Антропология и генетика в их взаимосвязи

В настоящее время общим местом стало утверждение, что новые области исследования возникают и принципиальные открытия делаются на стыках наук. Превосходным примером такой новой области, возникшей на стыке антропологии и генетики, явилась изосерология человека. С одной стороны, она изучает территориальные вариации групп крови, белков сыворотки, типов гемоглобина и поэтому тесно связана с физиологией, а через нее и с общей антропологией, в которой изучение географической изменчивости человека по самым разнообразным признакам занимает одно из основных мест. С другой стороны, все или почти все изосерологические факторы относятся к числу мономерных систем, представляют собой великолепные модели для популяционно-генетических наблюдений, изучаются, особенно на популяционном уровне, с помощью генетических методов, и поэтому изосерологию человека в равной степени можно считать непосредственно связанной с антропогенетикой, а через нее — и с общей генетикой. Этот своеобразный синтез антропологии и генетики значительно обогащает наши теоретические представления в области биологии человека и его эволюции и одновременно расширяет наши знания о действии общегенетических закономерностей.

Примерами тому могут служить балансированный наследственный полиморфизм, селективность групп крови, их эволюция под влиянием болезней, эффект генетико-автоматических процессов на окраинах ойкумены.

О балансированном наследственном полиморфизме у человека много писали, и полиморфизм по группам крови часто приводится в качестве примера этого явления в общегенетических руководствах. Оно состоит в том, что в популяции в пределах каждого поколения проявляется несколько фенотипов, соотношение между которыми, если не действуют процессы направленного изменения признаков, остается постоянным.

Начиная с описавшего и классифицировавшего это явление Е. Форда 1 — балансированный наследственный полиморфизм трактуется учеными как результат определенного отбора, действующего в направлении постоянного сохранения гетерозиготной формы 2. У человека удобнее всего рассмотреть его на примере упоминавшегося выше аномального гемоглобина S. Так как гомозигота по гемоглобину S смертельна в раннем возрасте, то частота гена должна была бы убывать от поколения к поколению. Между тем этого нет и там, где ген S выявлен в популяциях, — в тропической Африке, на юге Аравийского плато, на Балканах и в Индии. В Закавказье он сохраняется на стабильном довольно высоком уровне и частота носительства составляет в некоторых группах 25—30%.

Объяснение этого парадоксального факта оказалось возможным только тогда, когда была замечена связь между носительством гемоглобина S и резистентностью к малярии. Оказалось, что гетерозиготы по гемоглобину S, по-видимому, значительно более устойчивы к малярии, чем нормальные особи. Таким образом, в каждом поколении осуществляется селекция гетерозиготных форм и частота носительства аномального гемоглобина поддерживается на стабильном уровне, детерминированном интенсивностью действия отбора 3.

Аналогичный процесс имеет место и по отношению к другим формам аномальных гемоглобинов, особенно по отношению к так называемому фетальному гемоглобину, ген сохранения которого в гомозиготном состоянии вызывает смерть в раннем возрасте, а гетерозигота по этому гену, по-видимому, также страдает одной из форм гемоглобинопатии —
талассемией, повышающей устойчивость к заражению малярией. Но если бы наследственный полиморфизм проявлялся только в строении молекулы гемоглобина, его роль в биологии человека, важная и в этом случае, была бы все же ограниченной. Между тем есть некоторые основания полагать, что он распространен у человека очень широко и, в частности, им можно будет объяснить соотношение частот генов многих, если не всех групповых факторов крови и типов сыворотки, некоторых физиологических показателей, например вкусовой чувствительности к фенилтиокарбамиду и т. д. 4 Правда, селективный механизм для подавляющего большинства этих признаков еще не открыт, но само их распределение в разных этнических и территориальных группах заставляет подозревать возможность его объяснения на основе селекции.

Здесь уместно сказать несколько слов о тех случаях, которые если и не могут считаться строго доказанными, то во всяком случае вышли из стадии умозрительного обсуждения и имеют под собой некоторую фактическую базу. Речь пойдет о группах крови системы АВО. так как эта система известна уже давно и наиболее тщательно изучена. Писалось неоднократно на основании многочисленных данных, собранных к тому же в различных странах, что лица с группой крови 0 приблизительно в полтора раза чаще, чем носители других групп, заболевают язвой желудка и двенадцатиперстной кишки. В противоположность этому носители группы А предрасположены, по-видимому, к раку желудка. Таким образом, носительство тех или иных групповых факторов связано с преобладанием иммунитета к разным заболеваниям и, следовательно, имеет селективное значение 5.

Еще более интересны факты, иллюстрирующие связь групп крови системы АВО с инфекционными заболеваниями, так как последние характеризуются динамикой и широким ареалом распространения. Этих фактов немного, и их пока нельзя считать окончательно бесспорными, но они свидетельствуют все же, о некоторой резистентности к заражению оспой, которой отличаются носители группы В. В этом случае мы соприкасаемся с проблемой эволюции групп крови под влиянием заболеваний — проблемой исключительного значения. Действительно, очаги распространения данной инфекции находятся в Южной и Восточной Азии, а населению этой территории как раз и свойственна высокая частота группы В. Открывается, следовательно, возможность объяснить само географическое распространение вариаций группы В действием селективного фактора — ее преимуществом в условиях длительной и постоянной опасности заражения оспой, много раз осуществлявшейся.

Правда, между ареалами наиболее высоких частот В и наиболее интенсивного распространения инфекции нет полного параллелизма: самая высокая концентрация группы В — в Монголии, где оспы как будто вообще нет, но параллелизм такого рода и в принципе не может быть полным. Совершенно очевидно, что наряду с селективным фактором действуют и какие-то другие: разница в первоначальной концентрации генов, изолирующие механизмы и т. д. Концентрация группы В могла и усилиться под влиянием селекции у населения Южной и Восточной Азии, у древнего населения этой территории она была, следовательно, много ниже 6. Такое предположение хорошо объясняет резкое понижение концентрации группы В у американских индейцев — потомков древнейшего населения Азиатского материка.

Все изложенные данные подводят едва ли не к главному вопросу человеческой эволюции: какова роль естественного отбора в формообразовании у современного человека? Существующие точки зрения исчерпывают все теоретически допустимые возможности — от признания отбора главной движущей силой изменений современного человека, так же как и животных, т. е. от полной сводимости в этом отношении человека к животным, до полного отрицания роли отбора 7. Предыдущие примеры убеждают в том, что селективные процессы имеют место и в современном обществе и роль их не так уже мала.

Как их оценить? Считать, что естественный отбор медленно и постепенно, но неуклонно преобразует антропологический тип современного человечества в каком-то определенном направлении, что группа крови В например, вытеснит и заменит у будущего человечества все остальные?

Пока для такого предположения нет никаких фактических оснований.

Наоборот, современное человечество сохраняет исключительное многообразие по всем морфологическим и физиологическим признакам, которое не уменьшается на протяжении последних тысячелетий. Причина его в полифункциональности подавляющего большинства признаков и в очень сложной общественной и природной обстановке, в которой живут человеческие популяции. В этих условиях отбор действует по-разному на одни и те же признаки в различных районах ойкумены, вызывая не стабилизацию физического типа и его сдвиг в определенном направлении, а систему сбалансированного генетического разнообразия. Может быть, такое разнообразие является одним из необходимых условий развития цивилизации и прогресса?

Последний вопрос, которого нельзя не коснуться в связи с изосерологией человека, — генетико-автоматические процессы на окраинах ойкумены 8. Их принципиальное отличие от генетико-автоматических процессов, действующих в изолированных районах центральных областей, скажем, Евразии, заключается в результатах: в центральных областях они создают разнообразие признака, в окраинных — его единообразие.

Можно назвать несколько примеров этого: резкое уменьшение частоты групп крови В и N у американских индейцев, такое же резкое уменьшение частоты группы М у австралийцев и др. Причина этого явления лежит, очевидно, в случайной однородности исходных групп. Что же касается группы В, то дополнительной причиной могло служить снятие в условиях американского континента отбора на резистентность к оспе, которое, как уже говорилось, по-видимому, поддерживало высокую концентрацию группы В в Восточной Азии, и выщепление рецессивного гена, определяющего наследование группы В, в условиях изоляции в соответствии с законом Н. И. Вавилова 9.

Итак, изосерология — дисцишшпа, возникшая на стыке антропологии и генетики, — внесла, как мы убедились, существенно новые аспекты и в фактическую и в теоретическую базу как антропологической, так и генетической науки и наглядно демонстрирует плодотворность сочетания и взаимопроникновения аптропологических и генетических методов.

Notes:

  1. Ford Е. Polymorphism and taxonomy // The new systematics. L.; Oxford, 1940; Idem. Polymorphism // Biol. Rev. 1945. Vol. 20.
  2. Более позднее обсуждение проблемы с учетом современного состояния науки см.: Allison A. Aspects of polvmorphism in man // Cold Spring Harbor Symp. on Quant. Biol., 1955. Vol. 20.
  3. См. обзоры, правда уже устаревшие: Vogel F. Blutkrankheiten und ihre Bedeutung // Ber. iiber die 6. Tag. Dt. Ges. Anthropol. in Kiel 1958. Gottingcn; В.; Frankfurt a. M., 1959; Вороное А. А. Аномальные гемоглобины // Вопр. антропологии. 1964. Вып. 17.
  4. Географическое распространение этих признаков подробно освещено в работах, приведенных в примеч. 3.
  5. Обзоры см.: Roberts I. The anthropological significance of the relationship between blood groups and disease // Ber. fiber die 6. Tag. Dt. Ges. Anthropol. in Kiel. 1958; Clarke C. Blood groups and disease // Progress in medical genetics. N. Y., 1962; рус. пер. в кн.: Штерн И. Основы генетики человека. М.. 1965.
  6. Такая гипотеза изложена и аргументирована в ст.: Комарович Н. П., Рынков Ю. Г. Системы ABO (Н) групп крови и иммунитет к оспе: (К проблеме факторов пространственного распределения rpvnn крови у человека) // Вопр. антропологии, 1966. Вып. 23.
  7. Dobzhansky Т. The present evolution of man//Sci. Amer. 1906. Vol. 203, N 3; Idem. Mankind evolving. New Haven, 1962; Алексеев В. А. Некоторые проблемы теории антропогенеза // Вопр. философии. 1959. № 11.
  8. Они специально рассмотрены: Рогинский Я. Я. Закономерности пространственного распространения групп крови у человека: (К проблеме антропологии «окраинных народов») //Тр. Ин-та этнографии АН СССР. Н.С. М.; Л., 1947. Т. 1.
  9. Об этом специально см.: Алексеев В. П. Геногеография человека.

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1928 Родился Эдуард Михайлович Загорульский — белорусский историк и археолог, крупнейший специалист по памятникам средневековья, доктор исторических наук, профессор.
  • 1948 Родился Сергей Степанович Миняев — специалист по археологии хунну.
  • Дни смерти
  • 1968 Умерла Дороти Гаррод — британский археолог, ставшая первой женщиной, возглавившей кафедру в Оксбридже, во многом благодаря её новаторской научной работе в изучении периода палеолита.
  • Открытия
  • 1994 Во Франции была открыта пещера Шове – уникальный памятник с наскальными доисторическими рисунками. Возраст старейших рисунков оценивается приблизительно в 37 тысяч лет и многие из них стали древнейшими изображениями животных и разных природных явлений, таких как извержение вулкана.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Updated: 29.09.2015 — 16:05

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика