В.М. Дьяконов — Антропоморфные изображения на керамике бронзового века Якутии

В эпоху бронзы человек постепенно захватывает власть над природой. Искусство бронзового века Якутии, судя по наскальной живописи, обогатилось новыми сюжетами, среди которых главенствующим образом стал человек (Кочмар Н.Н., 1994, с. 143). Эта тенденция также прослеживается в орнаментации глиняных сосудов антропоморфными изображениями. В Якутии до сих пор было известно две находки подобных сосудов, датируемых бронзовым веком:
1) сосуд из VII слоя поселения Улахан Сегеленнях на р. Токко с семью антропоморфными изображениями (Алексеев А.Н., 1996, с. 140, табл. 42); 2) фрагмент керамики с антропоморфной маской-личиной со стоянки Орбита-16 км из пригорода Якутска (Дьяконов В.М., 1999, 2000а; 2000б). Антропоморфные изображения найдены также в материалах кулунатахской позднесредневековой культуры XIV-XVI вв. (Дьяконов В.М., 2000а).

Уникальный сосуд из VII слоя Улахан Сегеленнях в лабораторных условиях был восстановлен практически полностью, что позволило определить его форму и размеры (Кириллин А. С., 1999). У сосуда были ярко выраженная шейка и венчик, отогнутый наружу под углом около 60° к поперечной его оси. Высота сосуда — 32,3 см, внешний диаметр венчика — 23,3 см, диаметр шейки — 20,5 см, наибольший диаметр сосуда — 28,75 см. Толщина стенок у венчика — 0,7 см, на тулове — 0,3 см, у дна — 0,5 см. Тулово сосуда покрыто отпечатками крупной «ромбической вафли», размеры ячеи 4х4 мм. Имеются также следы реставрации. Большая трещина прошла вдоль оси горшка, которая затем была заделана березовым варом — промазана с двух сторон лентами шириной 1,5 см. Тесто сосуда двухслойное. Петрографический состав характеризуется примесью большого количества песка, шерсти и травы. Особый интерес представляет художественный орнамент. Бортик горшка рассечен косыми насечками, шейка сосуда заглажена. Сразу под бортиком, на расстоянии 1 см, фиксируется пояс выдавленных изнутри «жемчужин» диаметром 0,9 см. Ниже, на расстоянии 4,5 см от края венчика, сосуд украшен двумя рядами округлых вдавлений. Расстояние между рядами составляет 2,5 см, между вдавлениями — 2 см. Ниже, на расстоянии 2,5 см, шейка сосуда украшена двумя горизонтальными рядами отступающего зубчатого штампа. Под ними верхняя часть тулова украшена сложным орнаментом зубчатого штампа, в виде стилизованных фаллических антропоморфных фигур. Фигурки выполнены в единой стилистической манере. Композиция состоит из семи стилизованных антропоморфных фигур, с широко расставленными ногами, фаллосами, горизонтально раскинутыми руками, изображенными в виде двух горизонтальных линий, рогатыми головами, выполненными двумя вертикальными линиями (рис. 1.-4). Между антропоморфными фигурками, вплотную к горизонтальным рядам штампа, нанесены семь колоколоподобных знаков, которые возможно интерпретировать как ножки с фаллосом, а в качестве рук или туловищ (?) нужно рассматривать двойной горизонтальный ряд штампа. В этом случае беспрерывный опоясывающий пояс горизонтальных рядов штампа символизирует собой единение рук. Возможно, что изображения людей, опоясывающие сосуд, отождествляют собой некий ритуальный хороводный танец, типа якутского осуохая. Очень близкие по форме и технике изображения обнаружены на глазковской керамике со стоянок Тушама с р. Илим и Плотбище с р. Белой (Алексеев А.Н., 1996, с. 72-73).

Рис. 1. Антропоморфные изображения на керамике бронзового века Якутии: 1 - Орбита-16 км; 2 - Малый Патом; 3 - Усть-Миль-I; 4 - Улахан Сегеленнях

Рис. 1. Антропоморфные изображения на керамике бронзового века Якутии:
1 — Орбита-16 км; 2 — Малый Патом; 3 — Усть-Миль-I; 4 — Улахан Сегеленнях

На стоянке Орбита-16 км фрагмент керамики с налепной антропоморфной личиной-маской, к сожалению, был найден в подъемных сборах, что затруднило его временную принадлежность (рис. 1.-1). Черепок лежал в поверхностном обнажении культурного слоя вместе с вафельной поздненеолитической керамикой (Дьяконов В.М., 1999, с. 40-41). Цвет керамики снаружи бежево-желтый, внутри желтовато-палевый, в изломе серый. В глиняном тесте отмечается примесь песка и мелкообломочного материала. Толщина стенки составляла 0,5 см, вместе с налепом — 1 см. Налеп имел овальную форму и полукруглый профиль. На нем были четко выдавлены длинным узким штампом три линии: две наклоненные по диагонали в разные стороны — в качестве глаз и горизонтальная черта — в качестве рта. Размеры личины составляли 2,5х1,8 см. При раскопках в месте нахождения керамики с личиной (в 1999 г.) найден фрагмент венчика сосуда с отогнутым бортиком, украшенного сквозными округлыми отверстиями и рассеченным налепным валиком. Такая керамика, с наибольшей долей вероятности, относится к бронзовому веку. По характеру глиняного теста было предположено, что фрагмент с антропоморфной маской-личиной относился именно к этому сосуду (Дьяконов В.М., 2000б, с. 87-92). Полных аналогов этому изделию не известно.

В фондах Музея археологии и этнографии ЯГУ хранится экземпляр керамики со стоянки Малый Патом (раскоп 1, кв. Ж-33, 5 слой, №666), обнаруженный в 1985 г. Ленским отрядом археологической экспедиции ЯГУ, работавшим под руководством Н.М. Черосова (рис. 1.-2). Это фрагмент привенчиковой части сосуда, технически орнаментированного «ромбической вафлей» размером 8х8 мм. Художественный орнамент состоит из двух параллельных горизонтальных рядов отступающей проволоченной лопаточки. Ширина орнаментального пояса составляет 1,4 см, при ширине каждого ряда около 0,55 см. От нижнего края орнамента отступающей лопаточки на тулово спускаются крестообразно расходящиеся прямые, с верхних концов которых по диагонали отходят аналогичные линии небольшого размера. Воссоздание целостной картины орнамента на сосуде затруднено в силу фрагментарности находки. В целом в этом линейном орнаменте прослеживается сходство с типичным ымыяхтахским геометрическим узором, но, как правило, прочерченные линии на орнаментальных композициях ымыяхтахских сосудов сочетаются со сквозными отверстиями и создают непрерывный горизонтальный пояс крестообразных или зигзагообразных узоров. В этом же случае фиксируется лишь один обособленный элемент, который возможно, на наш взгляд, интерпретировать как стилизованное антропоморфное изображение. Крестообразно пересекающиеся линии, начинающиеся с нижнего края проволоченного орнамента, создают видимость треугольного туловища и ножек, а диагональные линии, отходящие от верхних углов треугольного туловища, — видимость рук. Голова, по всей вероятности, не была изображена, но, возможно, что ее отсутствие вызвано дефектом внешней поверхности черепка, где лицевая часть сосуда отслоилась. Цвет этого фрагмента снаружи и внутри серовато-коричневый, в изломе черный. В тесте прослеживается примесь тонкозернистого песка, шерстинок и отдельных зерен дресвы. Толщина фрагмента 0,5-0,7 см. Тесто сосуда двухслойное. Данный экземпляр, скорее всего, относится к позднему этапу ымыяхтахской культуры. Похожая традиция изображений человека зафиксирована на писаницах бронзового века Якутии Баасынай-II на р. Олекме и Бэс-Юрях на р. Амге (Кочмар Н.Н., 1994, с. 171, табл. 65, с. 187, табл. 116), на глазковских сосудах с жертвенного места у Шишкинских писаниц на Верхней Лене (Студзицкая С.В., 1987, с. 346-347, рис. 125.¬22) и второго раскопа поселения Долгая в устье Долгой бассейна Ангары (Соколов В.Н., 1996, с. 58, 65, рис. 4.-2). Возможно, что сосуд из Улахан Сегеленняха, описанный выше, отражает в себе дальнейшую эволюцию орнаментации, прослеженной на сосуде из Малого Патома. Отсутствие головы на патомском сосуде восполняется двумя горизонтальными рядами «отступающей проволоченной лопаточки». На сегеленняхском сосуде фиксируются ножки с фаллосами, выше которых проходят два горизонтальных ряда отступающего зубчатого штампа.
Весной 2002 г. из Усть-Майского краеведческого музея на описание в МАЭ ЯГУ поступи¬ла коллекция материалов из с. Усть-Миль Усть-Майского улуса Республики Саха (Якутия). Как выяснилось, в результате паводков на Алдане большая часть многослойной стоянки Усть-Миль-I в последние годы была разрушена. Группой школьников с. Усть-Миль на бечевнике Алдана была собрана интересная коллекция подъемного материала, которая затем поступила на хране¬ние в улусный музей. Среди этой коллекции представляет интерес фрагмент привенчиковой части «вафельного сосуда» с антропоморфным изображением (материал публикуется впервые). Судя по профилю черепка, сосуд имел шейку и отогнутый наружу бортик (рис. 1.-3). «Вафель¬ные отпечатки» на сосуде полузатерты. Сохранился художественный орнамент в виде трех горизонтальных рядов округлых вдавлений. Диаметр ямок составляет 0,5-0,65 см, глубина достигает 0,3 см. Ниже пояса этого орнамента плоской лопаточкой нанесено антропоморфное изображение, составленное из 11 вдавленных черточек (по типу электронных цифр). Голова фигуры обозначена одним широким вдавлением и имеет миндалевидную форму Вдавления, обозначающие туловище и конечности, менее широки. Руки фигуры разведены в стороны, согнуты в локтях и опущены вниз. Туловище передано двумя вертикальными черточками. Ноги разведены в стороны и согнуты в коленях. К сожалению, ниже голени изображения проходит излом фрагмента, что затрудняет полную реконструкцию орнамента. Цвет черепка снаружи черный с желтоватым налетом, внутри и в изломе черный. Тесто плотное, хорошо отмучено и содержит примесь мелкозернистого песка со слюдой. Толщина фрагмента 0,4-0,45 см. Полных аналогов этому изображению нет. Интересно отметить, что состав теста, характер обжига и толщина стенок этого сосуда характерны для керамики усть-мильской культуры бронзового века Якутии, но наличие на нем вафельных отпечатков и ямочного орнамента позволяет его отнести либо к начальному этапу эпохи бронзы, либо омолодить до пределов раннего железного века.

Резюмируя, можно отметить, что начиная с финального этапа ымыяхтахской культуры (середина II тыс. до н.э.) на древней керамике Якутии появляются стилизованные антропоморфные изображения, которые на керамике бронзового и, возможно, раннего железного века получают наибольшее распространение. Подобного рода сосуды использовались в основном в культовых целях и играли роль своеобразной ритуальной посуды, типа якутских чоронов.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 30.04.2014 — 19:58

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика