Археологические исследования на территории Западно-Сибирской равнины

ПЕРВЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКАХ СИБИРИ

Изучение археологии Сибири началось с ее присоединения к России. Древние и средневековые авторы почти не говорят о Сибири. Китайские историки вскользь упоминают ее, рассказывая о событиях, связанных с гуннами. Они же упоминают народ юечжи, локализация которого, по мнению современных исследователей, очень спорна. Одни ученые полагают, что это население Алтая, связывая его с пазырыкской культурой. Другие приписывают юечжи к территории Восточной Сибири. Отдельные авторы писали о населении Западной Сибири в связи с изложением истории тюркских государств.

Первые упоминания в России о Западной Сибири относятся к XI в. (Новгородские летописи). Эти сведения очень туманны, знания перемешиваются с вымыслом. Исходили они от новгородских купцов, совершавших походы за Урал («Каменный пояс») в Югру (Нижнее Приобье). Но это этнографические сведения о современных новгородцам народам. Население Зауралья они описывали более точно, а их восточных соседей — с большой долей фантазии: «По обычаю человеци, но без глаз. Ръты у них межи плечами». Освоение русскими огромного края вело к конкретному знакомству с местным населением и его историческими памятниками. Большую роль в этом сыграли землепроходцы, которые в своих «сказках» и «отписках» давали подробное описание тому, с чем они встретились в Сибири, в том числе и историческим памятникам. Оставшийся неизвестным автор сообщал, например, о том, что на р. Томи «не дошед острога, лежит камень велик и высок, а на нем написано: звери, и скоты, и птицы и всякие подобия». Это было первое сведение о знаменитой в наше время Томской писанице. Пришедшие из России крестьяне были активными и энергичными. Некоторые из них могли иметь опыт грабежа богатых курганов в Причерноморской степи. В начале XVIII в. началось массовое ограбление курганов («бугров»). Родилась новая профессия — бугровщик. «С последним санным путем они отправляются за 20 — 30 дней езды в степи; собираются со всех окрестных деревень в числе 200 — 300 и более человек и разбиваются на отряды по местностям, где рассчитывают найти что-нибудь. Затем эти отряды расходятся в разные стороны… Найдя такие насыпи над могилами язычников, они, иногда, правда, копают напрасно и находят только железные и медные вещи, которые плохо оплачивают их труд, но иногда им случается находить в этих могилах много золотых и серебряных вещей фунтов по 5, 6 и 7…». Так писал в 1721 г. Д.Г. Мессершмидт, посланный Петром I во главе академической экспедиции.

Определенные выгоды от деятельности бугровщиков получали и сибирские власти. Так, воевода Салтыков имел саблю, отлитую из переплавленных серебряных сосудов. Правда, отдельные исследователи полагают, что количество золота, полученное от ограбления, было преувеличено. Дело в том, что бугровщики, в отличие от самодеятельных золотодобытчиков, законом не преследовались. Поэтому рудниковое золото могло иногда выдаваться за курганное. Не вызывает сомнения тот факт, что ценнейшие исторические памятники были уничтожены грабителями.

Отдельные сибирские находки попали в руки людей, сумевших оценить их значение. Голландец Н. Витзен получил из Сибири бляхи и гривны с изображениями зверей. Позже они были опубликованы. В 1715 г. купец Н. Демидов преподнес императрице Екатерине коллекцию «могильных сибирских вещей». Они были по достоинству оценены Петром I и его окружением. В результате был издан первый в России указ об охране памятников. В нем местные власти обязывались выкупать все «куриозные вещи» — старые, необычные предметы, посуду, камни, надписи, кости и т. д. Гробокопателей, которые отыскивали золотые вещи, было велено «смертью казнить». Ко всем находкам надо было давать чертежи. К сожалению, не все пункты указа выполнялись. Находки из петровской коллекции оказались беспаспортными, и сейчас ученые по аналогиям пытаются решить вопрос о местонахождении вещей.

РАБОТА АКАДЕМИЧЕСКИХ ЭКСПЕДИЦИЙ

В 1717г. Петр I пригласил для организации и проведении экспедиции в Сибирь немца Даниила Готлиба Мессершмидта (1685 — 1735). Это было первое научное изучение Сибири, и его задачи вполне соответствовали уровню науки, отрасли которой еще не были выделены. Сам Д. Г. Мессершмидт был врачом, натуралистом, знатоком истории и восточных языков. Он писал, что ему приходилось «приискивать потребных трав, и цветов коренья, и всякой птицы и прочее, також могильных всяких вещей шайтаны медные и железные, и литые образцы человеческие и звериные, и калмыкские литые зеркала под письмом».

Экспедицию можно считать героической. Ее коллектив состоял из девяти человек, среди которых были два ученых (сам Д. Г. Мессершмидт и присоединившийся к нему в Тобольске плененный под Полтавой швед Ф.И. Страленберг), шведский «мальчик-рисовальщик», слуга-переводчик, просто слуга, снабженец, повар и два денщика. Д. Г. Мессершмидт прошел с конца 1719 г. по конец 1727 г. от Урала до Байкала, от Саянских гор и озера Далай-Нор в Манчжурии до Средней Оби. Были собраны гербарий, коллекция древних предметов, составлены карты и альбом рисунков. Экспедицией были проведены первые специальные научные раскопки в Сибири. Недалеко от Абаканского острога 3 января 1722 г. был выбран высокий курган, который 6 января в суровый мороз был раскопан при помощи местного казака Григория. Курган оказался разграбленным. Этот день можно считать началом археологических исследований в Сибири.

Побывал Д.Г. Мессершмидт и на территории Западной Сибири. Он упоминает с. Грязнуху (ныне с. Соколове Новосибирской области), где ему предлагали купить древности из курганов. Они показались ему слишком дорогими. Д.Г. Мессершмидт сдал в Петербург 23 тома своих сочинений, но они, к сожалению, были изданы лишь в 1962 г. Сам ученый умер в нищете в Петербурге. Больше повезло Ф.И. Страленбергу, который, приехав в Швецию, вступил во владение своим наследством и в 1730 г. издал книгу о путешествии по Сибири. В этом издании впервые произведена попытка дать классификацию археологических памятников. Ф.И. Страленберг делит их на могилы и могильные холмы, письменные знаки, медали и обелиски. Научной ценности это деление не имеет, но оно интересно тем, что это первая систематизация памятников.

Вскоре была организована вторая академическая экспедиция во главе с Витусом Берингом. Она имела обширную программу: описание берегов Ледовитого океана на всей их протяженности, исследование моря между Камчаткой и Америкой, научное обследование материковой Сибири. При этом особое внимание уделялось географии и истории. Состав экспедиции доходил до 500 человек. Экспедиция продолжалась 10 лет — с 1733 по 1743 годы.

В исследовании Западной Сибири в составе этой экспедиции приняли участие историк и географ Г.Ф. Миллер (1705 — 1783) и естествоиспытатель И.Г. Гмелин (1709 — 1755). На основании проведенных исследований Г. Ф. Миллер написал замечательный труд «История Сибири», к которому историки обращаются и в наши дни. Этот ученый собрал огромное количество рукописных документов по истории Сибири. Использовал он при написании книги и археологические материалы, которые делил на жилища, писаницы, шурфы, рудники и могильники. Г.Ф. Миллер впервые разработал для своих сотрудников инструкцию по сбору сведений об археологических памятниках.

И.Г. Гмелин особенно интересовался древними рудниками. Он упоминает с. Ташару, Умревинский острог и д. Ояшинскую, р. Уень (северо-восток современной Новосибирской области), где встретил остатки старых укреплений и старые татарские могильники.

Следующая академическая экспедиция приходится на 1768 — 1774 гг. Возглавлял ее Петр Паллас (1741 — 1811). Район ее действий — юго-восточные окраины России, Урал и Сибирь. Побывал П. Паллас в Западной Сибири в Ишимских степях, Тюмени, Тобольске, Омске, Барнауле. Им составлено описание рудников Западного Алтая. П. Паллас заложил основы алтайской теории происхождения финно-угров.

В 1771 г. начал свою работу отряд академической экспедиции, возглавляемый шведом, академиком И.П. Фальком (1727 — 1774). Его деятельность в течение двух лет разворачивалась в Западной Сибири. В Барабе на р. Оми, у устья р. Тартас, он открыл курганный могильник, а у с. Вознесенка (на той же реке) отметил городище, которое (как выяснилось позже) было крупным центром барабинских татар. Возле Вознесенского городища И. П. Фальк раскопал три кургана.

В первой половине XIX в. уже не было масштабных экспедиций на территории Западной Сибири, не велись археологические работы. Однако на это время приходится деятельность двух ученых, имевшая общесибирское значение. Первый из них — Г.И. Спасский, сибирский просветитель, этнограф, археолог и историк (1783 — 1864). Он основал журнал «Сибирский вестник», в котором имелся раздел «Древности Сибири». В одной из своих работ Г. И. Спасский акцентировал внимание на сходстве сибирских и «великорусских» древностей, объясняя это миграциями ряда народов, в частности гуннов, переселившихся в Европу. Он первый обратил внимание на сходство надписей Северной Америки и Сибири.

Второй ученый — финн М. А. Кастрен (1813-1852), профессор Гельсинфоргского университета, крупный лингвист, основатель урало-алтайского языкознания, выделивший группу урало-алтайских языков. Он провел раскопки на ряде курганов Минусинской котловины, но специальных публикаций по археологии не имел. М. А. Кастрен совершил многочисленные поездки по северу России, Уралу и Сибири. Большим вкладом в науку была его разработка алтае-саянской гипотезы происхождения угро-финнских народов.

Так завершился первый этап развития сибирской археологии, в котором самыми значительными событиям стали академические экспедиции. Были получены первые сведения об археологических памятниках, предпринята попытка их классификации, а вещественный материал стал рассматриваться как исторический источник.

АРХЕОЛОГИЯ СИБИРИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XIX — НАЧАЛА XX ВЕКА

Остановимся на общем состоянии русской археологии этого времени. К середине XIX в. в России возрос интерес к историческому прошлому, в том числе и к археологии. К этому времени сложились такие организации на общественных началах, как Русское географическое общество и Русское археологическое общество. Позже появилось и государственное учреждение — Археологическая комиссия. Ее основной задачей был надзор за археологическими работами. Эта комиссия выдавала конкретным лицам «открытые листы» на право проведение археологических раскопок и требовала предоставления по ним отчетов, которые регулярно издавались в ежегодных выпусках «Отчетов археологической комиссии». Появилось и Московское археологическое общество, основной задачей которого явилась организация Всероссийских археологических съездов.

Такая активизация археологической деятельности наблюдалась не только в центре, но и на периферии, в том числе и в Западной Сибири. Здесь археологические работы развертывали краеведческие музеи (омский и тобольский) и новый крупный научный центр — Томский университет. И хотя в составе последнего не было исторического факультета, он сыграл особую роль в изучении археологии края. На базе собранных этнографических и археологических коллекций здесь был создан музей, который действует и в настоящее время.

Большую роль в создании этого музея сыграл попечитель учебного округа В.М. Флоринский (1834 — 1899), передавший для него свою обширную коллекцию. Им были собраны через органы местной власти сведения о курганах, в результате чего была составлена первая сводка расположения курганов в ряде районов Томской губернии. Особый интерес представляет книга В. М. Флоринского «Первобытные славяне по памятникам их доисторической жизни». Исследователь полагал, что в эпоху бронзы в Сибирь вторглись арийские племена, в составе которых были и славяне. Они вытеснили местные финские племена далеко на север. Затем славяне ушли из Сибири, уступив свою территорию монгольским и тюркским племенам. Конечно, подобные построения далеки от действительности. Их главное значение заключается в том, что это была первая для Сибири реконструкция исторического прошлого с использованием археологического материала.

Наиболее масштабным ученым конца XIX в. был В.В. Радлов (1837 — 1918), преподававший в Горном училище г. Барнаула. Это был археолог, этнограф и лингвист-тюрколог. Именно он раскопал первые «ледяные» курганы Алтая в Катанде и Берели. В.В. Радлов много путешествовал по Южной и Западной Сибири, а также проводил здесь археологические раскопки курганов. На территории Барабы им были раскопаны курганы у с. Осинцево и на берегу Убинского озера (у аула Кызырь). В.В. Радлов создал хронологическую классификацию курганов Южной Сибири.

Известного областника Н.М. Ядринцева (1842 — 1894) нельзя назвать археологом. В круг его интересов входили общие проблемы культуры аборигенного населения. Именно с этой точки зрения его заинтересовали курганы Алтая и Западной Сибири, которые он описал во время своих путешествий. По мнению Н.М. Ядринцева, «судя по обилию курганов на Барабинской степи, можно заключить, что здесь предстоит обширное поприще для будущей археологии». На севере Западной Сибири провел обследования И.С. Поляков. В низовьях Оби и около Тобольска он собрал коллекцию каменных орудий.

Значительный вклад в археологию Западной Сибири внесли археологи г. Томска. Зоолог Н.Ф. Кащенко (1885 — 1935) провел раскопки Томской палеолитической стоянки. А.В. Адрианов и С.К. Кузнецов вскрыли большую площадь Томского могильника. Г.О. Оссовский и С.М. Чугунов раскопали 14 курганов вдоль Московского тракта.

Отдельно надо остановиться на научной деятельности С.М. Чугунова (1854 — 1920), который фактически был первым сибирским антропологом. Он раскопал 13 курганов в Усть-Тартасском могильнике, известном еще со времен путешествия И. П. Фалька. Раскопки 1890-х гг. разочаровали исследователей, так как не дали эффектного материала. В результате в Западной Сибири почти прекратились археологические работы. Весь интерес ученых был перенесен в Южную Сибирь, на территорию Минусинской котловины. Империалистическая, а затем и гражданская войны приостановили археологические исследования в Сибири. Возобновились они лишь в 1920-х гг. Работавшие в эти годы исследователи были воспитаны на традициях дореволюционной русской археологии.

В 1920-х гг. развернул свою деятельность Омский краеведческий музей. В.П. Левашова (1901 — 1974) исследовала берега р. Оми. Разведочными работами было обнаружено несколько десятков археологических памятников. Вместе с другими сотрудниками музея В.П. Левашова провела раскопки Вознесенского городища и ряда курганов Барабинской лесостепи. Среди них были курганы у с. Саргатка Омской области, давшие первые материалы по саргатской культуре.

Сотрудник Томского музея И.М. Мягков (1899 — 1991) обследовал Нарымское Приобье. Он собрал материалы у горы Кулайка, которые позже были отнесены к кулайской культуре. П.А. Дмитриев (1902 — 1943) вел активные археологические работы на берегах Андреевского озера под г. Тюменью. К сожалению, в начале 1930-х гг. правомерной была признана лишь деятельность центральных научных учреждений. Началось снижение активности в работе краеведческих музеев, хотя в отдельных случаях она продолжалась. Так, в г. Омске А. Ф. Палашенковым была открыта серия новых археологических памятников.

РАЗВИТИЕ АРХЕОЛОГИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

В 1930 — 1940-х гг. особых достижений в археологии Западной Сибири не было. В годы Великой Отечественной войны исследования здесь почти не проводились. После окончания войны вновь продолжили свою работу московский Институт истории материальной культуры, переименованный в Институт археологии, и его ленинградское отделение (сейчас это Институт истории материальной культуры). Стал регулярно выходить журнал «Советская археология» (сейчас «Российская археология»), а с 1966 г. — ежегодные выпуски «Археологических открытий». Длительное время издавалась серия «Свод археологических памятников». До распада Советского Союза осуществлялись выпуски «Археологии СССР».

Огромное значение в развитии археологии сыграла организация крупнейших новостроечных экспедиций, которые проводились на местах сооружения гидроузлов.

Одна из таких экспедиций проводилась в 1952 — 1954 гг. на р. Обь, на месте сооружения ГЭС, в зоне ложа затопления Новосибирского водохранилища. Вот на таком общероссийском фоне развивалась археология Западной Сибири. Исследования велись как центральными учреждениями, так и местными организациями.

С Институтом археологии в г. Москве были связаны многие ученые, внесшие вклад в изучение прошлого Сибири.

В.Н. Чернецов (1905 — 1970) занимался археологией, этнографией и лингвистикой. Такая прочная база обеспечила широкий размах его исследований. Он выдвинул гипотезу приаральского происхождения финно-угров и их дальнейшего продвижения на север. В. Н. Чернецов вместе с В.И. Мошинской (1917 — 1980) положили начало глубокому изучению истории Нижнего Приобья, начиная с эпохи неолита и кончая серединой II тыс. н.э.

М.Ф. Косарев внес большой вклад в изучение Западной Сибири эпохи бронзы. В ряде его работ детально анализируются вопросы связи природной среды с развитием исторических культур. При этом, прежде всего, рассматривается Западная Сибирь вообще и Приобье в частности.

В.А. Могильников проводил археологические исследования в Омской и Тюменской областях, а также в Алтайском крае. Им написаны работы по раннему железному веку и средневековью Западной Сибири. Н.Л. Членова активно занимается изучением культур эпохи поздней бронзы и раннего железного века Сибири, в том числе и Западной.

В г. Санкт-Петербурге наибольшее значение для западносибирской археологии представляют исследования М.П. Грязнова и Д.Г. Савинова.

Основные работы М.П. Грязнова (1902 — 1984) связаны с археологией Южной Сибири.

Под его руководством раскопан первый Пазырыкский курган. Он руководил масштабной Красноярской экспедицией, провел раскопки знаменитого кургана Аржан. М.П. Грязнов исключительно тщательно проводил свои полевые исследования. Большой вклад внес он и в изучение Западной Сибири. В монографии «Древняя история племен Верхней Оби по раскопкам близ с. Большая Речка» им дана обстоятельная характеристика последовательных исторических этапов жизни населения Верхней Оби от эпохи бронзы до середины II тыс. н.э. В 1952 — 1954 гг. он руководил работами Новосибирской археологической экспедиции. Им были открыты здесь десятки памятников, на многих из которых проводились археологические раскопки. К сожалению, он не успел подготовить к публикации результаты этих работ. Они еще ждут своего исследователя.

Основные интересы Д. Г. Савинова связаны с проблемами истории древнетюркских народов. Его работы базируются не только на знании археологического материала, в них приводятся сведения письменных источников и данные этнографии. Д. Г. Савинов принимал участие в раскопках тюркских курганов Барабы.

Уже в 1950-е гг. в Западной Сибири при некоторых высших учебных заведениях сложились центры археологических исследований, многие из которых сохранились до настоящего времени. В Томском университете еще с конца XIX в. существовали устойчивые традиции занятия археологией. Во главе томской группы с 1950-х гг. стоял В.И. Матющенко. Именно он создал здесь прочное ядро археологов, которые продолжают работать и сейчас. Среди них доктора наук Л.А. Чиндина и Л.М. Плетнева. Большую роль в развитии археологии сыграл и А.П. Дульзон (1900 — 1973). Это был блестящий лингвист, археолог и этнограф. Его широкие знания дали ему возможность разработать комплексный план исследования аборигенного населения, используя при этом ретроспективный метод. Организованное изучение сибирских топонимов имело большое значение для реконструкции древней истории Сибири. После переезда В.И. Матющенко в г. Омск во главе группы томских археологов встала Л.И. Чиндина.

В г. Омске В. И. Матющенко создал группу археологов, поднявших и разрабатывавших проблему археологических микрорайонов. Ими достигнуты значительные успехи в изучении вопросов эпохи бронзы и раннего железного века, проводились научные конференции. Характерной особенностью деятельности омских археологов является тесная связь с этнографами, которых возглавляет Н.А. Томилов. По его инициативе регулярно проводятся совещания по интеграции этнографических и археологических знаний, а также по археологии позднейшего периода (XVIII -XX вв.). Крупные исследования проводил Б.А. Коников из Омского пединститута (ныне он директор Омского музея изобразительных искусств).

Кемеровская группа археологов была организована А.И. Мартыновым. Первоначально кемеровские археологи занимались изучением тагарской культуры. Сейчас их научные интересы охватывают проблемы неолита и бронзы, раннего железного века, изучение первобытного искусства, черной металлургии и многого другого. Особенно надо отметить деятельность докторов наук Я. А. Шера, В.В. Боброва и Н.М. Зинякова. Возглавляет кафедру археологии КемГУ В.В. Бобров. Активно работает музей, созданный на базе Томской писаницы.

В г. Барнауле археологией занимаются в Педагогическом институте (А. П. Уманский) и Алтайском университете (Ю.Ф. Кирюшин). Созданный Ю.Ф. Кирюшиным коллектив исследователей работает с большим энтузиазмом. Круг интересов барнаульских археологов очень широк: палеолит, эпоха бронзы, ранний железный век, средневековье. Большое внимание уделяется охране археологических памятников. Этому вопросу посвящаются регулярные совещания археологов из различных регионов Сибири.

В г. Тюмени в Государственном университете и Институте проблем освоения Севера работает группа археологов под руководством А. В. Матвеева и Н. П. Матвеевой, научные интересы которых связаны с эпохой бронзы и раннего железа. В Сургутском пединституте во главе археологов стоит И.Г. Глушков. В Тобольском краеведческом музее успешно работает А. А. Адамов.

Самостоятельная группа исследователей возникла и в Новосибирском пединституте (ныне Новосибирский педагогический университет). С 1957 г. ее возглавляет Т.Н. Троицкая. Она занимается ранним железным веком и ранним средневековьем. В.И. Соболев (1948 — 1999) изучал памятники II тыс. н. э. Особенностью деятельности этой группы является тесная связь с «детской» археологией. Некоторые выпускники руководят детскими археологическими кружками и регулярно участвуют с ними в археологических экспедициях по Новосибирской области.

Значительным событием для развития гуманитарной науки Сибири явилось создание в 1964 г. Института истории, филологии и философии СО АН СССР под руководством А.П. Окладникова. В составе института было отделение археологии и этнографии. К настоящему времени в г. Новосибирске функционирует Институт археологии и
этнографии СО РАН (директор — академик РАН А.П. Деревянко). Отряды института осуществляют исследования в различных регионах Евразии. Первоначально западносибирская проблематика не была приоритетным направлением. Однако в последние десятилетия ситуация изменилась.

Вопросами археологии Западной Сибири в этом институте занимаются академик РАН В.И. Молодин, А.П. Бородовский, А.Е. Гришин, Л.Н. Мыльникова, А.В. Новиков, А.И. Соловьев и М.А. Чемякина. Значительный вклад в изучение истории Западной Сибири вложила Н.В. Полосьмак (в настоящее время исследует курганы Горного Алтая).

Институт археологии и этнографии СО РАН ведет масштабные исследования в Барабинской лесостепи и на других территориях. Институт стал центром археологических и этнографических работ в Сибири. Его филиалы созданы в Омске, Кемерово, Барнауле и других городах. В стенах института активно ведется подготовка кадров высшей квалификации в области археологии и этнографии Сибири. Институт осуществляет широкую издательскую деятельность, выпускает в двух синхронных версиях (на русском и английском языках) журнал «Археология, этнография и антропология Евразии», который хорошо известен во всех археологических центрах мира. Теснейшим образом с деятельностью этого института связаны и ученые Новосибирского государственного университета, где археологией Западной Сибири занимается О.И. Новикова.

Деятельное участие в изучении археологии Западно-Сибирской равнины приняли исследователи г. Екатеринбурга, которые начинали работать под руководством В.Ф. Генинга. Сейчас археологией Западной Сибири занимаются ученые Института истории и археологии Уральского отделения РАН и Уральского университета. Активные работы ведутся в Нижнем и Сургутском Приобье. Крупным исследователем культур эпохи раннего железа является Л. Н. Корякова.

Теснейшим образом с археологией связана антропология. Изучение сибирского населения впервые было начато в конце XIX в. С.М. Чугуновым. Потом этим занимались томский ученый Н.С. Розов, его ученик В. А. Дремов, который большое внимание уделял эпохам неолита и бронзы. В. А. Багашев — ученик В. А. Дремова (ныне профессор Тюменского университета) провел детальное антропологическое исследование древнего и современного населения Западной Сибири.

В настоящее время особое значение приобрели проблемы охраны памятников. Этот вопрос стал особенно острым в связи с введением собственности на земельные угодья. Областные научно-производственные центры охраны памятников культуры организуют инвентаризацию и учет археологических памятников. На проведение работ на тех или иных земельных участках требуется санкция этих центров. Особенно надо отметить работу Новосибирского научно-производственного центра, который организовал выпуск подробных сводов археологических памятников по отдельным административным районам. В них даны описания и планы памятников, воссозданы картины исторического развития описываемого региона в древности и средневековье.

Вопросы археологии Западной Сибири освещены в двух учебных пособиях омских археологов. В книге В.И. Матющенко «Древняя история Сибири» разбираются вопросы древней истории широкой территории: от границы с Зауральем до Дальнего Востока включительно. При этом подробно говорится об эпохе камня и бронзы, чуть менее детально затронут ранний железный век и очень схематично рассмотрены проблемы средневековья. В учебном пособии Б. А. Коникова «Основы археологии Западной Сибири» главное внимание уделено материалам по Омской области. Это добротное, подробное региональное пособие, в котором ставится задача изучения археологии более широкой части Западной Сибири.

Выводы

Археологическое изучение Западной Сибири прошло длительный путь развития, начиная от академических экспедиций XVIII в. вплоть до настоящего времени. Говорить об особенностях западносибирской археологии не приходится. Она развивалась, как и вся археология Сибири, двигаясь в едином русле с археологией России в целом.

Рекомендуемая литература

Багашев А.Я. Формирование древнего и современного населения Западной Сибири (по данным краниологии): Авто-реф. дис. … д-ра ист. наук. — М., 2000.
Вадецкая Э.Б. Сказы о древних курганах. — Новосибирск: Наука, 1981.
Демин М.Л. Первооткрыватели древностей.- Л.; Барнаул, 1989.
Ковешникова Е.А. Историография археологии Сибири и Дальнего Востока. — Красноярск, 1992.
Коников Б.А. Основы археологии Западной Сибири: Учебное пособие. — Омск. 1997. Мартынов А.И. Историография археологии Сибири. -Кемерово, 1983.
Матющенко В.И. Древняя история Сибири: Учебное пособие.-Омск. 1999.
Матющенко В.И. 300 лет истории сибирской археологии. — Омск, 2001.-Т. 1 и 2.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика