Антропологические материалы как этногенетический источник

В комплексе наук, исследующих этногенетическую проблематику, важное место принадлежит антропологии. Ее материалы охватывают все периоды истории человечества и дают надежные основания для выяснения истоков и эволюции физического облика различных этнических групп начиная с самой глубокой древности. Правда, причинные связи между антропологическим строением той или иной группы населения и ее языком и культурой отсутствуют; тем не менее антропология, характеризуя физический облик древних племен и народностей, несомненно вносит определенный вклад и в решение вопросов их происхождения и этногенетической эволюции. У всякой племенной или этнической группы в конкретно-исторических условиях мозаика антропологических особенностей обычно оформляется в специфические комплексы. При стабилизации исторической ситуации очень часто намечается непосредственная связь определенной комбинации антропологических типов с определенными этническими общностями. Наиболее четко связь антропологического типа с этническими границами проявляется в группах с относительно малой численностью. Случаев совпадения этнических территорий с антропологическими становится все больше и больше по мере проникновения в глубокую древность.

Антропологические материалы — надежный индикатор миграций населения и метисации различных этноллеменных гpyпп. Появление нового антропологического комплекса в среде той или иной группы местных племен — неопровержимый показатель примеси пришлого населения. Появление новых антропологических черт — всегда приток нового населения Анализу миграционных процессов и роли их в различные периоды истории человечества посвящена интересная статья В.П. Алексеева и Ю.В. Бромлея, в которой рассматриваются этнические последствия завоеваний, ассимиляционных явлений, субстратных и суперстратных воздействий 1.

Велико значение антропологии и в реконструкции демографических особенностей популяций, что весьма существенно для более глубокого познания этнографических процессов.

Вместе с тем, необходимо отметить, что антропологические материалы могут бытъ использованы для широких этногенетических построений и выводов только в комплексе с данными других наук. Взаимодействие наук здесь обязательно. Так, известны случаи, когда антропология свидетельствует неизменность и преемственность населения, а в действительности в этом регионе произошла смена языка и культуры. Здесь имели место или метисация двух этнических трупп, принадлежащих к одному и тому же антропологическому типу, или восприятие нового языка и культурных навыков под воздействием более высокоразвитого или господствующего населения — антропологические данные зафиксировать эти процессы не в состоянии.

Переходя к рассмотрению антропологических материалов в связи с проблемой славянского этногенеза, можно сразу отметить полное отсутствие таковых для изучения ранней истории славян. Во всех тех регионах Европы, где находилась возможная прародина славян (Среднее Поднепровье и Волынь, Висло-Одерское междуречье, Прикарпатский или Дунайский регионы), и проживали славяне вплоть до их широкого расселения в начале средневековья, господствовал обряд кремации умерших. Следовательно, краниологические материалы славян эпохи бронзы и раннего железного века полностью отсутствуют.

Наиболее ранние славянские палеоантропологические материалы принадлежат уже к тому времени, когда славяне расселились на обширных пространствах Средней, Восточной и Южной Европы и пережили симбиозы с разноэтничным автохтонным населением. Самыми ранними являются краниологические коллекции VII—VIII вв. из славяно-аварских и славяно-болгарских могильников среднего Подунавья и восточной части Балканского полуострова, отражающие значительную метисацию населения. Основная же масса славянских палеоантропологических материалов датируется уже X—XIII вв.

Первое сводное исследование по палеоантропологии средневековых славян было написано И. Швидецкой 2. Исследовательница отмечает, что славяне в эпоху средневековья и, нужно полагать, в более раннее время были гетерогенны. Однако материалы IX—ХII вв. дают основания пока в теоретическом плане вести поиски специфически сходных черт, которые можно отнести к древнейшему славянству, занимавшему сравнительно небольшой ареал 3.

Польский антрополог В. Кочка писал о биогенетическом континуитете славян на основной части территории Польши 4. Однако это не является основанием для локализации древнейших славян в этом регионе. Согласно В. В. Бунаку, ключевую роль в этногенезе восточных славян и в процессе славянизации древнего населения Русской равнины играл «днепровско-карпатский» антропологический тип, локализуемый в землях Западной Украины, верхней Вислы и Трансильвании 5.

В.П. Алексеев, анализируя восточнославянские средневековые антропологические материалы, отмечал, что если исключить субстратные особенности (в реальности субстратного воздействия сомнений не должно быть), то выступает комбинация антропологических признаков, близкая той, которая свойственна средневековым славянским могильникам Польши и Чехословакии. «Такое сходство с западными славянами, — заключал исследователь, — можно трактовать как свидетельство в пользу западного и юго-западного проникновения основного антропологического типа в составе восточнославянских народов Украины, Белоруссии и Русской равнины. К сожалению, этапы его формирования на западе и юго-западе из-за отсутствия достаточно полных палеоантропологических материалов I тыс. н.э. пока неясны 6.

В статье Т.И. Алексеевой н В.П. Алексеева высказано предположение о том, что предки германцев, западных и восточных славян в глубокой древности имели общую антропологическую основу. Еще в бронзовом веке она дифференцировалась на две группы — западную, которую составили будущие германцы, и восточную или балто- славянскую 7.

Глубокое расовое смешение славянства констатируют современные польские антропологи 8. В антропологическом строении фиксируются палеоевропеоидные, средиземноморские, северноевропейские и лапоноидные компоненты.

Первостепенное значение для антропологического изучения славян в настоящее время имеют оперативное введение в научный оборот новых материалов и их осмысление по отдельным более или менее крупным регионам.

Восточнославянские краниологические материалы X—XIX вв. получили характеристику в середиие XX в. в работах Г.Ф. Дебеца и Т.А. Трофимовой, а в последующие десятилетия изучались и публиковались многими исследователями — российскими, украинскими и белорусскими. Обобщающая монография по палеоантропологии восточных славян написана Т.И. Алексеевой 9. Этой исследовательнице принадлежит также небольшой обзор по средневековой краниологии славян в целом 10. Результатом изысканий Т.И Алексеевой стало заключение о краниологической дифференциации ранних славян на североевропейцев (относительно широколицый долихокраиный антропологический тип) и южноевропейцев (широколицый мезокранный антропологический тип). Славянская прародина в этой связи должна помещаться в области контакта этих антропологических типов — между Вислой, Дунаем, Западной Двиной и Днестром, что в общих чертах соответствует территории древних славян, какой она представлялась Л. Нидерле.

По западнославянскому региону большая работа проведена чешским антропологом М. Стлоукалом. Им введен в научный оборот ряд антропологических материалов из раскопок кладбищ великоморавского региона и славяно-аварских могильников Подунавья. Большое место в его изысканиях уделено палеодемографическим и палеопатологическим аспектам. Этому же исследователю принадлежит и небольшая обобщающая статья по этногенезу западных славян по данным антропологии 11.

Средневековые антропологические материалы южнославянского региона нашли отражение в обобщающих работах болгарского исследователя П. Боева и югославского антрополога Ж. Микича 12.

Изучение материалов по краниологии средневековых славян дает основание для следующих наблюдений.

1. В разных регионах обширного славянского мира средневековой поры славянское население имело довольно различное антропологическое строение, что с исторической точки зрения вполне объяснимо. В процессе своего расселения славяне встретились и смешались с весьма различным по своему физическому облику населением. Следовательно, средневековые антропологические материалы не характеризуют первоначальный облик славян. Они отражают физическое строение славянского населения, сформировавшегося в результате взаимодействия с балтами и фиино-уграми, с дако-фракийцамн и скифо-сарматами, с готами и остатками романского населения.

2. Краниологические материалы средневековых славян являются важным источником в изучении этнических формирований эпохи средневековья, их исторической эволюции, взаимоотношений с аборигенами и соседями и т.п. Они проливают свет на демографию разных регионов славянства, дают возможность понять экологическую ситуацию, изучить палеопатологию и др.

3. Однако эти материалы не дают возможности проникнуть вглубь веков и охарактеризовать антропологическое строение праславян на ранних этапах их истории. Данные средневековой краниологии не дают каких-либо оснований полагать, что в предшествующее время имело место антропологическое единство славян. Весьма значительный размах изменчивости ряда краниометрических признаков противоречит тезису о прежнем единстве физического облика ранних славян. Польский антрополог А. Верцинский весьма скептически воспринимает этногенетические построения антропологов. Он отмечает, что разные авторы интерпретируют одни и те же антропологические материалы по-разному и эти интерпретации в настоящее время имеют ограниченное значение 13.

4. Поскольку краниологические материалы I тыс. до н.э. и I тыс. н.э., как уже говорилось, в коренных землях славянства отсутствуют, некоторые антропологи ведут поиски истоков антропологического строения славян среди серий черепов эпохи неолита и бронзы. Представляется, что сопоставление результатов анализов антропологических материалов, разорванных более чем двухтысячелетиям периодом, носит весьма гипотетический характер и ни в коем случае не может быть использовано для каких-либо этногенетических построений.

В древней Европе, как надежно свидетельствует археология, было множество крупных и небольших миграций, которые в той или иной мере вели к изменениям антропологического облика населения. Так, характеризуя древнюю ситуацию на территории Чехии, М. Стлоукал отмечает, что в эпоху неолита насельники этого региона характеризуются лептодолихокранностью. Распространение лендьелской культуры принесло брахикранные элементы, в результате миграции племен культуры шнуровой керамики стал господствовать ярко выраженный долихокранный антропологический тип, а последующая инвазия населения культуры колоколовидных кубков принесла сюда брахикранию. К этому следует добавить кельтскую экспансию на средний Дунай, а затем здесь пребывали германцы. Раннесредневековое славянское население этого региона в той или иной степени включило в себя комбинацию всех этих антропологических типов. Подобная ситуация имела место и в других местностях Европы за исключением, может быть, ее северо-восточной части.

5. В настоящее время антропологии посильно решение только отдельных вопросов раннего славянского этногенеза. К таковым, в частности, принадлежит тема взаимоотношения славянского населения со скифо-сарматскими обитателями Северного Причерноморья и, вероятно, некоторые другие частные проблемы. В дальнейшем при развитии генной антропологии, а также по мере более широкого привлечения материалов по группам крови, серологических анализов и дерматоглифики роль этой науки в изучении ранних этапов этногенеза славян, видимо, будет возрастать.

Notes:

  1. Алексеев В.П., Бромлей Ю.В. К изучению роли переселений народов в формировании новых этнических общностей // Советская этнография. 1968. № 2.
  2. Schwidetzky I. Rassenkunde der Altslawen. Stuttgart, 1938.
  3. Schwidetzky I Ahntichkeitsbeziechungen alt- slawischer Bevelkerungen // Vznik a potatky slovanQ T VII Praha, 1972. S. 275—283
  4. K6£ka W. Zagadmenia etnogenezy Iud6w Europy. Wroclaw, 1958 S. 250—293.
  5. Bunak V.V Rassengescgichte Osteuropas // Rassengeschichte der Menschheit. 4. Lieferung: Europa П; Ostund Nordeuropa MQnchen; Wien, 1976. S. 81—93
  6. Алексеев В.П. Происхождение народов Восточной Европы. Краниологическое исследование. М., 1969 С. 206, 207
  7. Aieksejeva T.I., Aleksejev V.P. Ethnogeny of Slavic Peoples. An Anthropologist’s View II Ethnologia Slavi¬ca. T. 8/9. Bratislava. 1976/77. S. 13—23.
  8. Magnuszewicz M., Wrona-Kuprowska T Analizaan-tropologiczna Slowian Wschodnich z IX—ХШ w. U Acta Umversitatis Wratislaviensis. № 213. Wroclaw, 1974 S 129—135; Kozak-Zychman W Zr64nicowanie antropologicne Europy Wschodmej we wczesnym sredmowieczu // Труды V Международного Конгресса археологов-славистов. Т. IV. Киев, 1988. С. 111—116.
  9. Алексеева Т.И. Этногенез восточных славян по данным антропологии. М., 1973.
  10. Алексеева Т.И. Славяне и их соседи (по данным антропологии) // Antbropologie. IV—2. Brno, 1966. S. 3—37.
  11. Stloukal M. Anthropologie stanhh SlovanU // Archeologickfe rozhledy. XIX—6. Praha, 1967 S. 719— 724; Idem Die Ethnogenese der Westslawen aus der Sicht der Anthropologie // Ethnogenese europhischen VOlker. Aus der Sicht der Anthropologie und Vorund FrQhgeschichte Stuttgart; New York, 1986. S. 323—330. Stloukal М., Vyhnanek L. Slovan6 z velkomoravskyych MikulCic Praha, 1976
  12. Boev P. Die Rassentypen der Balkanhaibinsel und der Osthgftischen Inselwelt und deren Bedeutung fUr die Herkunft ihrer Bevolkerung. Sofia, 1972; Mikid 2. Beitrag zur Anthropologie spStrOmischer bis sphtmittelalterlicher BevSlkerungen Jugoslawiens //Godisnjan. ХХП. Centar za balkanoloska ispitivanja, 20 Sarajevo, 1984; Idem. Osvrl na antropoloSku situa- ciju i problematiku istorijskih perioda Jugoslavije // Зборннк посветен на Бошхо Бабик. Прилеп,
    1986. S 151—161, Idem. Die Ethnogenese der Sftdslawen und BerUcksichtung von West- und Ostslawen aus der Sicht der Anthropologie // Ethnogenese enropSischen VClker. Aus der Sicht der Anthropologie und Vorund FrQhgeschichte. Stuttgart; New York, 1986 S 331—339
  13. Wierciftski A. Aktualny stan badan nad etnogenezy Slowian w antropologie // Stavia Antiqus. T XX Poznah, 1973. S. 15—27

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1935 Родился Евгений Николаевич Черных — российский археолог, историк металла, член-корреспондент РАН.
  • Дни смерти
  • 2008 Умерла Людмила Семёновна Розанова — советский и российский археолог, кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН, один из ведущих специалистов в области истории древнего кузнечного ремесла.

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика