глины, бревен и камней. На вершине вала обнаружены остатки сгоревших деревянных укреплений. На городище Кайкай открыты каменные вымостки по краю вала, камнем мостились и полы хозяйственных и жилых помещений. Внутри домов находились выложенные из камней круглые или овальные очаги. Основным материалом культурных слоев является так называемая шероховатая керамика — с шершавой поверхностью и венчиками, украшенными защипами.

Различными оказались судьбы западнобалтийских племен в средневековье. Скалвы и курши вошли в состав литовской и латышской народностей, а ятвяжские земли были заселены славянами. Земли же пруссов были полностью завоеваны немцами-крестоносцами и ассимилированы.

Археология финно-угров и других этносов

В средневековье финно-угорские народы вступили, значительно расширив территорию своего обитания и имея контакты с другими этносами. Проблемы же формирования общности, этапы ее развития еще нельзя считать решенными. Они уходят в эпоху бронзы и неолита и поэтому в данной главе не рассматриваются. Важно отметить, что средневековая история финно-угорских народов, в отличие от истории балтов, плохо освещена письменными источниками. В силу этого археологические материалы приобретают особую ценность.

На востоке финно-угорский мир включал лесной Урал и лесную территорию Западной Сибири. Еще в раннем железном веке, в I тысячелетии до н. э., угро-самодийцы заселяли лесное и лесостепное Прииртышье и Приобье. Эти археологические культуры рассматривались выше. Во второй половине I — начале II тысячелетия н. э. в лесном Зауралье существовало несколько археологических культур, связанных с угорским этносом. Они выделены по особенностям керамики и поэтому осторожно называются памятниками молчановского (VII—IX вв.), юдинского (X—XIII вв.) и макушинского (XIII—XIV вв.) типов. К позднему периоду (XIV—XVI вв.) относятся памятники туралинского типа. Памятники молчановского типа локализуются по среднему и нижнему течению р. Тура. Это городища, расположенные на мысах (Петровское, Ирбитское), они защищены валами и рвами. На площади городищ на месте землянок заметны впадины. Жилищами служили прямоугольные полуземлянки площадью ЗОх50 м. Основной инвентарь — керамика. Характерными являются приземистые кругло-донные сосуды, украшенные оттисками шнура, ямочными вдавлениями и оттисками гребенчатого штампа. Обнаружены железные ножи с прямой спинкой, железные прямоугольные пряжки, широко известные в Евразии, изделия из кости, костяные наконечники стрел, медные скрученные браслеты, перстни и подвески.

Бассейны рек Тура и Тавда связаны с памятниками юдинской культуры, изученной по поселениям, городищам, грунтовым и курганным могильникам и жертвенным местам. Небольшие по площади городища укреплены валом с деревянной конструкцией в виде срубов. На Юдинском, Ликинском, Андреевском III городищах исследованы остатки крупных жилищ в виде полуземлянок. Наземные конструкции представлены трех типов: шатровые полуземлянки, наземные столбовые жилища и срубовые дома. Открыты несколько грунтовых могильников этой культуры. Людей погребали по обряду кремации и ингумации с остатками костров. В инвентаре много украшений: браслеты из серебра и бронзы, плоские, витые, круглые серьги и височные подвески, бронзовые бубенчики, пронизки, зооморфные подвески. Юдинскую культуру связывают со средневековыми манси.

В лесном Прииртышье расположены памятники потчевашской культуры, охарактеризованной выше в связи с памятниками раннего железного века лесной полосы Восточной Европы и Северной Азии. Южнее, в Барабе, известны археологические памятники венгеровской культуры XII—XVI вв.

К IX—XIII вв. в лесном Нижнем Прииртышье относятся памятники усть-ишимской культуры, представленные укрепленными городищами, грунтовыми и курганными могильниками. Раскопки поселений производились в основном по Иртышу и в низовьях Тары. Городища укреплены валами и рвами. Жилища двух типов: полуземлянки и постройки шатровой конструкции с полом, деревянными стенками, которые крепились на опорных столбах, и входом в виде коридора. Погребальный обряд связан с земляными овальными курганами. Хоронили по обряду трупоположения под курганной насыпью. В ногах погребенных ставили глиняные сосуды, клали наконечники стрел, зооморфные и антропоморфные бляшки, железные ножи. В Притомье и Причулимье к началу II тысячелетия н. э. относятся поселения Усть-Киргизка и курганные могильники Басандайка, Змеинкинский и др. Материалы свидетельствуют о сложном процессе тюркизации местного населения и формировании западносибирских татар.

В Прикамье, Верхнем и Среднем Поволжье археологические памятники рассматриваемого периода отождествляются с предками современных финских народов: мордвой (эрзы и мокша), марийцами, мерей и исчезнувшими мещерой и муромой, а на Каме — с коми-зырянами и удмуртами.

Более ста лет изучаются грунтовые могильники муромы на Оке. Раскопаны могильники в черте г. Мурома. К X в. относится появление славян в землях муромы, и в дальнейшем мурома постепенно ассимилируются славянами.

Средневековая история муромы изучена по могильникам. Известно два типа погребений: трупоположение в грунтовой яме и трупосожжение. Трупы сжигали на стороне на особых площадках или в кремационных ямах. Состав инвентаря для обоих типов погребений один и тот же. Погребения знати, как мужские, так и женские, отличались инвентарем и захоронением с конем. С набором производственных инструментов хоронили кузнецов, литейщиков. Почти во всех погребениях мужчин встречается оружие: железные наконечники стрел и копий, иногда мечи. Весьма показательны головной убор, пояс и украшения обуви муромских женщин. Они и являются основными признака¬ми для определения этнической принадлежности. Головной убор состоял из жгутов, сделанных из конского волоса, кожи и бересты, сшитых в виде трубочки, а также венчиков, ремней, височных колец и накосников. Жгуты обхватывали голову кругом. Венчики прикреплялись в лобной части или на темени. Этот сложный головной убор существовал у муромы до XI в.

Материальная культура средневековых финно-угров: 1 - реконструкция жилища; 2-3 - корелы; 4 - марийцы; 5-9 - эсты

Материальная культура средневековых финно-угров: 1 — реконструкция жилища; 2-3 — корелы; 4 — марийцы; 5-9 — эсты

Отдельную группу образуют памятники финских племен рязанско-окской группы. Грунтовые могильники открыты на территории от устья Москвы-реки до Касимовской возвышенности: Вахинский, Константиновский, Тырновский и др. Это могильники с трупосожжением и трупоположением с восточной ориентировкой. Отмечается группа погребений с северной ориентировкой, которая в средневековье имела место среди широкого круга финских племен. Для этих погребений характерны шумящие подвески, входившие в состав нагрудных, поясных и головных украшений.

Инвентарь погребений с восточной ориентировкой включает браслеты с утолщенными концами, витые шейные гривны, головной убор из рядов спиральных пронизок. Два комплекса погребений свидетельствуют о появлении нового населения. Судя по набору украшений, это балты, пришедшие с верховий Оки.

В междуречье Оки, Волги и Суры расположены памятники средневековой мордвы: грунтовые курганные могильники с северной и южной ориентировкой погребенных, селища и городища. Наиболее характерное украшение мордвы — височные привески с грузиком и спиралью. Они изготавливались из серебра и бронзы, прикреплялись к головному убору или надевались на ухо. Такой тип украшений существовал с середины I тысячелетия н. э. до XII в. включительно. Другим типично мордовским предметом является пряжка с круглым ажурным щитком и изображением конских голов. В их декоре круги и спирали — солярные символы.

По Волге, в устье Ветлуги и до Вятки на севере открыты грунтовые могильники и городища марийцев (средневековых черемисов). Для могильников V—XI вв. характерны три типа захоронений: ингумация, трупосожжение и кенотафы. В могильниках XII—XIII вв. отмечается только трупоположение. Умерших погребали в грунтовых ямах без гробов, на подстилке из коры или войлока. Специфической чертой культуры является женский нагрудник в виде кожаной полосы, который пришивали к одежде. К нему по сторонам подвешивались металлические украшения — наборные проволочные и так называемые коньковые подвески: бифигурные металлические пластины, условно изображающие туловище и две конские головы, повернутые в противоположные стороны.

Пермскую группу финно-угров составляют сформировавшиеся в средневековье коми-пермяки, коми-зыряне и удмурты. Во второй половине I тысячелетия до н. э. в Вычегодском крае по рекам Вычегда, Вишера, Печора и в верховьях Мезени известна археологическая культура, изученная по поселениям и могильникам. Здесь открыты неукрепленные поселения с остатками наземных или слегка углубленных жилых прямоугольных домов, основу которых составлял низкий сруб. На площади жилищ обнаружены кострища. Раскопки могильников дали представление об обряде погребения. Хоронили в грунтовых ямах, в вытянутом положении на спине, головой на запад. Во всех погребениях встречаются пояса с металлическими пряжками, накладками и наконечниками. В мужских погребениях находят ножи, мечи, кольчуги, золотые и серебряные пластины погребальных масок. В женских погребениях в основном присутствуют бронзовые украшения женского костюма. Культуру отличает керамический комплекс. Сосуды обычно выпуклодонные двух типов: крупные с невыделенной шейкой, предназначавшиеся для хранения продуктов, и посуда для приготовления и употребления пищи. Края венчиков сосудов утолщены и украшены оттисками пальцев.

В бассейне р. Чепца локализуются памятники удмуртов IX—XV вв. Основным видом памятников являются городища. Места для них выбирали на береговых мысах (Иднакар, Вальнар и др.). Характерны бревенчатые постройки с открытыми очагами и ямами-кладовыми внутри. В развитии культуры выделяются два этапа: первый датируется IX — началом XIII в., второй — XIII—XV вв.

В материалах археологической культуры встречаются предметы кузнечного, меднолитейного, костерезного и керамического производства. Керамическая посуда изготавливалась вручную. Наиболее распространенными были горшки с короткой шейкой. Материалы могильника Чемтай и других позволяют реконструировать женский головной убор. Это был своего рода кокошник из обтянутой материей бересты. На эту основу нашивался бисер, бляшки и бусы, прикреплялись шумящие металлические украшения на цепочках или кожаных ремешках.

В Верхнем Прикамье к середине I тысячелетия н. э. относятся памятники харино-ломоватовской культуры. К ранним памятникам этой культуры принадлежат Харинский могильник на Каме, Бурковский, Неволинский и др. В могильниках встречаются железные мечи с брусковидными перекрестиями, топоры, многочисленные изделия из кости, гребни, рукоятки ножей, ложки, совки, предметы конского снаряжения. Женские украшения представляют собой кольцеобразные височные подвески, украшенные зернью полые металлические шары, шейные гривны и круглые в сечении браслеты. По берегам Камы и ее притоков зафиксировано много городищ, которые расположены на высоких приречных мысах. В ходе раскопок обнаружены остатки бревенчатых наземных построек. Считается, что культура сложилась в результате переселения в Верхнее Прикамье населения угорской языковой общности из южных районов Западной Сибири, имевшего обряд курганных захоронений.

В IX в. складывается родановская культура (IX—XV вв.), названная по Родановскому городищу. Культура изучена по материалам раскопок на городищах Анюшкар, Искорское, Троицкое и др. Жилища были наземными с глинобитными полами, основу стен составлял бревенчатый сруб с берестяным покрытием. Внутри помещения находились нары. На территории поселений открыты следы бронзолитейного и железоделательного производства, обработки кости, рога и изготовления украшений. Глиняная посуда лепилась вручную. По форме это высокие чаши или низкие горшки с округло-уплощенным дном. Родановская культура занимала ту же территорию, что и харино-ломоватовская и являлась ее продолжением.

Средневековые эсты, ливы, водь, ижора, весь и корела составляли группу прибалтийских финнов. Среди теорий о происхождении этих народов наиболее аргументирована точка зрения о том, что формирование прибалтийских финнов и их отделение от поволжских произошло во второй половине I тысячелетия до н. э. В конце I тысячелетия н. э. сформировался общебалтийский финский язык, просуществовавший до VIII в. Согласно другой теории, происхождение прибалтийско-финской общности связывают с более ранним периодом — на пространстве, где была распространена гребенчато-ямочная керамика III тысячелетия до н. э.

Материал по археологии средневековых эстов получен в результате раскопок городищ Тарту, Кививаре и др. На городищах открыты остатки наземных бревенчатых жилищ размером 3×5 и 5×7 м с земляными, дощатыми или каменными полами. На о. Сааремаа в Рандвере открыты каменные могильники. Они представляют собой довольно крупные сооружения из валунных камней. Пристроенные друг к другу, такие ограды образуют могильники длиной до 70 м. Это коллективные усыпальницы. Кремация совершалась на стороне, а внутрь оградки ссыпали останки трупосожжения. В более позднее время, в XII—-XIV вв., распространяются грунтовые могильники с погребением по обряду трупоположения. Здесь обнаружены нагрудные украшения в виде цепочки, булавки с крестообразной головкой, массивные уплощенные и витые шейные гривны, ожерелья из бус и спиральные браслеты. Присутствует лепная
керамика.

К югу от территории эстов обитали средневековые ливы. В ходе исследований установлено, что ливы в ряде случаев жили чересполосно с куршами. Хорошо исследовано поселение Кенте недалеко от Риги. Наземные бревенчатые постройки и углубленные в землю полуземлянки располагались вблизи оборонительного вала. Наземные жилища выявлены на неукрепленных поселениях ливов по остаткам очагов и развалам печей. На берегу Даугавы были раскопаны могильники ливов Саласпилс и Лаукскола. Погребения совершались в грунтовых ямах головой на северо-запад.

К востоку от эстов жила водь. Еще сто лет назад насчитывалось несколько тысяч представителей этой народности. На территории води раскопаны курганы и жальники, которые делят на три группы: погребения с многобусинными кольцами и другими украшениями, характерными для финно-угров, погребения со славянскими украшениями и могильники северо-западной части Новгородской земли, где в погребениях встречаются как славянские, так и финно-угорские украшения. Исследование могильников показало, что средневековая водь занимала территорию современной Новгородской области, часть Ижорского плато и побережье оз. Чудь.

Слабо изучены археологические памятники ижоры. Это могильники в Гатчине, Усть-Рудицкий, у с. Гималово и Мишкино. Совсем не изучены поселения. В XI—XIV вв. ижора расселяется на запад на южное побережье Финского залива. Поселения ижоры известны на территории Новгородской земли.
Племена средневековой корелы обитали к западу от Ладожского озера, к северу от него жили саамы. Основным археологическим источником являются грунтовые могильники корелы, открытые по берегам рек и озер и не имеющие внешних признаков. Характерны погребения по обряду кремации в грунте на небольшой глубине с вещами: топорами, наконечниками копий, удилами, серпами, мотыгами и ножами.

Из украшений встречаются шейные гривны, браслеты, фибулы и металлические накладки для пояса. Для культуры XII—XIII вв. характерно трупоположение, часто в деревянном срубе. Из Северного Приладожья происходят карельские специфические фибулы с орнаментом в виде плетенки или с изображением ветвистого растения.

В XII—XIV вв. вокруг многих поселений корелы возникают каменные укрепления. В ходе раскопок недалеко от г. Сортавала открыто городище Паасо, укрепленное двумя валами, сложенными из камня. Обнаружены остатки жилищ с каменными фундаментами. Такой тип жилищ характерен для культуры XII—XIV вв. В это же время в культуре корелы отмечается влияние новгородской традиции в ремесле, орнаменте, украшениях.

Весь, или чудь, по славянским летописям, расселилась от Белого моря до Онеги и Ладоги. Здесь зафиксировано большое количество поселений и грунтовых могильников. Из них исследовано несколько могильников X—XIII вв. с захоронениями по обряду ингумации. Встречаются и курганные погребения с обрядом трупосожжения. Считается, что курганные погребения заимствованы у славян и скандинавов. В курганах обнаружены нагрудные цепи, пряжки, трубчатые игольники из бронзы и железа, бронзовые бусы, зооморфные украшения в виде плоских прорезных подвесок-уточек, височные кольца и так называемые лунные подвески, пластинчатые кресало, наконечники стрел и детали поясного набора.

Со средневековьем связано формирование еще одного финно-угорского народа — венгров. В Паннонии венгры появились в конце IX в. Судя по языку, принадлежащему к угорской группе, вероятно, первоначально они жили в Приуралье. Проблема прародины венгров не решена, называют несколько мест: лесное Приуралье, Южное Приуралье, Поволжье, Заволжье. Для каждой теории имеются доказательства как «за», так и «против». В 20-х—30-х годах IX в. венгры появились в Леведии — территории в составе Хазарии, откуда началось их продвижение в Паннонию. Эту территорию отождествляют с Приднепровьем, Приуральем, Поволжьем и Подоньем. Перед монгольским завоеванием венгерский монах Юлиан путешествовал по Восточной Европе в поисках своих предков. Он нашел венгров на Волге. Имеются некоторые археологические свидетельства в пользу территорий между Днепром и Доном. Отдельные весьма разрозненные археологические данные свидетельствуют о пребывании венгров в Подонье. Территорию Великой Венгрии конца I тысячелетия н. э. отождествляли с бассейном р. Белая на Урале. Существует мнение, что в это время население было уже смешанным и состояло из угров-мадьяр и тюркоязычных племен, с которыми связывают бахмутинскую культуру в Башкирии. Наиболее изученными памятниками являются огромный Бирский могильник и городище. Важно, что захоронения в этом могильнике производились на протяжении почти 500 лет. К ранним памятникам относятся погребения Бахмутинского и Каратамакского могильников. В погребениях V—VII вв. наблюдается преемственность в инвентаре и обряде погребения. В поздних погребениях много стеклянных бус, проволочных браслетов, есть круглые серьги из бронзовой и серебряной проволоки, фибулы, обувные и поясные пряжки. В мужских погребениях найдены железные и костяные наконечники стрел, железные мечи. Бахмутинская культура прекратила существование в VIII в.

Это связано с уходом бахмутинских племен мадьяр с этой территории. Археологический комплекс бахмутинской и древнемадьярской культур имеет определенное сходство. Это неглубокие грунтовые захоронения с западной ориентировкой, в них имеются кости жертвенных лошадей, поясные ремни с подвесками, украшенными металлическими накладками. В Венгрии они тоже известны. Необходимо учитывать, что между бахмутинской культурой и мадьярами на Дунае почти 200-летний перерыв.

Волжская Болгария

В VII в. н. э. на Средней Волге и в низовьях Камы появились тюркоязычные кочевые племена болгар. Они пришли из Приазовья, из мест своего первоначального обитания. Осевшие в Поволжье болгары смешались с местным населением, создали яркую материальную культуру и образовали раннефеодальное государство — Волжскую Болгарию, которое являлось одним из культурных центров средневековой Европы и сыграло немалую роль в процессе этногенеза современных народов Поволжья.

Еще до прихода болгар на Волгу этот район был в основном земледельческим, населенным оседлыми племенами городецкой культуры. Поблизости жили и полукочевники — поздние сарматы.

В формировании Болгарского государства участвовали многие тюркоязычные и угроязычные племена. Археологический материал позволяет утверждать, что в состав государства вошли потомки племен раннего железного века — тюркоязычные болгары, алано-сарматские, ираноязычные и угорские племена. Антропологи насчитывают 6—7 этнических групп, составивших население Волжской Болгарии, которая занимала территорию по нижнему течению Камы, ее правобережье, чувашское Поволжье и правобережье Волги до Самарской Луки.

Большой материал по этногенезу болгар дали Большетарханский (Средняя Волга) и Танкеевский (Татария) могильники. Большетарханский могильник VIII—IX вв. содержит около 400 захоронений кочевников, погребенных в вытянутом положении головой на запад. Рядом с погребенными находились кости лошадей и овец, изогнутые сабли, серпы, сделанные на гончарном круге сосуды и монеты-дирхемы. В Танкеевском могильнике предположительно более 200 погребений. Почти половина их исследована. Погребальный обряд свидетельствует о различной этнической принадлежности погребенных. По-разному устроены могильные ямы. На части погребенных были тонкие серебряные лицевые маски, аналогичные найденным в погребениях на Верхней Каме и в Венгрии. В инвентаре много железных топоров, наконечников стрел, ножей, предметов конской сбруи. Среди украшений так называемые шумящие подвески из бронзовых и серебряных фигурок, прикрепленных к налобному обручу или повязке, серебряные ромбические накладки, височные кольца, бусы, браслеты. К более позднему времени существования Великой Болгарии относятся могильники Тарханский, Тиганский, Бабий Бугор.

Могильник Бабий Бугор расположен на территории древнего Болгара. Большинство найденных вещей — это детали костюма, височные кольца с бусинами, браслеты, серебряные пуговицы, маленькие бронзовые чашечки. Некоторые болгарские надгробия имеют надписи в виде мудрых изречений: «Гроб — дверь: все люди входят в нее» или иносказательного текста «Знак кончины Ахмеда сына Абдуллы. Год пришествия угнетения» (вероятно, имеется в виду монгольское нашествие).

До IX в. население Волжской Болгарии подчинялось хазарскому кагану. Города Болгар, Биляр, Керменчук и др. сохранили название племен, в землях которых возникли. Особенно быстро рос Болгар на Волге, занимавший выгодное географическое положение на торговых путях.

Культура Волжской Болгарии: 1 - оборонительные укрепления городища сувар (по А. П. Смирнову); 2 - железный сошник; 3 - железные наконечники копий; 4, 8, 9 - топоры и тесла; 5, 6 - сабли Билярского городища; 7 - боевой топор

Культура Волжской Болгарии: 1 — оборонительные укрепления городища сувар (по А. П. Смирнову); 2 — железный сошник; 3 — железные наконечники копий; 4, 8, 9 — топоры и тесла; 5, 6 — сабли Билярского городища; 7 — боевой топор

Хорошо изучен г. Великие Болгары, расположенный недалеко от устья Камы на месте с. Болгары. Он был защищен валами и рвом. За главным валом, на южной оконечности был расположен так называемый Малый городок, окруженный валом и рвом. На площади городка найдены остатки древних каменных сооружений. Считают, что здесь было военное поселение, своего рода форпост. Расцвет города относится к X—XI вв. Тогда были построены каменные и деревянные дома, мостовые, водостоки из желобчатых плит и водопровод, выложенный из керамических труб.

Некоторые памятники архитектуры сохранились до сих пор. Среди них две бани, остатки мечети, так называемая черная палата, также служившая мечетью, и усыпальницы при ней. Как образец культуры интересна белая палата — баня. Основу ее составляло квадратное в плане помещение размером
12х12 м. В здании находились каменные бассейны. Одна из комнат с фонтаном служила раздевалкой и местом отдыха. Горячая и холодная вода подавалась по трубам. В центре города открыты остатки каменных и деревянных домов. В городе устраивались ярмарки, на которые съезжались русские, хазарские, хорезмийские и армянские купцы. Во время раскопок открыты отдельные кварталы — так называемые колонии, в которых проживали греки, армяне и русские.

В X—XII вв. г. Великие Болгары неоднократно разорялся в результате междоусобной борьбы, а в XII в. он уступил свою роль новой столице — Биляру.

В исторических документах X—XIV вв. упоминается третий большой город Болгарии — Сувар. Здесь строили глинобитные дома и деревянные рубленые избы с деревянным полом и подпольем. Около стены находилась печь. Стены дома делали в виде плетня из прутьев, обмазанных с обеих сторон глиной.

В центре города находился большой архитектурный комплекс, который неоднократно перестраивался. Обнаружены остатки двухэтажного здания, по-видимому, дворца, сооруженного из сырцовых и обожженных кирпичей. Вокруг дворца шла кирпичная стена, внутри был мощеный дворик.

Изучение городов Волжской Болгарии позволило проследить основные типы жилых строений. Наиболее ранними были круглые полуземлянки с невысокими, выложенными камнем стенами. В центре стоял столб, поддерживавший перекрытие. Вокруг стены шли нары, а около входа находился очаг. Позднее получают распространение каркасные глинобитные и рубленые дома. С X в. в городах Болгарии возводятся каменные и кирпичные постройки — это и общественные помещения (например, бани, дворцы феодальной знати), и обычные жилища.

Раскопки показали, что города Волжской Болгарии были крупными ремесленно-торговыми центрами. Их окружали большие пригороды, населенные ремесленниками. В ходе раскопок найдены сотни предметов ремесленного производства: сыродутные горны, тяжелые массивные кувалды для проковки криц, наковальни разных размеров и типов, кузнечные молотки, чугунные котлы, железные сошники и мотыги для земледельческих работ. Часто встречаются различного типа топоры: одни использовались для выкорчевывания кустарника, другие — в плотницком деле, а третьи были боевыми. С особой тщательностью отделывали боевые топоры: им придавали узкую, удлиненную форму и покрывали красивой чеканкой — растительным орнаментом и изображениями животных. Значительную часть предметов вооружения составляли железные наконечники стрел: плоские, треугольные, многогранные, вильчатые с черешком и втулкой. Для защиты в бою служили кольчуги.

Заслуживают внимания изделия медников, ювелиров, плотников, гончаров, камнетесов. Медники делали большие бронзовые котлы, отливали зеркала, бронзовые украшения и оригинальные висячие бронзовые замки в виде животных, украшенные орнаментом и арабскими надписями. Среди ювелирных изделий пластинки для украшения сбруи, поясов, седел, перстни, бусы, различные привески, красивые плетеные браслеты.

Древняя Русь и степь (по С. А. Плетневой): 1 — границы государств; 2 — границы русских княжеств; 3 — северная граница степи; 4 — орды; 5 — кочевнические ставки; 6— русские и византийские города; 7— торговые сухопутные пути через степь. Цифры на карте обозначают города, где проводились археологические раскопки: 1— Киев; 2 — Чернигов; 3— Переяславль; 4— Новгород Северский; 5— Белая Вежа; 6— Херсонес (Корсунь); 7—Сурож; 8— Корчев; 9 — Тмутаракань

Древняя Русь и степь (по С. А. Плетневой): 1 — границы государств; 2 — границы русских княжеств; 3 — северная граница степи; 4 — орды; 5 — кочевнические ставки; 6— русские и византийские города; 7— торговые сухопутные пути через степь. Цифры на карте обозначают города, где проводились археологические раскопки: 1— Киев; 2 — Чернигов; 3— Переяславль; 4— Новгород Северский; 5— Белая Вежа; 6— Херсонес (Корсунь); 7—Сурож; 8— Корчев; 9 — Тмутаракань

Глиняную посуду изготавливали как ремесленники, так и само население. Поэтому наряду с совершенными формами, сделанными на гончарном круге, встречаются обломки грубых, вылепленных вручную сосудов. Посуда была самой разнообразной по форме: горшки, высокогорлые и фигурные кувшины, кружки желто-красного, серого и черного цветов. В керамическом производстве и манере украшать сосуды чувствуется влияние культуры Средней Азии.

Болгарские гончары, кроме посуды, делали множество других поделок, например, фигурки животных и погремушки из глины. Особо следует отметить так называемую строительную керамику — изготовление керамических водопроводных труб, кирпичей, изразцов, которыми украшали стены зданий, и производство маленьких мозаичных плиток различного цвета, которые шли на отделку помещений.

С X в. в Волжской Болгарии чеканили монеты с арабскими надписями, внешне похожие на арабские дирхемы. В XI в. выпуск монет прекратился и был возобновлен золотоордынскими правителями Болгара в XIV в. По находкам предметов установлено, что болгары поддерживали устойчивые торговые связи с арабами, Хорезмом, с русскими княжествами и Арменией. Встречаются вещи из Ирана и Византии. Несмотря на оживленную городскую жизнь, основное население занималось сельским хозяйством и проживало в небольших сельских поселениях.

Волжская Болгария первая из государств Европы испытала монголо-татарское разорение. В 1235 г. полчища монголо-татар вторглись в пределы государства. Следы разрушения открыты во время раскопок в Болгаре. Фактически город был уничтожен. К XIV—XV вв. относится новый расцвет Волжской Болгарии. Культура XV—XVI вв. содержит элементы традиционной культуры казанских татар и чувашей.

Литература

Алексеев В.И. Происхождение народов Восточной Европы. М., 1969.
Артамонов М. И. История хазар. Л., 1962.
Артамонов М.И. Саркел — Белая Вежа // МИА. М., 1958. № 62.
Археологические памятники мордвы I тысячелетия н. э. Саранск, 1979.
Архипов Г.А. Марийский край в памятниках археологии. Йошкар-Ола, 1976.
Археология Венгрии. Конец II тысячелетия до н. э.— I тысячелетия н. э. М., 1986.
Беликова О.Б. Среднее Причулымье в X—XIII вв. Томск, 1996.
Васильев В.И. Проблемы формирования северосамодийских народностей. М., 1979.
Вопросы этнической истории народов Прибалтики. М., 1959.
Вопросы этнической истории эстонского народа. Таллин, 1956.
Голубев Л.А. Зооморфные украшения финно-угров. М., 1979.
Города Поволжья в средние века. М., 1974.
Город Болгар. М., 1988.
Из древней истории балтийских народов по данным археологии и антропологии. Рига, 1980.
Казаков Е.П. Памятники болгарского времени в восточных районах Татарии. М., 1978.
Коников Б.А. Таежное Прииртышье в X—XIII вв. н. э. Омск, 1993.
Кочкурина С.И. Древняя корела. Л., 1982.
Культура Биляра. Булгарские орудия труда и оружие X—XIII вв. М., 1985.
Кызласов Л.Р. История Южной Сибири в средние века. М., 1984.
Мавродина Р.М. Киевская Русь и кочевники: печенеги, торки, половцы. М., 1983.
Мажитов Н.А. Курганы Южного Урала VIII—XII вв. М., 1981.
Материалы по археологии Мордовии. Саранск, 1976.
Материалы по этногенезу удмуртов. Ижевск, 1982.
Маяцкое городище. М., 1984.
Плетнева Л.М. Томское Приобье в начале II тысячелетия н. э. Томск, 1997.
Плетнева С.А. Печенеги, торки и половцы в Южнорусских степях // МИА. М., 1958. № 62. Проблемы археологии и древней истории угров. М., 1972.
Савельева Э.А. Пермь Вычегодская по археологическим данным. М., 1971.
Средневековые древности Европейских степей. М., 1980.
Фахрутдинов Р.Г. Очерки по истории Волжской Болгарии. М., 1984.
Финно-угры и балты в эпоху средневековья // Археология СССР. М., 1987.
Этногенез мордовского народа. Саранск, 1965.

К оглавлению учебника «Археология» // К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика