Ардашир и исторический цикл

Для персов подлинная история начинается с династии Сасанидов. Все, что произошло до воцарения Ардашира, помнили смутно — героический век, почти легендарный. Но это не означает, что для сасанидского периода мы полностью избавлены от мифов, что все известно и все — правда. И для этого времени, гораздо лучше освещенного источниками, многое остается неясным, и нередко трудно отделить реальные события, то, что происходило в действительности, от вымысла, от того, что, по мнению людей, должно было происходить. Предание о возникновении династии Сасанидов, подобно легендам о Кире и Аршаке, следует эпическим образцам.

В среднеперсидском сочинении «Карнамак-и Ардашир» («Книга деяний Ардашира») рассказывается, что Сасан был пастухом царя Папака, правившего в городе Истахре близ Персеполя. Сасан происходил от Ахеменидов, но хранил это втайне до тех пор, пока Папак не увидел сон, предсказывавший, что сын Сасана будет править миром. Тогда Папак отдал свою дочь в жены Сасану, и от этого брака родился Ардашир. Этот рассказ повторен Фирдоуси в «Шах-наме» и, очевидно, считался заслуживающим доверия. Агафий («История», II, 27), живший в VI в., приводит несколько измененную версию этого же рассказа. Папак был, согласно Агафию, звездочетом, а Сасан — воином, остановившимся в его доме. Распознав в Сасане признаки величия, Папак свел его со своей женой, в результате чего родился Ардашир. Много позже, когда Ардашир был царем, спор между двумя старцами удалось уладить таким образом, что Ардашир стал именоваться сыном Папака, но происходящим из семени Сасана.

По другой традиции, сохраненной Ибн ал-Асиром (I, 272) 1, Евтихием (л. 656) 2 и другими авторами, Сасан был мелким правителем в Парсе, Папак — его сыном, а Ардашир — внуком. Такая генеалогия принята в настоящее время большинством исследователей, особенно после открытия знаменитой трехъязычной надписи Шапура I на «Ка’бе Зороастра»; по своему значению эта надпись не уступает Бехистунской надписи Дария 3.

В надписи на «Ка’бе Зороастра» (мы будем ее в дальнейшем обозначать KZ) Сасан, однако, носит лишь титул «владетель» (MR’HY, в парфянской версии fiwtwy) и выступает, очевидно, в качестве предка, без уточнений степени родства. Папак в KZ, как и в других надписях, определенно назван дедом Шапура I.

В KZ приведено и имя матери Папака — Денак, но не указано, была ли она женой Сасана, равно как и Сасан нигде не назван дедом Ардашира. Таким образом, даже надписи не позволяют точно установить степень родства между Сасаном и Папаком.

В сирийской хронике Арбелы сообщается, что при Вологезе IV (около 191—207 гг.) парфяне сражались с персами; далее в этом же источнике говорится: «В прежние времена персы пытались свергнуть парфян; много раз они бросались в бой, но терпели поражение» 4. В хронике также говорится, что позднее персы и мидяне заключили союз с царями Адиабены и Киркука и в результате смогли сокрушить парфян. Год и обстоятельства поражения и гибели Артабана V, противника Ардашира, неясны; обычно приводится 224 или 226 г. Однако монеты последних аршакидских царей путают карты: судя по этим монетам, после длительного совместного правления Вологеза V (207—227?) и Артабана V (213—224?) следовало совместное правление Вологеза V с Артаваздом, сыном Артабана V, царствовавшим только один год (226—227) 5. Сопротивление Аршакидов не прекратилось со смертью Артабана V, а потому можно предполагать, что монеты последних Аршакидов продолжали чеканиться от имени Артабана V даже после победы над ним Ардашира. Это событие, на основе сопоставления источников, может быть датировано, скорее всего, апрелем 224 г.

Титулы, приводимые в надписях сасанидских царей, позволяют проследить процесс расширения их государства. Как уже отмечалось, Сасан упоминается только как «владетель», но Папак уже носит титул «царь», Ардашир — «царь царей Ирана», а Шапур — «царь царей Ирана и не-Ирана». Примером того, как легко сделать неправильные выводы при толковании надписей, служит употребление в KZ слова bgy, буквально «бог», при упоминании Папака, тогда как Ардашир и Шапур в этой надписи наделены эпитетами «поклоняющийся Мазде, бог». Это различие могло бы привести к предположению, что Папак придерживался иной веры или не был столь ревностным маздаяснийцем, как его сын и внук. Однако формула, включающая в себя только bgy, встречается и в более поздних надписях из Так-и Бустана, так что опущение слова mzdysn «поклоняющийся Мазде» при имени Папака в KZ не дает права на далеко идущие заключения. Выражение «род (или «происхождение») которого от богов» должно объясняться как сохранение селевкидской, а может быть, даже и ахеменидской формулы; термин bgy «бог» в приложении к правителю в придворном протоколе того времени соответствовал, очевидно, выражению «ваше величество».

Для установления даты смены династии в Парсе мы, к счастью, располагаем надписью на вотивной колонне из Бишапура, составленной на парфянском и среднеперсидском языках. Текст ее гласит: «*В месяце фравардин года 58, сорок лет огня Ардашира, двадцать четыре года огня Шапура, (а этот огонь] — царь огней» 6. На оборотной стороне сасанидских монет вплоть до правления Шапура II мы имеем арамейское (гетерографическое) обозначение NWR’ ZY «огонь (такого-то)»; позднее это же обозначение пишется по-ирански (‘twry) — вплоть до Ездигерда II (439—457), после которого такая надпись на монетах больше не встречается. Каждый царь имел свой огонь, зажигавшийся в начале его царствования; этот огонь поддерживался в переносном алтаре (вроде тех, что изображены на монетах), о чем сообщают армянский автор Себеос, Аммиан Марцеллин и другие источники. Огонь Шапура в надписи из Бишапура назван «царем огней» очевидно потому, что он был отождествлен с «огнем Гушнаспа» воителей; последний позднее носил название «победоносный царь огней» (Карнамак, X, 16 — текст не вполне ясен). Не исключено, однако, что «царем огней» именовали просто огонь правящего царя 7. Вступление на престол и коронация на древнем Востоке обычно были разделены во времени. Даты этих событий ни для Ардашира, ни для Шапура точно неизвестны. В Бишапурской надписи представлены три даты: начала сасанидской эры, вступления на престол Ардашира и вступления на престол Шапура. Большие споры вызвали даты воцарения и коронации Шапура; первый год его правления начинался, скорее всего, в конце 239 г. или в 241 г. 8. Упоминавшиеся выше монеты Артабана V и Вологеза могут указывать на 241 г., но вряд ли им следует придавать решающее значение 9.

Если Папак действительно являлся главой храма Анахиты в Истахре до того, как он стал царем, то позднее он и в особенности его сын Ардашир были поглощены совсем иными делами, хотя и тот, и другой могли сохранять сан «главы храма». Двор Папака был невелик; наиболее значительные фигуры этого двора перечислены в надписи KZ с указанием их имен и титулов, причем только один титул—«мажордом» (‘dtiyk) лишен религиозной окраски; это позволяет считать, что Папаку принадлежало небольшое владение, не требовавшее громоздкого аппарата управления. После того как Ардашир становится «царем царей Ирана», преемником парфянского могущества, положение меняется.

Надпись KZ показывает, что Ардашир унаследовал феодальную иерархию Аршакидов. Список придворных Ардашира составлен в соответствии с определенным протоколом. В начале списка мы находим четырех могущественных царей Восточного Ирана, три из которых по воле случая носят то же имя, что и сам царь царей. Первым в списке стоит царь Хорасана, «верхней страны» — родины поверженных парфян. Следующим назван Ардашир, царь Мерва. Можно, казалось бы, предполагать, что Ардашир назначал прежде всего своих родственников или ближайших друзей управлять областями только что созданной державы, особенно областями Восточного Ирана. Однако нам неизвестно, состояли ли в родстве с Сасанидами цари, открывающие список двора. После них в списке упомянуты цари Сеистана и Кермана, оба они носят имя Ардашир. Второй из них, согласно Табари, был сыном царя царей. По-видимому, «царства», которые входили ранее в состав Парфянского государства и были покорены Ардаширом в результате военных походов, передавались приближенным царя царей. Иной была, очевидно, судьба «царств», сдавшихся на милость сасанидского монарха, — их правители остались в своих владениях на правах вассалов.

В надписи упоминаются три царицы: видимо, мать царя, бабка и сестра царя — «царица цариц» 10. Затем следуют питиахш (btfiSy) Ардашир и хилиарх (hz’rwpt) Папак. Судя по их именам и высоким титулам, оба они, очевидно, должны быть членами сасанидского рода. Первый из них, по всей вероятности, был чем-то вроде помощника царя. Сходный титул — pitiaxSi — в более ранний период известен для Грузии, где он прилагался к очень крупному сановнику, уступавшему по значению только самому царю 11. При первых Сасанидах роль питиахша, очевидно, уменьшилась; руководство гражданскими и военными делами империи было поделено между питиахшем и хилиархом.

Следующее место в списке двора Ардашира занимают главы крупных феодальных парфянских родов, причем первым назван новый, не известный ранее род Вараза. Этот род происходил, вероятно, из Северного Ирана — имя Вараз часто упоминается в связи с Арменией или Азербайджаном 12. Вторым среди родовой знати назван представитель знаменитого дома Суренов, третьим — владетель Андегана (или Индегана), также феодального удела 13. Далее упомянуты два представителя хорошо известного рода Каренов, за ними следует имя, встречающееся в надписи еще раз,— Апурсам, носящий почетный эпитет «слава Ардашира». Владетель области, примыкающей к горе Демавенд, н представитель рода Спахпатов заключают перечень родови.

Глава писцов, начальник арсенала и другие должностные лица, а также вельможи, титулы и звания которых не названы, дополняют список придворных Ардашира. В надписи сообщается, что в их честь совершались жертвоприношения перед алтарями огня, установленными Шапуром I в Накш-и Рустаме 14. В целом двор Ардашира показывает, что процесс централизации державы не завершился, а система административного управления еще не была упорядочена — черты, характерные и для Парфянского царства. Ардашир осваивал наследие парфян и сохранял их институты. Ранние монеты Ардашира следуют чекану Митридата II, но происхождение разнообразных корон, которые, судя, по монетам, носили первые сасанидские цари, остается неясным 15. При исследованиях раннесасанидской иконографии, как в других случаях, следует удерживаться от соблазна наделять культовым или религиозным значением каждый элемент изобразительного искусства, да и вообще древнего искусства. Связи искусства с религиозными верованиями для древности несомненны, но их роль и значение нельзя преувеличивать.

Позднесасанидская традиция, сохраненная главным образом арабскими источниками, относит создание почти всех институтов сасанидской церкви и государства ко времени Ардашира. В этой традиции Ардашир выступает как правитель, который возродил и восстановил как древнеперсидскую империю со всеми ее учреждениями, так и религию Зороастра, находившуюся в забвении при эллинистических царях и парфянах. Апурсам, приближенный Ардашира, был, согласно традиции, первым министром (vuzurg framadar), а Тансар — первым главным мобедом (возможно, это неверная передача имени Тосар, которое встречается в составе патронима в стк. 59 среднеперсидской версии KZ: Mtrky ZY twsk’n). Стремление поздних Сасанидов приписать древнее происхождение многим учреждениям объясняется, видимо, тем, что они хотели придать больший вес новым установлениям, объявляя их далеко не новыми, а ведущими начало от основания империи и лишь на время забытыми. Возрождение древности при Хосрове I хорошо известно; именно в правление Хосрова с именем Ардашира связывали основание всех сасанидских институтов. Арабский автор Мас’уди приписывает Ардаширу не только введение некоторых должностей, но и разделение общества на сословия, что совершенно невероятно 16.

По надписи KZ мы можем также судить о границах державы Ардашира. Основываясь на мусульманских и других источниках, ученые предполагали, что Ардашир восстановил на востоке пределы ахеменидской империи, включая Пенджаб, и добился успеха и на западе, потеснив римлян. Однако те же источники сообщают, что Ардаширу пришлось много воевать для упрочения своей власти, особенно в Армении, где сопротивление было особенно сильным. В надписях Ардашир именуется «царем царей Ирана», а не «царем царей Ирана и не-Ирана»; отсюда следует, что границы его державы почти не выходили за пределы Эраншахра, который, конечно, включал Месопотамию, но никак не Армению (это показывает надпись из Пайкули, стк. 8). Кушанское царство на востоке также вряд ли вошло в число владений Ардашира. Этот вывод противоречит на первый взгляд сообщению Табари, согласно которому цари кушан, Турана и Мекрана после побед Ардашира на востоке явились к нему и выразили свою покорпэль 17. Очевидно, что при Ардашире они находились на положении вассалов. Лишь при Шапуре I царство кушан и другие области были действительно включены в состав сасанидской империи, хоуя о войнах, которые вел Шапур на востоке, источники говорят очень мало. Власть Ардашира на востоке была непрочной; он одержал несколько побед над союзниками Аршакидов, но подлинные завоевания произошли лишь при его преемниках.

Notes:

  1. I b n-е 1-А t h i г i Chronicon quod perfectissimum inscribitur, ed. C. J. Tom- berg, vol. I—XIV, Upsaliae et Lugduni Batavorum, 1851—1876.
  2. Eutychii Patriarchae Alexandrini/ Annales. Pars prior, ed. L. Cheikho, Beryti [—Parisl 1906 (Corpus scriptorum christianorum orientalium, Scriptores arabici, ser. Ill, t. VI).
  3. Эта надпись содержит три версии — греческую, парфянскую и среднеперсидскую. Последний перевод надписи принадлежит покойному А. Марику — А. М а г i с q, Res gestae Divi Saporis,— «Syria», t. XXXV, 1958, crp. 295—360 (приведена библиография). Иноземные авторы, писавшие о Сасанидах, обычно очень враждебны к ним, в отличие от Геродота и его современников, для которых древние персы были просто чужеземцами.
  4. Е. Sасhau, Die Chronik von Arbela, стр. 56, 60.

  5. В. Simonetta, Vologese V, Artabano V e Artavasde: una revisione di fatti e di ipotesi,— «Numismatica», t. XIX, 1953, стр. 1—4.
  6. R. G h i г s h m a n, Inscription du monument de Chapour I-er a Chapour,— «Revue des Arts Asiatiques», t. X, 1937, стр. 123; немецкий перевод — О. Hansen, Epigraphische Studien,—ZDMG, Bd 92, 1938, стр. 441—442. Дата этой надписи должна приходиться на 263 или 266 г. Первый год Ардашира начинался в конце 223 или 226 г.; первый год сасанидской эры (первая из дат, упомянутых в этой надписи) — 205 либо 208 г., когда Папак пришел к власти или поднял восстание против владычества парфян (см. прим. 8 к этой главе). Следует заметить, что Аршакиды также, по-видимому, имели свои царские огни — об этом свидетельствует одна булла из Нисы.
  7. Примечательно, что каждый из огней Варахрана (Бахрама), согласно среднеперсидскому «Бундахишну», основывался «правителем» (dahyupat, см.: The Bflndahishn, ed. by the late E. T. D. Anklesaria, Bombay, 1908, стр. 127— 128). Из этого, однако, не вытекает, что каждый правитель обязательно учреждал свой собственный огонь. Ср: S. W i k a n d е г, Feuerpriester, стр. 14, 157.
  8. W. В. Henning, The dates of Mani’s life,— AM, NS., vol. Vf, pt 1, 1957, стр. 119.
  9. A. Maricq, Res Gestae, стр. 344 —348. А. Марик дает здесь хороший обзор различных мнений и доводов, однако его вывод о том, что поздние даты более правдоподобны, чем ранние, не кажется убедительным. Ситуация напоминает дискуссию о дате Канишки — в обоих случаях для решения необходимы новые источники.
  10. При Ардашире «царицей цариц» была, по-видимому, его сестра (родная или сводная) Денак. У Шапура не было сестер и при нем «царицей цариц» стала его дочь Адур-Анахит. Этот обычай у Сасанидов мог возникнуть из сочетания эллинистической (лучше всего известна у Птолемеев) традиции царских браков между братьями и сестрами и практики кровнородственных союзов, которые поощрялись зороастрийской религией.
  11. См. прим. 57, 62 к главе 5. Хорошую сводку данных о титуле *bitaxS можно найти у В. Metzger, A Greek and Aramaic inscription discovered at Armazi,— JNES, vol XV, 1956, стр 21 (приведена библиография). Следует также учесть толкование, предложенное А. Пальяро (см. прим. 84 к главе 3, а также выше, стр. 144, 266), согласно которому этот титул происходит от ахеменидской должности «око царя». Выдвигались и другие этимологии; попытки интерпретации этого титула как «второй (после царя)» вызывают сомнения.
  12. См. имена собственные, приведенные у: F. Justi, Iranisches Namenbuch, Marburg, 1895, стр. 349. В последний период правления Сасанидов имя Varaz, означающее «вепрь», часто встречается в Восточном Иране, где оно может относиться к ветви того же рода, связанной с эфталитами. Я не убежден, что все сложные имена с компонентом varaz, которые приводит А. Кристенсен (A. Christensen, L’Iran sous les Sassanides, 2-me ed., Copenhague, 1944, стр. 410), являются почетными званиями.
  13. Род Андеган также хорошо известен (F. Justi, Iranisches Namenbuch, стр. 16), хотя мы не знаем, где находился первоначальный центр владений этого рода. Выражение «владетель Andigan» может привести к заключению, что AndXgan было названием племени, которое располагалось на побережье Персидского залива (ом.; W. В. Henning, A farewell to the Khagan of the Aq-Aqataran,— BSOAS, vol. XIV, 1952, стр. 510). Название этого рода упоминается, по-видимому, и в других источниках, например, Hnduk у Мо- сеса Дасхуранци (С. D ow s е 11, The history of the Caucasian Albanians, London, 1961, стр. 92, где приведены варианты написаний этого названия).
    Ср. также Beth Hendoye в «Житиях персидских мучеников» (О. Braun, Ausgewahlte Akten persischer Martyrer, Mimchen, 1915, стр. 275).
  14. Апурсам был, вероятно, уважаемым наставником или советником юного Ардашира, но не первым министром, как мы знаем эту должность позднее. О. Клима предложил понимать почетный эпитет, который носит Апурсам в KZ, как «друг (Ардашира)», сопоставляя его с «друзьями царя» эллинистического периода (О. К 1 i m a, Iranische Miszelien,— АО, t. 26, 1958, стр. 610). Такое толкование кажется возможным. О роде Спахпатов (или Аспахпатов) см.: J. Marquart, Eransahr, стр. 71—72; о владетелях Демавенда см.; W. Eilers, Der Name Demawend, I,— AO, t. 22, 1954, стр. 268.
  15. Неясным остается титул m’dknpt, «глава maygan» — «дворецкий» или «главный эконом», как полагает Марик (Res Gestae, стр. 324—325, прим. 10).
    Я предлагал ранее понимать этот титул как «начальник бессмертных», то есгь «начальник гвардейцев (царских телохранителей)», но все это не более чем гипотезы. Не связан ли этот титул с maipet армянских источников (послед¬ний вряд ли «владетель Мидии»)?
  16. М а д о u d i, Les Praires d’or. Texte et traduction par C. Barbier de Meynard et Pavet de Courteille, t. II, Paris, 1873, стр. 153.
  17. Табари, пер. Нёльдеке (см. прим. 97 к главе б), стр. 17. {Ср.: В. Г. Луконин, Завоевания Сасанидов на Востоке и проблема кушанскпй абсолютной хронологии,— ВДИ, 1969, № 2, стр. 20—44.]

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 11.05.2016 — 14:26

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика