Археологические разведки

К оглавлению книги «Полевая археология СССР» | К следующей главе

Задачи разведок. Археологические разведки служат средством предварительного изучения археологических памятников, расположенных в поле. Их целью является прежде всего составление археологической карты, т. е. выявление всего многообразия и всех доступных в данное время и при данном уровне развития науки археологических памятников района, области, страны. При выявлении памятника должны быть определены его основные особенности. Степень требуемой точности определения этих основных свойств для различных археологических памятников неодинакова.

Два вида разведок. Для археологической характеристики района достаточно знать самые общие черты памятника, т. е. место его расположения, внешний вид, сохранность и предполагаемую археологическую культуру или дату памятника. Но, если на определенном памятнике предполагаются раскопки, его предварительное изучение, предшествующее этим раскопкам, должно быть более полным.

Существуют два вида археологических разведок, отражающие две степени полноты характеристики памятника.

Поиски, имеющие целью открытие новых, неизвестных ранее памятников и изучение их внешнего вида. Эта главная задача не исключает из задач разведок проверки под тем же углом зрения уже имеющихся в литературе сведений о давно известных памятниках данной местности. Специфика поисков соответствует правам и обязанностям, налагаемым на разведчика открытым листом по форме № 3.

Разведки имеют целью составить полное представление о небольшом числе памятников для выбора объекта раскопок и составления конкретного плана этих раскопок. Это не значит, что при таких разведках нужно обследовать только уже известные памятники. Открытие новых объектов археолог имеет в виду при археологических исследованиях любого рода. При детальном обследовании памятника часто нельзя обойтись без вскрытия небольших участков культурного слоя. Все это соответствует правам и обязанностям, налагаемым на разведчика открытым листом по форме № 2, без которого не разрешаются никакие земляные работы.

Любой вид разведок не может дать основание считать памятник полностью изученным. Археологические разведки, особенно поиски, производятся не для того, чтобы делать широкие или даже частные исторические построения. Широкие построения на основании разведочных данных часто далеки от истины, а порой оказываются вредными. Только археологические раскопки могут быть надежной базой исторических обобщений, могут правильно и полно выявить характер памятника.

Подготовка к разведкам. Для того чтобы результаты разведок оказались наиболее полными, перед их началом должна быть проведена подготовительная работа. Нужно знать возможно подробнее характеристику археологической культуры, к которой относятся искомые памятники, особенно керамику, как наиболее частую находку, а также другие вещи; надо представлять характерные признаки расположения памятников этой культуры, их планировку. Вот почему хорошим разведчиком может быть только тот, кто получил специальную археологическую подготовку и уже имеет достаточный полевой опыт. Обычно подготовку к разведкам начинают с изучения археологической и краеведческой литературы, посвященной обследуемому району. Литература может быть бедна указаниями на археологические памятники данного района или отражать их недостаточно полно. В таком случае следует познакомиться с картотекой археологических памятников в отделе полевых исследований Института археологии АН СССР или в местном отделе культуры и отделении Общества охраны памятников истории и культуры.

Каждый памятник данного района должен быть выписан на отдельную карточку и нанесен на карту, что поможет выявить необследованные места района и даст указания при составлении маршрута разведок. При повторных разведках подобная картотека поможет избежать пропусков тех или иных памятников.

Если исследователя интересует античная или средневековая тематика, ее разработку он должен начать с изучения письменных источников, коль скоро они имеются. Для археолога важны также дневники, планы и прочий материал старых раскопок, в том числе и вещи, для знакомства с которыми следует изучить соответствующие архивы и музеи. Подобное изучение литературы и источников позволяет представить специфику археологических памятников предполагаемого района разведок, их хронологический диапазон, многообразие, густоту, сохранность и т. п., а также не открывать уже открытое, что неоднократно случалось даже с опытными исследователями.

Археологические памятники теснейшим образом связаны с местностью; в связи с этим географическая и топографическая характеристики исследуемого района должны быть известны исследователю в деталях. Для этого в первую очередь изучаются соответствующие карты, как новые, так и старые, чтобы по ним можно было проследить значительные изменения физической географии (новые русла рек, распашка новых земель, отступление или наступление моря и др.). Предполагаемый маршрут разведок желательно изучить по карте настолько, чтобы наметить топографические пункты, на которых могут быть расположены археологические памятники того или иного вида.

Для того чтобы правильно представить характер археологических памятников данной территории и ее природные условия, нужно изучать также прилегающие к ней районы и иметь это в виду при работе в архивах над литературой, источниками и картами.

План поисков. Тщательное изучение маршрута позволит составить конкретный план работы. Этот план должен включать разработанный маршрут поискового отряда. Часто подобный маршрут обусловливается течением той или иной реки, направлением какой-либо дороги, т. е. более или менее длинной полосой, но лучше, если он будет определяться какой-либо территорией, захватывая и реки, и водоразделы. При этом выбирается способ передвижения (пешком, на лодке, на автомашине и т. п.). Если проводится сплошное обследование какой-либо территории, лучше заранее наметить маршрут каждого участника поискового отряда.

Длина маршрута. В зависимости от длины маршрута и способа передвижения определяется продолжительность экспедиции. При этом следует исходить из реальных возможностей обследования. Например, при пешем маршруте разведчик может обследовать в день полосу шириной один максимум два километра, длиной не более десяти километров. Желательно маршрут выбрать так, чтобы в его центре располагалась база экспедиции, куда время от времени следует доставлять собранные материалы. Маршрут должен быть реальным и ясным.

В археологической практике известны различные виды археологических разведок. Так, например, часто разведчики ищут только городища начала железного века, другие — неолитические стоянки, третьи — каменные изваяния. Такие поиски однотипных памятников возможны, но практика показала, что наилучшие результаты дают такие разведки, где археолога интересуют все виды археологических памятников при сплошном обследовании территории. Правда, сплошное обследование может слагаться из определенных маршрутов, но желательно, чтобы в любом маршруте учитывались все виды памятников.

Снаряжение. Немалое значение для работы в поле имеет подбор снаряжения. Желательно иметь возможно более подробную карту обследуемого района. Для съемки планов и ориентировки по карте надо взять компас Адрианова (с визиром), а при детальных разведках рекомендуется буссоль и к ней легкий, предварительно приспособленный штатив от фотоаппарата. Для измерения расстояний служит рулетка (лучше двадцатиметровая, матерчатая). Нужна тетрадь в клетку в клеенчатой обложке и миллиметровая бумага в листах. Следует также взять небольшой чертежный планшетик, визирную линейку, уровень, шпагат, нож, кисть малярную (флейц 75— 100 мм), малую шанцевую лопатку в чехле. Желательно иметь фотоаппарат и бинокль. Для упаковки находок нужна вата, оберточная бумага, коробочки разных размеров. В детальных разведках (при наличии средств передвижения) луговой зонд или бур для взятия проб почвы на разных глубинах. При работе в лесу нужен топорик в чехле. При ночевках на открытом воздухе нужна палатка. Нельзя идти в разведку без открытого листа, паспорта и командировочного удостоверения, которое нужно отмечать в сельсоветах.

Рис. 5. Бур, употребляемый для взятия проб грунта

Рис. 5. Бур, употребляемый для взятия проб грунта

Общие приемы поисков. При изложении способов археологических поисков нельзя предусмотреть все варианты, но можно указать общие приемы. Это значит, что выявление памятников в значительной степени зависит от внимательности и опытности разведчика. Большое значение имеют закономерности расположения памятников.

Закономерности расположения и признаки памятников. Общей закономерностью расположения памятников разных эпох и стран является их близость к источникам питьевой воды (река, озеро, источник, колодец). Если позволяли природные условия, человек предпочитал селиться там, где была сосредоточена его производственная деятельность. Эти места для разных эпох различны, но для каждой строго определены. Это — охотничьи урочища, выходы кремня, устья обильных рыбой небольших рек, плодородные поля и др. Особенно часто люди селились по рекам, богатым рыбой и служившим хорошими путями сообщения.

Главным признаком, по которому открывают остатки поселений, является культурный слой. Но в некоторых случаях он может оказаться разрушенным: выдут ветром, размыт водой. В подобных случаях на местах поселений остаются вещи, некогда находившиеся в культурном слое: черепки, орудия, кости и пр. Значит, для того, чтобы обнаружить поселение, надо найти или культурный слой, или, как говорят, выпавшие из него вещи.

Признаком древних погребений также служат вещи, которые часто сопровождаются находками человеческих костей, всегда обращающих на себя внимание.

Наконец, общим признаком некоторых видов древних поселений и древних погребений является их рельефность. Речь идет о городищах, тепе и курганах. Возвышающиеся вокруг городища валы, встречающиеся на Кавказе и в Средней Азии холмы из культурного слоя (тепе или депе) и широко распространенные курганные насыпи обращают на себя внимание не только специалиста-археолога, но и местных жителей.

Итак, при археологических разведках надо искать урочища, где встречаются древние вещи (в том числе черепки древней посуды и каменные орудия), скопления костей животных, особенно животных ископаемых (мамонт, носорог и пр.), места находок костей человека, выходы культурного слоя, рвы, валы, насыпи. Следует также выявлять дольмены и другие мегалитические сооружения, каменные изваяния, наскальные рисунки, развалины древних зданий.

Личный осмотр местности. Главным приемом открытия археологических памятников является личный осмотр каждой складки местности; при этом обращается внимание на признаки, о которых шла речь. Поскольку поселения чаще всего расположены по рекам, берега этих рек при археологических разведках часто служат отправной и осевой линией маршрута. Отправляясь в разведку от реки, археолог должен заходить далеко на водораздел, но обычно он возвращается к реке (челночное прочесывание местности). В горных районах такой отправной линией служит линия ската вод, лощина, в пустынях — караванные тропы. Каждая местность имеет свой круг памятников, требующих особой техники разведок.

Урочища, топографические условия которых типичны для тех или иных памятников, осматриваются особенно тщательно. Здесь не пропускают ни один холм, напоминающий курганную насыпь, или какую-нибудь другую особенность рельефа, могущую быть признаком памятника. Но и в «нетипичных» местах нельзя быть невнимательным. Так, в последнее время открывают неолитические стоянки на возвышенностях, которые еще недавно считались незаселенными в ту эпоху.

Поиски культурного слоя. Идя по невскопанной почве, трудно себе представить, есть ли в данном месте культурный слой. Если такой слой не потревожен, выявить его весьма трудно. Установить его существование помогают обнажения почвы в обрывах берега реки, оврага, разрезы, сделанные при рытье ям, котлованов, карьеров и пр. В таких обнажениях культурный слой часто выступает темной полосой перегноя.

В некоторых случаях обнажение культурного слоя может быть запылено или засыпано случайными обвалами. Тогда археолог может произвести зачистку обрыва лопатой, соблюдая правила фиксации земляных слоев и находок (см. гл. 5). Если же таких вскрытий нет, а открытый лист дает археологу право производить хотя бы незначительные земляные работы (лист по форме № 2), то при детальных разведках его владелец вправе заложить небольшой пробный шурф размером до 20 кв. м. Практически, чтобы решить вопрос о наличии культурного слоя, достаточен шурф размером 0,5X0.5 м. При этом соблюдаются все правила археологических раскопок. Лучше же обойтись зачисткой обнажения, избегая закладывать шурфы и траншеи, которые могут стать первой точкой размыва памятника.

Вертикальные обнажения слоев в обрывах рек, оврагов, ям дают возможность предварительно изучить стратиграфию памятника: каждый культурный слой, его происхождение, характер, структуру, состав, относительную хронологию, что важно для понимания поселения в целом.

Сделанные наблюдения должны быть записаны в дневнике.
Шурфы и траншеи обычно уничтожают лучшую, наиболее богатую сооружениями и находками часть памятника и потому вредны. При обследовании памятников с мощным культурным слоем они запрещены. Зачистки, шурфовкн и траншеи на других памятниках, хотя и возможны, но должны иметь целью не добычу вещей, а установление стратиграфии памятника, выяснение характера и порядка культурных напластований. Шурф и траншея не вредят памятнику только тогда, когда они становятся первыми участками больших раскопов. В таких случаях размеры шурфов могут быть от 1 м до 16 м в зависимости от толщины культурного слоя.

В некоторых случаях культурный слой выступает темным или серым зольным пятном, видным на распаханном поле. Иногда в этом пятне легко заметить обожженную глину, пережженные камни, вещи.

Когда вертикальных обнажений культурного слоя нет, его пробуют обнаружить по вымытым из него вещам, обычно по керамике, если речь идет об эпохах, когда она уже существовала, или по каменным орудиям и кремневым отщепам докерамических эпох. Поэтому поиски лучше производить весной, когда трава еще невелика, а почва хорошо промыта полой или дождевой водой; в крайнем случае — тогда, когда трава уже выжжена солнцем.

Рельефность. Некоторые археологические памятники помогает выявить их рельефность. Однако она не всегда четко выражена. В случае если валы городища и насыпи курганов сильно оплыли или распаханы, приходится прибегать к особым приемам их обнаружения. Обычно неровности почвы тем виднее, чем ниже стоит человек. Поэтому, если в каком-нибудь месте разведчик предполагает остатки вала или насыпи, рекомендуется лечь на землю и осмотреть предполагаемую насыпь против солнца. При этом особенности насыпи улавливаются гораздо лучше.

Опрос населения. Помимо личного осмотра местности важным приемом археологических разведок является опрос населения. Местные жители часто знают о находках в их районе человеческих костей, костей животных, обративших на себя внимание большими размерами, вещей необычных форм, глиняной посуды, а также им хорошо известны, правда под разными названиями, различные валы, бугры и связанные с ними легенды.

Иногда расспросы жителей бывают более удачны, если им показать специально подобранную коллекцию образцов керамики и типичных вещей или же альбом соответствующих фотографий. Полученные от населения сведения нужно подробно описать и, если возможно, вместе с рассказчиком посетить место находки или проверить эти сведения самостоятельно. Часто проверка подтверждает полученное сообщение. Например, школьник передал археологу древнюю монету и сказал, что нашел ее в кургане. Придя на место находки, школьник указал на выход кострища разрушающегося кургана. Монета и курган по времени совпали, следовательно, этому сообщению можно верить. Однако не следует доверять весьма распространенным и однотипным легендам о зарытых бочках с золотом, о золотых конях, баранах, гробах и т. п. Еще ни одна из подобных легенд не подтвердилась. Все легенды нужно записывать, так как они иногда имеют реальную почву. Например, в одной местности легенда о зарытом золотом баране совпала с археологически прослеженным культом этого животного. Задача разведчика не может считаться решенной открытием памятника. Нужно еще получить предварительные сведения о характере поселения, условиях его расположения, залегания и его хронологии, а если погребение открыто, получить соответствующие сведения о нем. Открытый памятник нужно немедленно нанести на карту с обозначением пройденного маршрута. (О нанесении памятника на карту и об условных археологических знаках, употребляемых при этом, см. гл. 6.)

Подъемный материал
. Обследование открытых остатков древнего поселения начинается со сбора подъемного материала, т.е. лежащих на поверхности и происходящих из частично или полностью разрушенного культурного слоя костей животных, орудий из камня или металла, кремневых отщепов, украшений, оружия и иных изделий, в том числе черепков глиняной посуды. Чтобы получить наиболее полное представление о памятнике, сбор подъемного материала желательно проводить по определенной системе. Для этого вся территория поселения разбивается по шнуру на квадраты размером, например, 4X4 м. Такие же квадраты наносятся на план поселения и нумеруются. Количество, например, черепков на каждом квадрате разное, различие в числе их находок может указать на существование в данном квадрате какого-либо хозяйственного комплекса. Вещи с каждого квадрата собираются в его центр. Затем производится их сортировка, а в дневнике разведок отмечается, сколько и какие типы черепков собраны в каждом квадрате. Если обнаружены скопления черепков, то они берутся не по-квадратно, а каждое скопление отмечается на плане поселения. В случае если встречаются поздние памятники, изобилующие керамикой, допустимо взять с собой только по два-три черепка каждого типа, а остальные закопать в землю, отметив это место на плане. Если же данный памятник относится к раннему времени, например к неолиту, черепки берутся все без исключения. Разумеется, вещи с любого другого памятника берутся обязательно и фиксируют их таким же образом.

Если подъемный материал с этого или других памятников обнаружен у местных жителей, им надо объяснить его научную ценность, напомнить о существующем Законе о том, что недра в СССР принадлежат государству, и убедить их безвозмездно передать этот материал в распоряжение экспедиции или местного музея. Поступивший от населения материал следует зафиксировать в дневнике и снабдить этикеткой, указав памятник и обстоятельства его приобретения.

По найденным вещам и черепкам, исходя из уже известных памятников, предварительно определяют время памятника (неолит, бронзовый век, славянская эпоха), его характер (поселение рыболовов-охотников, ремесленное поселение, жертвенное место и т. д.), этническую принадлежность и т. д. Иногда при детальных разведках весьма существенно узнать, на какую климатическую эпоху падает период существования данного мезолитического, неолитического или энеолитического поселения. Определить климатическую эпоху можно анализом пыльцы. Поэтому, если почвенные условия благоприятны для сохранности пыльцы (торфяник, высокое стояние грунтовых вод), надо взять пробы культурного слоя и грунта для пыльцевого анализа (см. приложение II, с. 326).

Съемка плана. Собирая подъемный материал, разведчик ощущает необходимость в плане найденного поселения, пусть даже схематическом. Этот план станет еще более необходим при обработке полученного материала. Поэтому в круг задач первой очереди входит снятие плана открытого памятника. Желательно снимать план с помощью буссоли и рулетки в масштабе 1:500. В детальных разведках кроме конфигурации памятника на нем должны быть указаны имеющиеся обнажения культурного слоя в виде обрывов берега, оврага, осыпи, нанесены следы прежних раскопок как археологических, так и хозяйственных (погреба, ямы для добычи глины и т. д.), а также ямы, оставленные кладоискателями. На плане горизонталями должен быть показан рельеф памятника или, по крайней мере, дан его профиль. Такой детальный план снимается так, чтобы включать не только поселение в его узких границах, но и в известных пределах окружающую местность, в первую очередь реки, овраги и другие важные природные факторы; причем, если они угрожают сохранности памятника, это должно быть указано на плане. Если же разведки относятся к разряду поиска, можно ограничиться схематическим планом, но и в этом случае он обязательно привязывается к местности.

Описание памятника. Открытый памятник надлежит подробно описать. Описание следует начинать с указания названия памятника. Среди местного населения городища иногда носят имена. Если памятник уже был указан в литературе и данное название расходится с местным названием, то следует указать оба. Например, Дьяково городище под Москвой местное население называло «Чертовым городком». Если памятник не назван в литературе и местное население его никак не назвало, то лучше всего назвать его по названию ближайшей реки, в крайнем случае — ближайшего населенного пункта.

Далее в описании дается географическое положение памятника по существующему административному делению и его топографическое расположение (такой-то берег реки, озера, мыс оврага) с указанием изменяемости местности (следы старого русла, разливы, если они доходят до памятника, угроза разрушения). Здесь же описывается наиболее удобный подход к памятнику с обозначением ориентиров на этом пути.

В дневнике разведок должны найти отражение форма памятника и его размеры. Особенно это касается курганов, которые могут быть сегментовидные, с плоской вершиной, длинные и иметь различную высоту. Они могут быть насыпаны из глины, песка, камней и другого материала, который нужно описать. Описывается материал и некоторых других памятников, например развалин зданий, каменных изваяний. Для курганных групп, а если это возможно, и для групповых памятников, в том числе и для могильников, желательно указать число единиц, которые он заключает. Например, «курганная группа из 24 курганов», «могильник, в котором прослежены три поврежденные могильные ямы». Все повреждения поверхности памятника, отраженные на подробном плане, описываются в дневнике разведок.

Изучение обнажений
. Повреждения поверхности памятника обычно дают материал для стратиграфических наблюдений. Для ясного чтения слоев обнажение сначала зачищают лопатой настолько, чтобы оно образовало ровную, если возможно, вертикальную поверхность. Эту поверхность зачерчивают, описывают и фотографируют. Причем делают это быстро, чтобы поверхность не обветрилась и не была высушена солнцем. На обветренной поверхности границы между слоями и состав слоев видны хуже.

Описание обнажений производится снизу вверх, начиная с материка. Для материка указываются грунт, его состав, структура, включения, цвет, влажность, глубина залегания поверхности материка. Далее описывается слой, лежащий на материке. Указываются его толщина (максимальная, минимальная, средняя), состав, структура, влажность, включения, цвет, глубина залегания верхней поверхности и так далее по слой дерна.

Затем в дневнике дается описание инвентаря, как подъемного, так и собранного у населения с указанием его происхождения и ссылкой на план. Здесь желательно зарисовать все вещи и черепки или их образцы.

Авиаразведки. Археологические разведки, включающие аэрофотосъемку и визуальный осмотр местности с воздуха, вошли в научный арсенал со времени первой мировой войны. Теперь они являются надежным средством как поисков отдельных памятников, так и средством изучения сложных археологических остатков. Возможности авиаразведок включают выявление курганов и могил, планировки поселений и могильников, систем укреплений и оросительных каналов и поиски многих других видов древностей.

Рис. 6. Аэрофотосъемка. Следы прямоугольных оград, Бэркшир, Англия. (По Д. Хардену)

Рис. 6. Аэрофотосъемка. Следы прямоугольных оград, Бэркшир, Англия. (По Д. Хардену)

Главным приемом авиаразведок является фотографирование местности с воздуха с последующей дешифровкой полученных снимков. В зависимости от поставленных задач фотографии могут быть черно-белыми, цветными или спектрозональными, они могут быть выполнены в масштабах от 1 м до 25 км в 1 см. Любая фотография несет в себе информацию о данном сюжете, которую не в состоянии уловить невооруженный человеческий глаз.

При помощи авиаразведок изучаются главным образом три свойства местности: рельеф, растительный покров и почва. Изучение рельефа основывается на изучении теней, отбрасываемых неровностями, и позволяет выявить памятники, возвышающиеся над землей (курганы, валы и т. п.). Изучение растительного покрова основано на наблюдениях, показавших, что на местах, где почва была перекопана, растительность гуще и выше, а в тех местах, где перекопов не было, или, в особенности, где под почвой лежат строительные остатки, растительность реже и ниже. Кроме того, наблюдение за тенями, отбрасываемыми нивой, кустарниками и даже лесом, дает такой же эффект, так как растительность подчеркивает рельеф местности. Наконец, изучение почвы, основанное на выявлении цветовых пятен (особенно на пашнях), позволяет выявить древние перекопы (могильники, канавы, рвы, селища и пр.).

Даже многократная распашка, хотя и размывает изображение на снимке, не уничтожает его бесследно. План основных сооружений всегда виден на фотоснимке. Особенно важно, что растительность на перекопанном месте гуще (темнее). Так выявляют древние рвы, оборонительные линии, дороги, могилы, постройки. Наезженные дороги и караванные тропы представляют собой корытообразные углубления, так как пыль выдувалась из под ног, копыт и колес. Многовековые дороги в лессе иногда углублены на целые метры. Межи земельных угодий заметны не только по иногда существовавшим каменным изгородям, но и по земляным валикам, образовавшимся в результате накопления на меже мусора и растительных остатков. На снимках они отмечены линиями густой растительности. Развал постройки светлее общего фона, а отбросы и культурный слой — темнее. На фотографиях хорошо видны линии древних арыков благодаря тому, что в их руслах растительность гуще и сильней, чем на окружающей земле. То же относится и к распаханным курганам, так как их ровики, затянутые перегноем, заросли более густой растительностью. С воздуха открывают древние поля по бороздам от плугов и даже загоны для скота по утоптанной почве.

Аэрофотосъемками под Уманью К. В. Шишкин выявил обширные трипольские поселки, где глинобитные постройки образуют до десяти концентрических эллипсов с площадью в центре. На поселении у села Майданецкое выявлено до 1600 двухэтажных построек с жилой площадью до 500 м. Остатки построек находились на глубине 0,5 — 1 м под пашней.

Но случаются и ошибки. Например озера, уменьшившиеся в результате вымерзания, давали концентрические и радиальные трещины, похожие на круги и линии трипольских поселений. Поэтому при дешифровке аэрофотоснимков нужно обладать знанием палеогеографии, геологической структуры данной местности, а главное-методики дешифрования. Поэтому дешифровку лучше производить специалисту.

С помощью аэрофотосъемки могут быть получены данные и по относительной хронологии памятников, определяемой, например, по большей размытости ранних памятников. Некоторые виды памятников выявляются не всегда. Так, палеолит улавливается только в местах неглубокого залегания.

Производить аэрофотосъемки лучше всего весной или осенью, когда поля вспаханы, а леса контрастны. Степи же своим цветением чутко реагируют на разницу в почвах. В средней зоне лучшие результаты дают снимки, сделанные во время сухого сезона, так как растительность на месте перекопов лучше переносит засуху, а поэтому лучше видна. Но в пустынях и полупустынях (Средняя Азия) производить аэрофотосъемку лучше после дождей.

Косое освещение сильно увеличивает тени даже от небольших возвышенностей, поэтому на авиаразведку лучше вылетать утром или вечером. В некоторых случаях, например когда высокие стены маленького городища отбрасывают тень, закрывающую его внутреннее пространство, приходится вылетать вторично, чтобы осмотреть их при более удобном освещении. Рельеф и структурные различия подчеркивает свежевыпавший стаивающий снег.

Аэровизуальный метод, т. е. непосредственный осмотр местности, хорош только после тщательного изучения обстановки по снимкам. Хотя специалисты по аэрофотосъемке и настаивают только на выборочном полевом контроле, все же желательна наземная проверка полученных результатов. Она позволяет осматривать уже точно локализованные места, и необходимость в длительных пешеходных маршрутах отпадает.

Геофизические способы разведок. Геофизические способы разведок, проведение которых поручается соответствующим специалистам под наблюдением археолога, дают возможность обнаружить сооружения, лежащие в культурном слое, и могилы еще до раскопок. При этом геофизические методы позволяют проникать в землю на глубину, достаточную для археологических поисков. Употребляемые приборы дают возможность регулировать глубину проникновения.

Существуют разнообразные методы геофизической разведки, из которых опробовано три: электроразведка, магниторазведка и сейсморазведка.

Приемов электроразведки много. Они делятся на два основных раздела. Первый предусматривает применение постоянного тока. При этом изучается удельное сопротивление, с учетом того, что многие археологические объекты отличаются по удельному электрическому сопротивлению от удельного сопротивления среды, в которой они находятся. Возрастание или уменьшение удельного сопротивления указывает на изменение среды, следовательно, на наличие какого-то объекта. Зная шкалу сопротивлений, можно даже указать материал этого объекта.

Второй раздел предусматривает применение переменного тока, изучение его распределения в среде и вызываемых им электромагнитных полей. Различие таких полей указывает на наличие объекта.

Приемами электроразведки обнаруживают стены, рвы, могильники. Это наиболее эффективный из геофизических способов археологических разведок.

При магниторазведке с помощью измерения напряженности магнитного поля земли производят поиски таких археологических предметов, которые обладают повышенными магнитными свойствами. Эти объекты играют роль магнитов, которые оказывают действие на приборы. С помощью магниторазведки обнаруживают гончарные печи, стены, дороги, ямы и канавы, обожженные пожаром участки, а также железные предметы.

Сейсмические методы основаны на изучении упругих свойств археологических объектов, отличных от таких же свойств среды. Иначе говоря, археологические объекты и вмещающая их среда по-разному отражают звуковые колебания и регистрируются особыми приборами. В сейсморазведке для археологических целей упругие волны создаются с помощью удара. Этим способом обнаруживают могильники, трещины, стены и т. д. Разновидностью сейсморазведки является метод звуковой локации (см. с. 76).

Фосфатный анализ
. Культурный слой содержит фосфатных соединений во много раз больше, чем почва на окружающей территории. Большое содержание фосфатов является признаком поселения, за границами которого содержание фосфатов резко падает. Обнаружить фосфатные соединения в земле можно ее анализом. Для

Рис. 7.  Схема взятия проб почвы для фосфатного анализа. (По Л. Веллесте). План неолитической стоянки с обозначением пунктов, где брались почвенные пробы для фосфатных анализов: 1 — 0—20 единиц окраски; 2 — 21 — 50 единиц окраски; 3 — 51 и больше единиц окраски; 4 — раскоп

Рис. 7. Схема взятия проб почвы для фосфатного анализа. (По Л. Веллесте).
План неолитической стоянки с обозначением пунктов, где брались почвенные пробы для фосфатных анализов: 1 — 0—20 единиц окраски; 2 — 21 — 50 единиц окраски; 3 — 51 и больше единиц окраски; 4 — раскоп

этого на местности, где предполагаются остатки древнего поселения, берется ряд проб почвы. Пробы берутся по прямой, например по предполагаемым осевым линиям поселения (см. рис. 7). В тех случаях, когда культурный слой залегает под балластными отложениями, пробы берутся при помощи бура или зонда с разных глубин, каждый раз зарегистрированных. Анализ проб проводится по возвращении на базу, где должны быть заготовлены соответствующие реактивы и оборудование.

Подводные разведки. В последние десятилетия развиваются приемы подводных археологических разведок, обычно громко называемых подводной археологией. Подводные разведки в основном являются визуальными археологическими поисками и применяются, во-первых, для обследования поселений, затопленных морем или озером, а, во-вторых, для поисков и обследования затонувших в древности кораблей.

Наиболее перспективны подводные разведки в неглубоких водоемах с небольшим количеством ила. Для этого предпочтительнее некоторые внутренние озера. В Азовском море, хотя оно и неглубоко, иловые осадки, выносимые Доном, делают подводные разведки бесперспективными. В Черном море у северных берегов также много ила. По этой же причине для подводных работ непригоден ряд озер, например Ильмень.

Техническое оснащение подводных поисков составляют акваланги, компрессоры, а в холодных водах и гидрокомбинезоны. Предельная глубина погружения в этом снаряжении — 45 м, но обычно работают в более мелких местах. Поиски затрудняет плохая видимость, часто не превышающая 10—15 см.

На глубине 10 — 20 м в Черном море не обнаружено предметов из органических веществ. Поэтому ставится вопрос о поисках в воде, лишенной кислорода. Эти поиски предполагается проводить с помощью эхолота, телевидения, батискафа. Однако пока что производились лишь опыты применения этих приемов.

При археологических поисках, производящихся на небольшой глубине аквалангистами, можно наметить границы затопленной части поселения, обследовать каменные сооружения, которые имеют лучшую сохранность (меньше пострадали от выборки камня). Под водой возможен сбор подъемного материала.

Особенно интересны находки затонувших кораблей, где наибольший интерес представляет их груз. Ведь многие деревянные или костяные вещи не уцелели на поверхности земли. Даже число металлических вещей, дошедших до нас, ничтожно. На затонувших же кораблях такие вещи нередко хорошо сохраняются и представляют первостепенный интерес для изучения. Исследователи с нетерпением ждут находок на затонувших кораблях древних рукописей и книг.

В нашей стране пока что можно отметить лишь находки в реках нескольких неолитических лодок.

Для фиксирования в море мест находок вещей или расположения строительных остатков употребляется прием засечек. В месте находки ставят буй и его засекают буссолью с концов геодезического базиса (подробно о методе засечек см. гл. 6).

Производились опыты детальных подводных разведок с помощью землесосного снаряда 4-ПЗУ-З с несколько переделанной отсосной головкой. Квадрат размером 2X2 копался вручную лопатой. Высосанная земснарядом земля подавалась на грохот (большое решето), укрепленный между двумя лодками, с которого и собирались найденные черепки. Фиксация производилась с помощью фото- и киносъемки. Однако поднятая муть, немедленное оплывание разрезов не позволяли производить стратиграфические наблюдения и показали, что подводные раскопки пока невозможны.

Другой способ подводных поисков называется методом звуковой локации. Пока он применяется редко, тем не менее поиски по этому методу должны были бы предшествовать работе с аквалангами, так как он дает возможность обнаружить объект еще до погружения в воду. Упрощенно этот метод можно представить следующим образом: на лодке или на корабле устанавливается возбудитель колебаний в пределах звукового диапазона. Он посылает вниз узкий вертикально направленный луч колебаний. Колебания проходят водную среду, проникают в поддонный слой и отражаются от находящихся в нем предметов и сооружений. Отраженные звуковые колебания принимаются на том же судне гидрофоном и записываются на бумажной ленте. При этом без труда «зарисовываются» предметы величиной в несколько десятков сантиметров. Глубина, на которой обнаруживаются предметы и сооружения, зависит от мощности излучателя. В основном она превышает глубины, необходимые археологам. Этот способ подводных поисков, как и способ с применением аквалангов, требует участия в экспедиции специалистов, которые работают под руководством и наблюдением археологов.

Документация разведок. При разведках любых видов, будь то авиаразведки, подводные или пешеходные, их материалы требуют фиксации в виде дневниковых записей, чертежей, рисунков, фотографий. Если обследуется объект, уже известный по литературе, в дневнике излагается история сведений о нем. Здесь же приводится трактовка памятника местным населением. В дневнике должно быть указано, на чьей земле, в чьем ведении находится памятник и на кого возложена его охрана. Если памятник открыт заново, исследователь должен предупредить об ответственности за его охрану сельсовет и тот колхоз, на чьей земле он находится, а также сообщить об открытом объекте местному отделу культуры. Наконец, указывается, когда и кем памятник открыт, заполняется бланк его паспорта, который сдается в соответствующее учреждение после окончания разведок.

Поиски палеолитических поселений. Памятники нижнего палеолита обычно встречаются в переотложенном состоянии, т. е. они размыты водой или смещены иным образом. Древнейшие поселения в СССР приурочены к местам разработки выходов камня, как, например, стоянка Сатани-Дар, находящаяся у выходов обсидиана. Поэтому выходы камня, годного для изготовления орудий, расположенные вблизи источников питьевой воды, не должны ускользнуть от внимания археологов. При этом нужно иметь в виду, что такие выходы разрабатывались не только в палеолите, но и позже, вплоть до бронзового века.

Культурного слоя палеолитического времени на таких памятниках нет, и основным приемом разведок является сбор подъемного материала. Его нужно собирать и регистрировать по предварительно разбитой сетке квадратов, что значительно расширяет перспективы научного изучения этого материала.

Ареал известных нам мустьерских стоянок значительно расширился. Еще недавно самые северные из них едва достигали Средней России, сейчас же такие поселения открыты на Десне. Они расположены по коренным берегам рек, и при их поисках решающее слово принадлежит геологу, которого надо иметь в составе экспедиции. Геология доказала, что реки углубляли свое русло и суживали его. При этом дно реки становилось

Рис. 8. Схема отложений на речных террасах. Древние остатки расположены выше более молодых

Рис. 8. Схема отложений на речных террасах. Древние остатки расположены выше более молодых

берегом. Образовывались уступы, называемые речными
террасами. Террасам определенной геологической эпохи
сответствуют совершенно определенные стоянки. Поэтому
надо знать время образования тех или иных террас. Например, В. И. Громов доказал рисский
характер третьей надпойменной террасы Среднерусской
равнины. По наблюдениям А. Н. Рогачева, верхнепалеолитические памятники в СССР расположены на первой или второй террасе. Палеолитическая стоянка находится обычно на конце долинного или овражного мыса, что и является одним из признаков поселений этого времени. Однако этот признак сам по себе полезен только в сочетании с находками костей мамонта и других крупных животных. Ведь хозяйство эпохи палеолита было охотничьим, причем охота велась на крупных животных. Кости таких животных на поселениях обычны и, как правило, часто расколоты (для добывания костного мозга). Они настолько велики, что выступают из культурного слоя, и это облегчает
разведку стоянок, являясь находкой первостепенной важности.

Равнинные палеолитические поселения обычно явля-
ются лёссовыми стоянками, т. е. они включены в многометровые наслоения лёсса. Толщина наслоений, перекрывающих стоянку, колеблется от 1 до 20 м, а иногда и
больше.

Лёссовые стоянки чаще всего залегают на глубине 1—1,5 м (деснинские стоянки, Костёнки), а поэтому нередко открываются хозяйственными земляными работами.

Хорошо известны поселения, залегающие на глубине 4 — 7 м, недоступной для хозяйственных работ. Поэтому главными объектами для осмотра при поисках являются берега рек, оврагов, обрывы карьеров, котлованов.

У населения следует особенно настойчиво спрашивать не
только о массовых находках костей ископаемых животных, но и о единичных костях. К местам таких находок надо периодически возвращаться, так как полые воды или сильные дожди могут вымыть новые кости. Опраши-

Рис. 9. Палеолитическая стоянка открытого типа, Елисеевичи, Брянская обл. (Фото Л. В. Греховой)

Рис. 9. Палеолитическая стоянка открытого типа, Елисеевичи, Брянская обл. (Фото Л. В. Греховой)

вают обычно строителей колодцев, рабочих на буровых установках и т. п.

При поисках палеолитических поселений нужно знать, на какой глубине в обследуемом районе найдены уже известные стоянки, так как часто оказывается, что поселения, расположенные сравнительно близко друг от друга, перекрыты слоем лёсса примерно одинаковой толщины. Глубину залегания дневной поверхности верхнепалеолитического времени может дать бурение.

Находки искусственно расколотых и обожженных костей почти всегда говорят о находящейся здесь стоянке. Идеальным случаем является находка рядом с такими костями кремневых сколов. Такие находки обычно вымываются водой из культурного слоя, а поэтому лучшее время разведок — после разливов или сильных дождей. Культурный слой палеолитических поселений не имеет черного цвета, обусловленного большой примесью гумуса. Примесь охры иногда придает ему красный оттенок.

Часто горизонт культурного слоя определяют зачисткой обнажения, возле которого обнаружены находки, по горизонту залегания костей.

Детальные разведки включают использование шурфов и траншей, о которых ниже (см. с. 170).

Пещеры. Палеолитические поселения другого типа расположены в гротах, т. е. в неглубоких пещерах. Глубокие пещеры редко использовались для жилья, потому

Рис. 10. Мезолитическая стоянка, грот Таш-Аир, Крым. (Фото А. А. Формозова)

Рис. 10. Мезолитическая стоянка, грот Таш-Аир, Крым. (Фото А. А. Формозова)

что были сырыми, а вдали от входа очень темными. Глубокая разветвленная пещера обязана своим происхождением промывшей ее воде. Если в таких пещерах стоянки и встречаются, то около самого входа. Довольно часто оказывались заселенными скальные навесы, обращенные входом к солнцу, т. е. на юг; они защищали человека от холодного ветра, спасали его и разведенный им огонь от дождя. Важным признаком возможности поселения под таким навесом является расположенный поблизости источник. Впрочем, природная обстановка со времени палеолита могла перемениться, и эти перемены надо учитывать.

Пещерные стоянки встречаются главным образом в Крыму, на Северном Кавказе и в Средней Азии. Культурный слой в пещерных поселениях включает мелкие и крупные камни, обвалившиеся с потолка и увеличивающие мощность культурных напластований. Толщина культурного слоя в пещерах от 1 до 12 — 15 м. Так, стоянка Даховская на р. Белой (Северный Кавказ) имела культурный слой толщиной 8,5 м, а в осетинских пещерах он достигает 15 м. Но обычно мощность культурного слоя таких стоянок 1—4 м, а площадь — 150—300 м2.

При мощном культурном слое, к тому же скрытом под обвалами потолка, найти типичные палеолитические вещи трудно, а поэтому в подходящих пещерах приходится прибегать к шурфовке, но это уже начальный этап раскопок.

Хотя в дальних частях пещер культурного слоя, как правило, не бывает, их все же нужно обследовать. Цель такого осмотра — поиски пещерной живописи. Остатки палеолитической живописи, имеющей важнейшее значение для изучения первобытного общества, долгое время были известны только в Испании и во Франции. Теперь такая живопись найдена и в Советском Союзе.

При открытии палеолитических памятников в пещере нужно снять ее план.

Поиски мезолитических поселений. Расположение поселений эпохи мезолита зависит от условий хозяйства того времени и от местности. В Крыму в эпоху мезолита продолжались палеолитические традиции, хозяйство было охотничьим. Там открыто много стоянок, причем часть из них многослойные. Они найдены в пещерах, расположенных вдоль речных долин или в предгорьях. Но известны временные позднемезолитические стоянки и на высоких плоскогорьях. В Среднем Поволжье, на Волге и Каме мезолитические стоянки занимают первую надпойменную террасу, особенно у устья небольших речек — сказывается растущее значение рыболовства. Небольшие временные стоянки Камы иногда расположены на песчаных боровых террасах. На Верхней Волге, где рыболовство только еще начало развиваться, мезолитические поселения, как и ранненеолитические, занимали возвышенные участки. Сравнительно высоко (на древнем рельефе, выше неолитических) располагались стоянки Полесья и Латвии. Таким образом, условия расположения поселений мезолита довольно разнообразны.

Поиски неолитических поселений. В неолите рыболовство было ведущей отраслью хозяйства. Люди жили почти вплотную к воде, на берегах рек, озер и морей, чаще всего при впадении в них малой реки, в которой они ловили рыбу. Местом, где рыбная ловля была удачной и приносила добычу, являлись узкие протоки «фигурных» озер, т. е. протоки между расширениями реки. Здесь часты стоянки. Излюбленными местами поселений были и песчаные бухты, удобные для причаливания лодок. Глубоко вдающиеся в берег озерные заливы Карелии были

Рис. 11. Общий вид неолитической стоянки Ибердус-II, Рязанская обл., Касимовский район. (Фото И. К. Цветковой)

Рис. 11. Общий вид неолитической стоянки Ибердус-II, Рязанская обл., Касимовский район. (Фото И. К. Цветковой)

густо заселены. На Кольском побережье стоянки размещались в устьях широких рек, в тех местах, куда не доходила морская вода.

Таким образом, заселены были главным образом низины. Но неолитические стоянки иногда располагались и на сравнительно высоких берегах, например в Прибалтике (особенно Восточной). Известны стоянки на высоких местах в Калининской области. В Среднем Зауралье стоянка «разбойничий остров» расположена на холме. Есть стоянки с подобным расположением в Закарпатье, в Хакассии, причем в нескольких километрах от реки. Вопрос о таких поселениях еще не изучен. Возможно, что это были сезонные поселки. Высоко расположен Оленеостровский неолитический могильник на Онежском озере. На этом острове стоянок нет, люди жили по берегам.

По условиям залегания неолитические стоянки делятся на аллювиальные, дюнные и торфяниковые. Они распространены по всей территории СССР. Наиболее типичным местом расположения аллювиальных стоянок является край первой, особенно песчаной, надпойменной террасы. По этому краю и должен пролегать маршрут при отыскании поселений этого типа. При этом надо иметь в виду изменчивость русла реки, найти старицу и строить свой маршрут применительно к ней.

Внимательно осматривают каждый выступ надлуговой террасы, так как эти выступы — типичное место неолитических стоянок. Они часто заняты огородами и иногда с трех сторон окружены маленькими озерцами или болотами.

Подъемный материал на неолитических стоянках представлен черепками, например, сосудов с ямочно¬гребенчатым орнаментом, кремневыми орудиями, главным образом скребками и ножевидными пластинками, наконечниками стрел и кремневыми отщепами.

На вершинах самых высоких дюн встречаются стоянки, изобилующие кремневыми орудиями и сколами. Культурный слой многих из таких стоянок развеян, и часто со стороны реки или озера, откуда дует наиболее сильный ветер, образовывалась котловина, изобилующая кремневыми остатками. Известны дюны длиной более километра, поэтому нужно указывать, в какой части дюны собран данный материал. Если дюна не очень велика, но высится посреди заливного луга, на ней также могут быть неолитические стоянки, но эти дюны обычно поросли кустами и плохо заметны. Розыски таких дюн требуют внимания и навыка.

Культурный слой стоянок может быть испорчен не только ветром или распахиванием. Стоянки неолитической эпохи обычно размыты разливами рек и прорезаны овражками. Оставшиеся на месте кремневые орудия и керамика лучше всего обнаруживаются после половодья, поэтому оптимальным временем разведок этих памятников является весна.

Торфяниковые стоянки также имеют ряд признаков, по которым их можно найти даже под торфом. Торфяник некогда представлял собой озеро или ряд расширений реки. Вода в них стояла на ином уровне, чем теперь, а берега часто были сухими, песчаными. Флора и фауна тех мест также были иными. При работе на торфяниках археолог должен иметь хотя бы минимум знаний об образовании болот, который позволит не бояться мест, кажущихся непосвященному непроходимыми. Совершенно ясно, что торфяниковые стоянки первоначально располагались на твердой почве, способной выдержать тяжесть построек. Стоянки тогда располагались на супеси или суглинке, иногда на песке.

В поисках торфяниковых стоянок может помочь «синька» — размноженная светокопировальным способом топографическая карта, имеющаяся в каждой конторе торфоразработок. На синьке нужно цветным карандашом очертить горизонталь (см. с. 288), соответствующую, по мнению археолога, уровню воды в реке в атлантический или суббореальный период. Эта линия очертит контуры «фигурного» водоема со всеми протоками, у которых могли располагаться неолитические поселения. Она обычно соответствует дну торфяного слоя, залегающему на глубину 1—1,5 м от современной поверхности. Но нужно иметь в виду, что скорость нарастания торфа в разных местах неодинакова. Глубина залегания «дна» может быть определена шурфовкой.

Торфяниковые стоянки обнаруживаются и по небольшим неровностям, как бы возвышениям, которые можно заметить только лежа на земле. Эти места покрыты более густой и сочной растительностью, так как почва там богаче питательными веществами, которые содержит культурный слой. Так была открыта стоянка Веретье на р. Кинеме. По этим же признакам открыли неолитическое поселение на берегу р. Еломы.

Часто неолитические стоянки открываются при торфоразработках, которые в настоящее время развернуты весьма широко и нередко затрагивают культурный слой, лежащий над торфом. Поэтому осмотр этих разработок и опрос людей, работающих на них, обязателен. Особенно настойчиво надо спрашивать об остатках дерева и керамики. При определении границ уже открытой стоянки иногда пользуются луговым буром.

В торфе кроме поселений эпохи неолита и бронзы находят остатки времени раннего и позднего средневековья. Чаще всего это гати, соединявшие городища. Встречаются лодки, идолы и другие деревянные предметы.

Наконец, вдоль морей и озер можно встретить неолитические кухонные кучи, состоящие из раковин съедобных моллюсков, костей рыб и животных, остатков костров и пр. Прибоем из них сформованы длинные валы, хорошо заметные при обследовании берегов. Стоит указать, что неопытные разведчики иногда принимают за кухонные кучи скопления раковин-жемчужниц, образовавшиеся в позднее время при добыче жемчуга, например на тихоокеанском побережье.

Поиски энеолитических поселений. Наиболее характерными остатками энеолитических поселений в СССР являются трипольские поселения. Они распространены на Правобережной Украине и в Молдавии. В трипольскую эпоху главную роль в хозяйстве играли скотоводство и земледелие. Для мотыжного земледелия наиболее удобны лёссово-черноземные равнины, которые часто находятся на высоких берегах рек. Поэтому остатки поселений развитого триполья располагаются не в низинах, как на первом этапе этой культуры, а на возвышенностях, и обычно вблизи выхода грунтовых вод — родников. Раннетрипольские памятники могут располагаться и ниже, например, поселение Лука Врублевецкая находится на первой надпойменной террасе.

Плодородные возвышенные равнины и ныне удобны для земледелия; место трипольских поселений обычно распахивается.

Так как каждое из трипольских поселений существовало 25 — 40 лет, то на них не успевал образоваться заметный культурный слой и наиболее существенными остатками этих поселений являются остатки глинобитных жилищ. Очень твердые, хорошо обожженные куски обмазки имеют яркую окраску, чаще кирпично-красную, а также зеленую, фиолетовую, оранжевую, что облегчает их поиски. Характерна и заметна раскрашенная трипольская керамика. Встречаются также каменные орудия и отщепы.

Иногда возвышенности, на которых располагались трипольские поселения, бывают прорезаны оврагами. В обрывах этих оврагов можно увидеть куски глиняной обмазки, остатки глинобитных жилищ, скрытых слоем почвы. Но ввиду того, что слой, покрывающий остатки трипольских поселений невелик (30 — 40 см), их в некоторых случаях можно обнаружить даже тогда, когда поля еще не убраны. Так как глинобитные остатки жилищ представляют собой непреодолимую преграду и для корней растений, и для почвенной влаги, растительность над ними более тощая и скудная, чем на соседних участках. Это надо иметь в виду особенно при авиаразведках памятников триполья, когда участки с более тощей растительностью хорошо видны. При этом следует помнить, что в трипольских поселках жилища иногда располагались по концентрическим кругам.

Разыскивать остатки трипольских поселений лучше осенью, после уборки урожая или после вспашки. Современная тракторная вспашка тревожит остатки глинобитных жилищ, которые часто поднимаются на поверхность и хорошо видны благодаря своей яркой окраске.

Кроме обмазки жилищ выпахивается керамика, орудия и другие трипольские вещи.

Местоположение глинобитных площадок, открытых разведками, может быть уточнено. Для подобных уточнений используется щуп.

Поиски поселений эпохи бронзы. Расположение поселений эпохи бронзы зависит от типа хозяйства, которое вели их жители. На Правобережной Украине такие поселения располагались, подобно трипольским, на возвышенных сухих местах. Земледельческие поселения Украины эпохи поздней бронзы располагались только на краю мелких оврагов. Изредка поселение бронзового века занимало мыс, образованный, например, рекой и оврагом. Нередко поселение было укреплено. Примером может быть поселение Михайловка, существовавшее и в бронзовом веке. В степных районах скотоводы той эпохи жили в поймах рек, у заливных лугов, т. е. у пастбищ.

Приемы поисков стоянок, расположенных на возвышенностях, описаны в параграфе о разведках энеолитических поселений, а находящиеся у воды — в параграфе о поисках неолитических стоянок. Приемы поисков ранних селищ, к которым могут относиться некоторые поселения эпохи бронзы, описаны в следующем параграфе.

Одной из особенностей стоянок бронзы (и отчасти неолита) являются воронкообразные впадины от землянок, иногда видные на их поверхности. Эти впадины нужно нанести на план стоянки, так как они позволяют ориентироваться в древней планировке поселения и облегчают выбор места начала раскопок. Выявление подобных небольших неровностей, т. е. микронивелировка, является предметом детальной разведки памятников.

Поиски селищ. Поиски селищ — неукрепленных поселений бронзового и железного веков — заключаются в поисках обнажения культурного слоя, остатков сооружений. Поверхность селищ часто распахана, поэтому они

Рис. 12. Селище Уркина Гора (на переднем плане) эпохи железного века. (Куйбышевская экспедиция 1953 — 1954 гг.)

Рис. 12. Селище Уркина Гора (на переднем плане) эпохи железного века. (Куйбышевская экспедиция 1953 — 1954 гг.)

отыскиваются по характерному подъемному материалу. В подъемном материале поселений, относящихся ко времени по ранний железный век включительно, преобладают черепки сосудов, сделанных еще без помощи гончарного круга, каменные и костяные орудия, а также кости животных.

Хорошие результаты дает авиаразведка, а также осмотр перепаханного поля с какой-нибудь ближайшей возвышенности или даже с дерева. При этом остатки распаханного культурного слоя выделяются черно-серым пятном.

Следует заметить, что длительное время распахиваемая курганная группа, особенно содержащая трупосожжения, иногда дает такую же картину, как распаханное селище, и это порой сбивает с толку даже опытных археологов. Распаханный курган часто оставляет светлое пятно на пашне — ведь его насыпь состоит из материковой породы, а она светлее перегноя. Черепки разбитых и выпаханных плугом сосудов усиливают сходство распаханных курганов с селищами. Правда, пятна от курганов, как правило, округлые. Главным же критерием может быть состав находок, который резко отличен в культурном слое поселения, где преобладают хозяйственные остатки, и в погребальных инвентарях, содержащих большое количество украшений.

Поврежденный культурный слой поселений, в том числе и селищ, сильно размывается дождями. Часто после ливня, особенно в русле ливневых ручейков, можно найти вымытые водой вещи.

Некоторое своеобразие имеет разведка античных сельскохозяйственных районов. Культурный слой расположенных в них поселений обычно простирается до 800 м в поперечнике, а расстояние между усадьбами — 30 — 40 м. Очень тонкий слой таких селищ обычно распахан до материка, все кладки (степ, очагов и др.) разворочены, а в местностях, бедных камнем, полностью выбраны. Остатки жилищ легко разрушаются распашкой еще и потому, что это были непрочные постройки. Весьма вероятно, что эти остатки насчитывали несколько строительных периодов, определить которые теперь большей частью невозможно. Основной добычей археолога оказываются немногочисленные и маловыразительные вещи, в основном черепки амфор.

Именно поэтому главным приемом изучения сельско¬хозяйственных усадеб являются их поиски, картографирование и исследование разведочными раскопами (детальная разведка).

Неукрепленные усадьбы обычно располагались на равнинах, вблизи от источников питьевой воды. Поэтому при их поисках нужно прежде всего обследовать местность, лежащую у оврагов и балок, где в древности могли протекать ручьи и располагаться колодцы. Обследования начинаются с осмотра дна и стенок таких урочищ. Распаханный слой античных селищ узнается по выпаханным обломкам сырцовых и каменных кладок, а также по черепкам. Разведку сельских поселений лучше всего производить по районам, соответствующим древним делениям зтой округи.

При обнаружении поселений, расположенных в сырых местах, следует брать пробы пыльцы для палеоботанического анализа, помогающего восстановить характер древней среды.

Укрепленные усадьбы располагались на вершинах холмов. В таких поселках стратиграфия городского типа. Они плотно застроены в пределах укреплений и почти все разрушены в III в. н. э. готами. Длительно существовавшие сельские поселения встречаются нечасто, поэтому
они могут дать четкую датировку вещей и сооружений. Приемы исследования загородных укрепленных поселений совпадают с приемами раскопок городов и городищ.

В античной сельскохозяйственной округе могут быть найдены также могильники, курганы, святилища, дороги, валы (укрепления), мосты, водопроводы. Редчайшим античным памятником являются поля Гераклейского полуострова, разделенные на наделы. В этом районе удалось проследить характерные особенности планировки сельскохозяйственных участков, расположение и назначение каждой части таких участков, ограды, разделявшие их, стенки, конденсировавшие влагу, приемы высадки виноградных кустов и пр. Эти исследования проводились приемами детальных разведок с частичным вскрытием культурного слоя.

Не менее сложны разведки среднерусских деревень. Их остатки представляют собой селища, закономерность расположения которых установлена только для некоторых областей и то недостаточно надежно. Это расположение во многом зависит от ландшафта. Так, на типичной для Руси равнинной местности селища расположены почти вплотную к берегам рек и ручьев, иногда оврагов. Такое расположение деревни зависело от того, что река была удобной дорогой летом и зимой, а также от обеспеченности питьевой водой. На равнине в южной части Смоленской земли грунтовые воды залегают глубоко и рытье колодцев — огромный труд. В северной части Смоленской земли грунтовые воды неглубоки, а поэтому встречаются поселения и на холмах.

Типичным местом расположения селищ является устье малой реки при впадении ее в большую. Почти все такие места заняты остатками древнерусских деревень (или живыми поселениями). При этом селища занимают не мысы, подобно дьяковским городищам, а берег реки.

Как и все селища, остатки древнерусских деревень прослеживаются по темному пятну распаханного культурного слоя. Некоторые из них перепаханы до материка так сильно, что не удается найти даже мельчайших черепков. Но иногда при невыразительном цветовом пятне культурного слоя границы селища устанавливаются по находкам черепков.

Разведка древнерусских селищ должна охватывать не только берега водоемов, но и водоразделы. Поиски се-

 Рис. 13. Городище Пнчке-Сорче Городецкой культуры, Чувашская АССР. (Фото П. В. Трубниковой)


Рис. 13. Городище Пнчке-Сорче Городецкой культуры, Чувашская АССР. (Фото П. В. Трубниковой)

лищ затрудняются подчас наличием леса и кустарников, в пределах которых пока нет рациональных приемов разведок. Разведки селищ обычно завершаются шурфовкой предполагаемых или найденных поселений, т. е. переходят в стадию детальных разведок.

Поиски городищ. Понятие «городище» охватывает массу разновременных памятников от эпохи бронзы до XVI—XVII вв. Основным признаком городища являются укрепления. Укрепленные поселения появляются повсеместно, когда между родами возникает имущественное неравенство, выражающееся в накоплении некоторыми из них избытков скота или зерна. Впоследствии укрепления этих поселков получают классовый характер, защищая эксплуататоров от гнева эксплуатируемых. Возникновение городищ обусловлено и внешней опасностью, например частыми набегами кочевников.

Остатки укреплений в виде земляных валов и расположенных возле них рвов, в виде глинобитных, а иногда и каменных стен даже в самом разрушенном виде обычно возвышаются над окружающей почвой.

Лишь в редких случаях, например тогда, когда территорию городища заняло более позднее крупное поселение, остатки укреплений могут быть стерты этим поселением. Таким образом, поиски городищ облегчаются их рельефностью.

Другое обстоятельство, облегчающее поиски городищ, — топографическая закономерность расположения. Уже в раннюю эпоху население использовало особенности местности для того, чтобы сделать поселение неприступным. Эту неприступность обеспечивали крутые склоны берегов рек, обрывы оврагов. Особенно удобным для такого поселения был мыс, имевший обрывы с двух сторон. В таком случае перешеек перерывали рвом и из выброшенной земли насыпали вал. Так расположены городища Дьякова типа и многие другие. Подобные мысы население почти не пропускало, и они часто бывают заняты городищами.

Существуют городища и других типов. Некоторые, например, расположены в болотистых низинах и укреплены двумя-тремя кольцеобразными валами. Таковы болотные городища Смоленской земли и Белоруссии. Это городища-убежища, культурный слой здесь почти отсутствует, так как население скрывалось в них лишь в случаях военной опасности.

Иные городища так велики, что невозможно говорить о какой-нибудь топографической закономерности их расположения. Это остатки целых городов, например скифское Каменское городище на Днепре площадью 12 км. Однако таких городищ мало, и в большинстве топографическая закономерность расположения при поисках может оказать немалую помощь. Мысы-стрелки, образованные двумя оврагами, или рекой и оврагом, или рекой и ручьем, типичны для городищ и их надо внимательно осматривать.

В поисках городищ может помочь топонимика. Многие, если не все, деревни и села, имеющие название «городище», «городок», расположены на месте древнего городища или рядом с ним. Иногда это слово входит в название местных урочищ и городище следует искать там. Городище местное население часто называет валами, валками, городцами, батареями; на юге это «турецкие» крепости или даже «природные» крепости.

Любопытно отметить, что термин «городище» применяется русским населением не только к остаткам славянских поселений. Выше говорилось, что городище, давшее имя дьяковской эпохе, называлось «Чертовым городком». Дело в том, что слово «городище» в русском языке

Рис. 14. Планы городищ: А. Схематический план скифского Каменского городища. (По Б. Н. Гракову); 1 — скифский слой с остатками металлургического производства; 2 — могильник; 3 — землянки; 4 и 5 — курганы; 6 — вал XVIII в.; 7 — вал скифского городища; 8 — предскифские селища Б. План городища Ольвии. (По В. Д. Блаватскому)

Рис. 14. Планы городищ:
А. Схематический план скифского Каменского городища. (По Б. Н. Гракову); 1 — скифский слой с остатками металлургического производства; 2 — могильник; 3 — землянки; 4 и 5 — курганы; 6 — вал XVIII в.; 7 — вал скифского городища; 8 — предскифские селища Б. План городища Ольвии. (По В. Д. Блаватскому)

Рис. 15. Вал скифского Вельского городища. (Фото Б. А. Шрамко)

Рис. 15. Вал скифского Вельского городища. (Фото Б. А. Шрамко)

Рис. 16. Роменское Гочевское городище, Курская обл. (Фото Б. А. Рыбакова)

Рис. 16. Роменское Гочевское городище, Курская обл. (Фото Б. А. Рыбакова)

всегда имело определенное значение, им обозначались остатки укрепленных поселений. Поэтому перед разведкой полезно просмотреть некоторые источники, касающиеся данной местности, например, «Книгу Большому Чертежу». В этой «Книге» указано расположение многих городищ и, кстати сказать, некоторых селищ, так как слово «селище» (чисто русский термин) также издревле употреблялось в том смысле, какой ему придают археологи.

Некоторые письменные источники могут дать прямое указание на расположение того или иного ныне не существующего города. Это относится не только к русским, но и античным городам.

Открытое разведками городище рекомендуется осмотреть с высшей точки его рельефа, например с остатков вала. Подобный осмотр может помочь составить более детальное представление о памятнике. После такого осмотра приступают к обычному обследованию открытого поселения в установленном порядке. При детальных разведках нужно вычертить профиль городища, проходящий через его площадку, рвы и валы.

Разведки городов
. Поиски античных и средневековых городов производятся сравнительно редко. Ведь неизвестно расположение лишь немногих из греческих городов, упомянутых в письменных источниках. Остатки же средневекового города ничем не отличаются от остатков поселений, не бывших или не ставших городами (примером может быть Ковшаровское городище в Смоленской области, бывшее, вероятно, боярской усадьбой). Городской характер ряда поселений может быть определен лишь в результате раскопок, а не по внешнему виду. Например, найти древнерусские города, по каким-то причинам не упомянутые летописцем или упомянутые летописью, но неизвестно где расположенные, по их внешнему виду невозможно. При поисках этих городов используют те же приемы, что и при поисках городищ, и главную роль здесь играет наличие укреплений.

Признаком античного города, расположенного на берегу моря, может быть наличие более или менее закрытой гавани, а также наличие на берегу вымытых из культурного слоя камней и черепков. Иногда указывают, что таким признаком могут быть и требования греческой фортификации. Но в античных и в древнерусских городах укрепления проходили одинаково по краю холма.

Рис. 17. Славянское Бородинское городище, Смоленская обл. (Фото В. В. Седова)

Рис. 17. Славянское Бородинское городище, Смоленская обл. (Фото В. В. Седова)

Рис. 18. Городище Старая Рязань. (Фото В. П. Даркевича)

Рис. 18. Городище Старая Рязань. (Фото В. П. Даркевича)

В случае, если город был расположен не на холме, а на ровной местности, культурные напластования, отлагаясь одно на другое, могли поднять площадь города над окружающей местностью. Это явление особенно характерно для поселений с глинобитными домами и часто встречается в виде тепе в Средней Азии, на Кавказе, а также в Северном Причерноморье.

Но в большинстве случаев перед разведчиком не стоит задача поисков объекта. Обычно местоположение города уже установлено. Тогда главной задачей являются разведки и предварительное изучение самого культурного слоя, его стратиграфии, выяснение сохранности этого слоя, т. е. задачи детальных разведок.

Наблюдения над земляными работами. Если объектом разведок является живой город, предварительное изучение его культурных напластований может быть проведено путем наблюдения над земляными работами, ведущимися в городе. Эти наблюдения могут вестись при прокладке траншей для водопроводных и газовых труб, при рытье котлованов и т. д. Ценный материал для изучения стратиграфии культурных наслоений был получен при строительстве Московского метрополитена, при прокладке газовых труб в Киеве. Ведутся многолетние наблюдения над земляными работами в Новгороде.

Наблюдения над земляными работами много дают для изучения культурного слоя, археологической топографии и для решения ряда других задач разведок. Но полностью заменить разведки они не могут ввиду того, что, во-первых, подобные работы не всегда прорезают напластования до материка, во-вторых, они обычно сосредоточены на проезжих магистралях, где стратиграфия нарушена многими траншеями, в-третьих, эти работы сплошь и рядом ведутся в местах малоинтересных в археологическом отношении, в-четвертых, при таких наблюдениях имеется мало возможностей для датировок слоев и сооружений. Поэтому при разведках многих городов помимо наблюдений не обойтись без активного вмешательства археолога путем закладки шурфов и траншей для изучения стратиграфии на данном участке. Этот способ изучения стратиграфии доминирует в давно заброшенных городах. Шурф в древнерусском городе должен быть не менее 8X8 м2. (Для других объектов это уже
настоящий разведочный раскоп.) При закладке шурфов и проведении траншей нужно помнить, что, в случае открытия древнего слоя удовлетворительной сохранности, шурф или траншея должны быть превращены в раскоп достаточной площади (100 м и более). При закладке шурфов и траншей следует соблюдать те же правила, что и при разбивке раскопов, такова же должна быть и фиксация найденных сооружений и вещей.

В ряде случаев археологи могут использовать данные бурения, проводимого при городском строительстве. Данные бурения, проведенного в Новгороде, опубликованы. Бурение может дать представление о толщине верхней части культурного слоя, о мощности древнего малопотревоженного слоя, об уровне залегания предматерика и материка. Кроме того, бурение сообщит ряд стратиграфических данных, например, об уровне залегания грунтовых вод, о сохранности дерева на разных глубинах.

Однако колонковое бурение при обычном диаметре скважин в 25 см может и погубить какой-нибудь ценный археологический объект, поэтому оно вряд ли может быть рекомендовано как специальный археологический прием.

Наконец, при выборе конкретного места раскопок в городе еще до его шурфовки нужно учесть все данные письменных источников, освещающие жизнь того или иного квартала, его роль в городе. Не меньшее значение имеет изучение древних планов города. Пренебрежение источниками подобного рода может привести к ошибке при выборе места для закладки разведывательных шурфов и к напрасной трате средств и времени.

Поиски могильников. Искать могильники так же трудно, как ненарушенный культурный слой, а может быть, еще труднее. Могильники не имеют насыпей и ничем не выделяются на поверхности. Расположение могильников редко подчинено каким-либо топографическим закономерностям. Такие закономерности, и то весьма относительные, можно отметить в расположении фатьяновских могильников (как правило, их находят в песчаном грунте на водоразделах). Неолитические погребения могут составлять могильники (например, Оленеостровский), но встречаются и одиночные захоронения, прямо в землянках.

Хорошие результаты дают поиски могил и могильников при помощи аэрофотосъемки по цветовому пятну или по растительности. Если селище эпохи полей погребений расположено у воды, могильник следует искать в направлении наибольшей возвышенности; если остатки этого поселения представляют собой городище, то могильник обычно располагается у наиболее удобного въезда на это городище. Могилы даже одной эпохи могут иметь различную глубину, например фатьяновские — от 30 см до 210 см.

Все это свидетельствует об элементе случайности в открытии могил и могильников. Часто они открываются при земляных работах. Поэтому разведчик должен лично обследовать ведущиеся в районе его деятельности крупные земляные работы и имеющиеся обнажения, а также опросить землекопов и местное население. Лучше

Рис. 19. Могильник Черная Гора, поздняковская культура, Рязанская обл. (Фото Т. Б. Поповой)

Рис. 19. Могильник Черная Гора, поздняковская культура, Рязанская обл. (Фото Т. Б. Поповой)

всего в таких случаях спрашивать о находках человеческих костей, так как они больше всего обращают на себя внимание, но не следует пренебрегать вопросами о вещах, тем более, что разведчик ищет не только могилы.

В обнажениях берегов рек и оврагов могут быть видны в разрезе могильные ямы, заполнение которых цветом и структурой иногда отличается от окружающей земли. В некоторых, правда редких, случаях пятно могильной ямы видно прямо на поверхности земли. Так был обнаружен Мариупольский могильник. Заполнение его могильных ям было сильно перемешано с краской, которой были посыпаны погребенные. В результате могильная яма выделялась красным пятном.

В некоторых случаях, например на крупных строительствах, в тех местах, где может быть расположен могильник, верхний тонкий слой земли (дерн) можно снять бульдозером или скрепером. При этом могут обнажиться темные могильные пятна на светлом фоне материка. Но этот способ может быть применим только тогда, когда есть полная уверенность в том, что в данном месте есть могильник и нет культурного слоя, или тогда, когда этот слой земли все равно должен быть снят машинами. В тех местах, которые разведчику кажутся подходящи-

Рис. 20. Курганы «Близнецы», древнеямная культура, Оренбургская обл. (Фото И. В. Синицына)

Рис. 20. Курганы «Близнецы», древнеямная культура, Оренбургская обл. (Фото И. В. Синицына)

ми для расположения могильника, или там, где обнаружена хотя бы одна могила, можно прощупать почву щупом. Заполнение могил мягче, чем окружающий материк. Впрочем, этот прием не всегда позволяет добиться успеха, особенно тогда, когда могилы расположены в культурном слое.

При обнаружении могил, если они разрушены, надо составить их описание (см. с. 275). Подробно надо описать устройство могилы (с чертежами) и погребальный инвентарь. Если сведения о могиле поступили от населения, нужно собрать сохранившийся инвентарь или дать его описание хотя бы со слов очевидцев, оговорив это.

Поиски курганов. Другой вид погребальных памятников — курганы — отличается еще большим разнообразием. Наиболее древние курганы насыпаны в энеолите; они обычно сильно распаханы или расплылись, представляя собой низкую лепешку большого диаметра. Курганы железного века, напротив, напоминают крутые полушария. Среди курганов нередки насыпи больших размеров, например сибирский курган Салбык (высота 11 м, окружность свыше 500 м), скифский курган Солоха (высота 18 м), некогда окруженные оградой из поставленных вертикально каменных плит. Скифские курганы скорее
напоминают конус, так как у них одна половина сильно
выдута ветром. Сарматские курганы очень плоские. Среди курганов железного века встречаются также низкие и вытянутые, например длинные курганы Запада и Северо-Запада России. Другие имеют плоскую вершину. Есть курганы и с исчезнувшей насыпью, которые можно

Рис. 21. Жальник при дер. Боркине. Худ. Н. К. Рерих

Рис. 21. Жальник при дер. Боркине. Худ. Н. К. Рерих

обнаружить по сохранившемуся кольцу камней, некогда окружавших могильный холм (новгородские «жальники»). Подобные кольца из валунов встречаются и вокруг сохранившихся насыпей. Ряд курганов, особенно сибирских, отмечен кольцом из узких вертикально поставленных каменных плит. Античные курганы часто имеют крепиду, т. е. каменную облицовку нижней части кургана, которая должна была предохранять его от оплывания.

Курганные насыпи различны и по материалу. В восточно-европейской части СССР встречаются земляные курганные насыпи, в Сибири и на Кавказе насыпь часто сооружена из камней.

Некоторые курганы считают сторожевыми, т. е. игравшими роль наблюдательных вышек. Подобное использование ранее существовавших насыпей возможно, но оно не меняет значение кургана как погребального памятника

Главным признаком кургана является правильность его формы. Обычно курган в плане округлый, хотя быва-

Рис. 22. Курганы «Три брата», бронзовый век, Калмыцкая АССР, (Фото И. В. Синицына)

Рис. 22. Курганы «Три брата», бронзовый век, Калмыцкая АССР, (Фото И. В. Синицына)

ют четырехугольные и удлиненные. Эта форма, видимо, определялась заранее, а земля, нужная для возведения насыпи, бралась недалеко от площади, намеченной для сооружения кургана. Многие курганы окружены ритуальными ровиками, наличие которых может быть критерием при определении погребального значения насыпи. Эти ровики незамкнуты; они облегчали восхождение на курган при его сооружении и при совершении на нем обрядов. Это так называемые перемычки, которых около кургана бывает несколько. Чем больше курган, тем глубже и шире ровик. Ровиков также может быть несколько, в этом случае они расположены радиально. Впрочем, ровики характерны не для всех эпох и стран. Например, курганы Сибири ровиков не имеют.

Расположение курганных групп не подчинено какой-нибудь строгой закономерности. Оно обычно зависит от местоположения того поселения, которое насыпало данную курганную группу. Курганы могут находиться как вплотную к озерам и рекам, в их пойме, так и далеко от них, на водоразделах. Но все же часто курганы эпохи бронзы расположены на водоразделах, сарматские курганы — вдоль рек, курганы древнерусских крестьян — на первой надпойменной террасе. Нередко курганы вытянуты цепочкой вдоль древних дорог.

При поисках курганов основным их признаком является рельефность. Округлые холмики курганов бросаются в глаза даже неархеологу. Но довольно часто эти насыпи настолько распаханы, что их трудно заметить.

Рис. 23. Гнёздовские курганы, Древняя Русь, Смоленская обл. (Фото Д. А. Авдусина)

Рис. 23. Гнёздовские курганы, Древняя Русь, Смоленская обл. (Фото Д. А. Авдусина)

В таком случае, как уже говорилось выше, хорошие результаты дает обозрение местности против солнца, когда становятся заметны силуэты распаханных насыпей.

Распаханную насыпь можно определить и по растительности, которая более густа в ровике, так как в нем образовался мощный слой перегноя, сползшего с насыпи, когда она была еще целой. В этом слое лучше всего сохраняется влага. Вследствие этого густая растительность располагается кольцом и окаймляет распаханный курган.

Иногда курганы распаханы настолько, что затронуто погребение. Если курган содержал трупосожжение, такая распаханная насыпь выделяется на пашне серым зольным пятном, в котором встречаются различные вещи из погребального инвентаря и черепки разбитых сосудов. Доследование подобных курганов дает интересные результаты.

Разведки курганов предполагают опрос местного населения. Без сведений, полученных от местного населения, курганы иногда найти не удается, особенно если они расположены в лесу. При сборе этих сведений надо иметь в виду, что в разных районах СССР местное население называет курганы по-разному. На верхней Волге их называют «паны» или «панки», на Средней Волге это «мары» («мар» по-мордовски — куча, могильный холм), на Смоленщине — «волотовки» (от слова «волот» — великан), в Белоруссии — каицы (от литовского «карав» — могила), на Северо-3ападе — «сопки» (от слова «сыпать»), под Москвой — «холмы», в Сибири — «бугры», во многих других местах — французские, татарские, калмыцкие, турецкие, литовские и иные могилы.

Многим курганам, например подмытым половодьем, угрожает опасность разрушения. Обнаружив такой курган, археолог должен его докопать, чтобы этот памятник не пропал для науки. При этом, если у археолога нет открытого листа на данный район, нужно иметь разрешение отдела полевых исследований Института археологии АН СССР (хотя бы телеграфно), а при раскопках соблюдать установленные правила.

Помимо вопросов первичного изучения остатков древних поселений и погребений — двух основных типов археологических памятников — следует рассмотреть приемы разведок некоторых разновидностей этих памятников.

Поиски дольменов. Большую группу памятников составляют намогильные сооружения. Наиболее эффектны дольмены, заключающие погребения от эпохи энеолита и по эпоху раннего железа. Дольмены представляют собой несколько вертикально поставленных массивных каменных плит или глыб, прикрытых такой же плитой. Приблизительно такую же конструкцию имеют так называемые каменные ящики, являющиеся разновидностью дольменов и также заключающие погребения. У дольменов часты так называемые «дворики» — огороженные
участки, где, вероятно, совершались обрядовые церемонии. Дольмены широко распространены в Европе, Азии, Африке. В СССР эти сооружения встречаются в Прикубанье, на восточном побережье Черного моря, в Крыму и на Волыни. Они располагаются поодиночке и небольшими группами, но встречаются и большие группы в несколько сот единиц. Такова группа более чем в 400 дольменов на р. Кизинке (Краснодарский край). Дольмены обычно расположены высоко над рекой и нередко правильными рядами. Они бывают скрыты под земляными насыпями, и в этом случае их открытию могут помочь сведения, полученные от местных жителей. Ввиду того что дольмены часто зарастают деревьями и кустами, лучшее время для их поисков — поздняя осень.

При обследовании дольмена нужно установить породу камня, из которого он сложен, что важно для решения вопроса о его местном или привозном характере. Осмотр плит иногда позволяет найти следы орудий, которыми они обрабатывались. Вокруг дольмена могут быть обнаружены осколки камня той же породы, говорящие об обработке плит на месте сооружения дольмена. Возле дольмена возможны остатки земляных насыпей, воздвигавшихся для установки его плит. Конструкция сооружения описывается и зачерчивается, для чего рекомендуется пользоваться приемами архитектурных обмеров. На внутренних стенах и потолках дольменов встречаются рельефы и роспись красками. Роспись следует сфотографировать и зарисовать, а с рельефа, кроме того, надо сделать эстампаж. (О технике архитектурных обмеров и изготовления эстампажей см. гл. 5.) Остатки погребений и погребального инвентаря фиксируются в обычном порядке.

Поиски каменных изваяний. В восточноевропейских степях, Казахстане, Сибири и в некоторых других местах Советского Союза встречаются каменные изваяния людей (называемые каменными бабами), а также изваяния животных. Все они отмечали древние могилы и курганы. Многие из них давно сдвинуты с первоначальных мест и иногда встречаются в бывших помещичьих усадьбах — далеко от тех мест, где они некогда стояли (например, под Москвой в Абрамцеве, в парке Новочеркасска).

Рис. 24. Каменное изваяние. Днепропетровский музей. (Фото Г. А. Федорова-Давыдова)

Рис. 24. Каменное изваяние. Днепропетровский музей. (Фото Г. А. Федорова-Давыдова)

Эти памятники, если они не упали, хорошо видны. Но для выяснения местоположения как уцелевших, так и упавших, увезенных или разбитых каменных изваяний полезно прибегнуть к опросу населения. При открытии подобного памятника его нужно сфотографировать крупным планом при освещении с разных сторон, определить породу камня (это может помочь отыскать мастерскую, где это изваяние было высечено), указать, куда изваяние обращено лицом (если оно не сдвинуто с места), тщательно зарисовать его целиком, а также детали его костюма, оружие, украшения, прическу — все, что может помочь датировке и интерпретации. Каменных изваяний особенно много в Казахстане, Киргизии, в Южной Сибири и на Кавказе. Из славянских изваяний известен Збручский идол (находится в музее Кракова) в виде каменного, покрытого рельефными изображениями столба, увенчанного четырехликой головой в княжьей шапке. Збручский идол был найден в реке, куда он, вероятно, был низвергнут в связи с христианизацией местного населения. Подобные идолы были обнаружены и в земле. Много каменных изваяний было обнаружено во время распашки целинных земель.

Поиски петроглифов. На каменных столбах и скалах встречаются вырезанные на них петроглифы (греческое петра — скала, глифе — резьба), т. е. изображения людей, зверей, построек, различные символические знаки, а иногда и знаки письменности. Они могут быть не только вырезаны, но и выбиты, нанесены краской. Изучение петроглифов сводится к их зарисовке, фотографированию, описанию как изображений, так и основы, на которой они изображены, и к указанию связи данного объекта с местностью и другими памятниками древности. Если площадь скалы, на которой нанесены изображения, велика, ее можно расчертить мелом на квадраты, что облегчает зарисовку. При фотографировании нужно сделать несколько снимков при различном освещении (косое освещение увеличивает четкость рельефа). В случае небольших рельефов можно сделать эстампаж.

В зависимости от условий местности у петроглифов или вблизи от них следует произвести шурфовку, так как около таких памятников должны оставаться следы хотя бы временного пребывания человека. Все эти приемы фиксации одинаково относятся к монументальным наскальным изображениям и к рисункам на каменных столбах, к рельефам на каменных изваяниях, а также к значительно более поздним памятникам — рельефам на зданиях и к надгробиям с надписями или орнаментом.

Подобные надписи встречаются в разных местах. В Причерноморье встречаются греческие и латинские посвятительные, благодарственные, надгробные надписи. В Средней Азии известны кайраки — неправильной формы камни с арабскими эпитафиями. В мусульманских

Рис. 25. Наскальные изображения. (По В. И. Равдоникасу)

Рис. 25. Наскальные изображения. (По В. И. Равдоникасу)

надгробиях Волжской Болгарии надписи также сделаны арабским шрифтом. Не менее известны московские надгробия XIV — XVII вв. с двумя видами орнамента — ранним треугольчатым и поздним жгутовым; причем оба они сопровождаются надписями, сделанными славянской вязью, иногда очень сложной. Такие плиты часто занесены землей и пылью, заросли мхом и травой. Для расчистки их полезно промыть горячей водой с мылом, пользуясь щетинной щеткой.

В античных городах Северного Причерноморья и их округах хорошо известны могилы, выложенные камнем. Такие могилы называются археологами плитовыми. Они встречаются также по Днестру, отчасти и по Днепру. В степных южно-русских курганах покойники иногда заключались в подобных каменных гробницах.

В некоторых случаях в качестве погребальных камер использовались пещеры. Пещеры, расположенные в высокогорных районах, сохранили трупы, подвергшиеся благодаря чистоте горного воздуха естественной мумификации. При этом надо иметь в виду, что пещеры используются в качестве склепов до сих пор. Пещеры, где произошла естественная мумификация трупов, известны и в России, например в Печорском монастыре под Псковом. Некоторые из таких погребений отмечены прекрасными майоликовыми досками XVII — XVIII вв. В античных могилах встречаются маленькие гробики (оссуарии) — вместилища костей. Чаще всего они сделаны из глины, но бывают и деревянные. В Средней Азии находки глиняных оссуариев часты. Обычно они сделаны в виде домиков, их стенки орнаментированы.

Поиски обрядовых мест
. В расположении обрядовых мест нет определенной закономерности. Они встречаются как на открытых местах, так и в горных проходах, как в низинах, так и на водоразделах. Эти места иногда отмечены грубо вырезанным изображением человеческого лица на столбе, чурбане или на дереве. В некоторых случаях почитались предметы: пещеры, скалы, камни, деревья, пни. Вокруг остатков идола или объектов почитания находят много тысяч жертвенных предметов — либо обиходных, либо специально изготовленных. Это различные изображения людей, реальных и фантастических животных, украшения, стрелы, сосуды, остатки одежды, мехов; здесь же находят черепа и кости животных. Все это встречается в обильных прослойках золы, оставшейся от жертвенных костров. Такие жертвенные места лучше всего изучены в Прикамье и на Кавказе. Гляденовское кострище на Каме имело слой толщиной полтора метра, насыщенный землей, в которой встречены жженые человеческие кости. Это дало основание предположить, что Гляденовское кострище — место сжигания трупов. В большинстве характер обрядового места — святилища — определяется раскопками.

Русские языческие святилища известны пока в очень ограниченном количестве (например, святилище в Перыни под Новгородом). Пока еще не известны характерные черты обрядовых мест и не выработаны специфические приемы их поисков.

Дендроглифы и геоглифы. Изучая первобытное искусство. А. А. Формозов обратил внимание на важные археологические факты. При исследовании искусства археологи обычно располагают только предметами из глины, камня, металла. Дерево, солома, ткани, кость доходят до нас только в исключительных случаях. Но в древности были и другие категории памятников искусства, в частности рисунки на древесной коре или на стволах деревьев (дендроглифы) и сформованные из земли и глины барельефы (геоглифы), пользовавшиеся длительным почитанием, подобно рисункам на скалах. Средневековые дендроглифы найдены на стволах буковых деревьев в верховьях Кубани у Карачаевска. Можно предположить, что рядом с наскальными изображениями в древности также стояли деревья, покрытые резьбой или росписью.

Если геоглифы были вырезаны в материке, их тоже можно найти. Так, хорошо известны зольники, распространенные в Причерноморье от Днепра до Северского Донца. Их обычно принимали за места поселений, а накопившуюся золу считали выброшенной из жилищ. Но потом выяснилось, что жилищ там не было, но были и есть глинобитные жертвенники, рядом с которыми встречаются маленькие сосуды, лепные фигурки животных и другие культовые предметы. При раскопках зольника у Пожарной балки были выявлены рельефы, вырезанные в земле, напоминавшие изображения уток. На древнем святилище Мелигеле в Восточной Грузии при раскопках выявлены рельефы из земли, инкрустированные костью. Они изображают животных в профиль и датируются XV — VII вв. до н. э., т. е. концом бронзового века.

В катакомбе II тыс. до н. э. у с. Тошковка на Украине найдено глиняное изображение человекоподобного существа, условно называемого «богиней погребений», но в данном случае мужчины. Подобные графические изображения встречались на стенах скальных гробниц, которые служили прообразом для строителей катакомб. Реставраторам удалось вырезать изображения из грунта и привезти в Центральные реставрационные мастерские. Возможно, что такие изображения были и в ранее раскопанных катакомбах, но остались незамеченными. Теперь археологи внимательно следят за стенами земляных гробниц.

Возможны изображения и на стенах глинобитных жилищ: модели трипольских домов покрыты росписью,
которая вряд ли служит украшением моделей. Вероятно, это имитация росписей настоящих домов, чего пока на трипольских жилищах не обнаружено. Но подобные росписи есть в Средней Азии на домах джейтунской культуры и культуры Анау. При ремонтах домов старые росписи закрывались слоем глины, поверх которого наносились новые рисунки.

Выработка приемов открытия дендроглифов и геоглифов встала на повестку дня.

Разведки систем укреплений. До сих пор недостаточно обследованы различные долговременные земляные и каменные укрепления. Они расположены главным образом в южной части Восточной Европы и создавались в зависимости от обстановки как средство обороны или наступления. Часто такие «валы» представляют собой целую систему укреплений, хорошо использующих условия местности: овраги, реки, их обрывы, высотки и т. п. В линиях укреплений хорошо сочетаются насыпи, рвы, эскарпы, надолбы, городища и так называемые засечные леса, где валы и рвы сочетались с лесными завалами. Обследование таких укреплений неизбежно включает составление общего плана каждого узла обороны. При этом надо установить дату сооружения, которая важна не столько для выяснения последовательности постройки узла, сколько для выяснения последовательности сооружения отдельных линий, так как часто новая линия строилась на много верст впереди старой, знаменуя наступление на противника. Что касается разведки городищ, входящих в такую черту, то она включает все элементы разведки обычных городищ.

Помимо укреплений, защищавших границы государственных образований, весьма интересны городские стены. Эти стены могут быть различной древности и разного облика. Разведчика здесь в основном интересует строительная техника (материал фундамента, цоколя и всей массы, их кладка, раствор, скрепления, строительные периоды, ремонты) и боевые качества укреплений (расположение стен и башен, использование рельефа местности, приспособленность стен и башеи для определенного вида оружия, расположение бойниц по верху стены и ее толще). При специальном изучении подобного сооружения рекомендуется сделать чертежи каждого блока, используя приемы архитектурных обмеров.

При археологическом изучении древних зданий и их остатков также имеется в виду изучение строительной техники, конструкции и планировки.

Поиски древних пашен и сельскохозяйственных сооружений. Весьма интересным и важным объектом археологического изучения являются древние сельскохозяйственные районы. Признаками древних полей могут быть сохраняющиеся в некоторых районах следы обработки почвы в виде грядок, в виде рядов камней, расположенных по древним межам, наконец, остатки оросительной системы. Последние выявляются по более густой растительности на местах, где в древности проходили арыки. Поиски древних пашен и арыков лучше производить путем авиаразведок. Фотографии с воздуха могут быть начальным пунктом составления планов древних оросительных систем, что важно при выяснении хозяйственного и социально-экономического облика древних цивилизаций. Важность этих работ подтверждается исследованиями в Хорезме.

В некоторых случаях сохранились развалины акведуков-мостов, служащих для прокладывания водопроводов через неровности местности. Они расположены обычно в ложбинах, по краям которых вода не может подняться самотеком. Здесь сооружался мост-акведук, по которому прокладывался желоб для воды.

Поиски горных выработок. При сравнении кремневых орудий со стоянок, разделенных значительным расстоянием, но относящихся к одной и той же эпохе, иногда обнаруживается, что орудия сделаны из одинакового камня. Поэтому при разведках памятников энеолита, неолита и бронзы наряду с изучением кремневых орудий заслуживают внимания места добывания камня и выработки из него орудий. Для открытия этих мест осматривают все окрестные отложения камня, дно глубоких оврагов, а также с образцом в руке (орудием или отщепом) опрашивают местных жителей о том, где встречается данная порода камня. При этом в одних случаях оказывается, что одни и те же каменные разработки снабжали громадную округу, в других случаях подтверждается местное происхождение сырья.

В неолитических стоянках Понеманья встречаются
орудия из одинакового кремня. Его добывали у Красного села Гродненской области, где найдены подземные
разработки кремневых месторождений. Кремень на поверхности к тому времени был уже собран. Красносельские шахты расположены в меловых отложениях, в которых чаще всего залегает кремень. На поверхности около шахт имелось множество кремневых сколов — остатков первоначальной обработки кремня. Шахты были обнаружены при промышленной разработке мела. Таким образом, меловые отложения, а тем более их разработки нужно внимательно осматривать, особенно если в непосредственной близости от них имеются скопления кремневых сколов.

В районах, богатых месторождениями цветного металла, а также железа, уже в древности существовали рудники. Обычно рудники находились в тех районах, где и ныне добываются эти руды: на Урале, в Казахстане, в
Кривом Роге, на Кавказе. Разработки велись открытым способом, и остатки горных выработок встречаются в виде продолговатых впадин, глубоких ям, штолен, воронкообразных выработок. Эти ямы часто завалены и оплыли. При поисках таких ям их нужно отличать от поздних карьеров. На краю ям можно наблюдать следы выброса (отвалы). В ямах, шахтах и отвалах находят каменные, костяные, деревянные орудия рудокопов (мотыги, молоты, терки, жернова и пр.), а возле выработок встречаются развалы плавильных печей и горнов, а также шлаки. В древности разрабатывались месторождения лишь с высоким содержанием металла. Они имеют и внешние признаки, по которым, видимо, их находили древние рудокопы. Эти признаки заключаются в цветных пятнах, имеющихся в зоне выходов минералов, содержащих руду. Неестественный синий и зеленый цвета свидетельствуют о залегании медных руд. Встречаются также признаки других металлов в виде красных и желтых пятен.

Отвалы древних выработок внешне почти незаметны и отличаются только бедностью растительного покрова. В поисках древних рудных разработок может помочь и топонимика. Названия урочищ на местных языках включают слова «отвал», «шлак» и др.

Для выявления границ отвалов можно использовать способ, называемый геологами металлометрической съемкой. Имеющийся в почве распыленный металл, образовавшийся при разрушении коренных месторождений, обнаруживается спектральным анализом почвы. В нашем случае этим методом определяется граница площади рассеивания шлаков, содержащих металл. Для спектрального анализа берутся пробы из-под дерна весом 50—100 г через 1—2 м по прямой.

Древние горные выработки не всегда забрасывались по причине истощения, поэтому о подобных открытиях надо сообщать геологам, так как оно может иметь народнохозяйственное значение.

Сбор сведений о кладах. В полевой работе нужно собирать сведения как об отдельных находках всевозможных вещей, монет, так и о вещевых и монетных кладах. Клады служат ценнейшим материалом для изучения истории. Как уже говорилось, по монетным кладам изучают денежное обращение, определяют денежные и весовые системы, устанавливают направление и интенсивность торговых путей и решают многие другие вопросы от периода возникновения государственности до времени сложения единого рынка.

Научным преступлением является сокрытие редких монет, таких, например, как древнерусские сребреники, в частных коллекциях. Оно равноценно сокрытию важного исторического документа. Научную ценность монет может определить только специалист, поэтому все клады (до последней монеты) должны сдаваться в музей.

При работе с населением, объясняя научное значение кладов, надо найти такую форму опроса, чтобы пропагандировать правила обращения с монетами. Нельзя допускать, чтобы монеты чем-либо терли, потому что при этом легко уничтожить и без того слабое изображение, кроме того, монету легко сломать, так как древнее серебро очень хрупко.

Пропаганда памятников. При археологических разведках археолог должен разъяснять населению значение и научную ценность городищ, курганов, могильников, древних зданий и иных археологических памятников, в том числе вещей, стремиться заинтересовать древностями, организовать актив для предупреждения уничтожения или порчи археологических памятников. В своей работе археолог должен опираться на активную помощь местного населения. В районе его работы всегда найдется несколько человек, зарекомендовавших себя знанием местного края, а иногда и древностей. Их имена и адреса археолог обязан знать, так как сведения, сообщаемые этими людьми, порой неоценимы.

При современном развитии археологии разведчик не всегда в состоянии полностью разобраться в ряде специальных вопросов. Поэтому он должен искать помощи специалистов: геологов, ботаников, химиков, геодезистов и др. Их консультации дают возможность полнее охарактеризовать открытый памятник.

Наконец, археолог должен помнить, что факты — воздух исследователя. Обобщения, сделанные на малом числе фактов, по крайней мере, гипотетичны. Тем более гипотетичны обобщения по данным поисков или даже по данным детальных разведок. Цель разведки — не обобщение и даже не накапливание фактов, а гораздо более скромная— нанесение памятника на карту и выбор объекта раскопок. Лишь факты, полученные при научно проведенных раскопках, могут служить материалом для обобщений, и то, если таких фактов достаточно много.

К оглавлению книги «Полевая археология СССР» | К следующей главе

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Яндекс.Метрика