И.А. Кукушкин — К проблеме андроновского «арийства»

Большинство современных исследователей придерживаются теории, согласно которой степные индоарийские андроновские племена на боевых колесницах в середине II тыс. до н.э., преодолев Среднюю Азию, хлынули в долину Инда и положили конец процветающей хараппской цивилизации.

В основе доказательств андроновского «арийства» лежит комплекс данных социально¬бытового и религиозно-мировоззренческого порядка, известных по гимнам Ригведы, текстам Авесты и более поздним источникам, которые накладываются на всю свиту культур андроновского и предандроновского периодов. В результате типичный образ индоарийцев наиболее ярко представлен в памятниках синташтинско-петровского блока, локализованных в Южном Зауралье и Северном Казахстане. В этих культурах зафиксированы колесницы, погребения коней, богатое и разноплановое военное снаряжение, демонстрирующее агрессивный облик популяций. Напротив, кремация умершего, как типичный погребальный обряд индоариев, отмечается преимущественно в некрополях более поздней федоровской культуры, которая не выводится из предыдущих комплексов. Хронологические и генетические несоответствия предполагают выбор между приоритетом «арийских» военизированных признаков в погребальном обряде или самим «арийским» погребальным обрядом, связанным с кремацией.

Синташтинско — петровская культурно-хронологическая группа с учетом удревнения синташтинских комплексов датируется следующим образом: «синташта» — XVIII-XVII вв. до н.э.; «петровка» — XVII-XVI вв. до н.э. Федоровские памятники укладываются в рамках XVI-XIII вв. до н.э. Северо-пакистанская культура Свата, как наиболее реальный претендент на индоиранскую принадлежность, существует в пределах XVII-XIV вв. до н.э. (Стакуль Дж., 1989). В могильниках долины Свата зафиксированы кремация и ингумация, захоронения коней, хронологический диапазон синхронизируется с бытованием всех трех вышеперечисленных культур. Тем не менее гораздо более широкий спектр аналогий связывает культурные комплексы Свата с Бактрийско-Маргианским археологическим комплексом (БМАК) (Сарианиди В.И., 2001, с. 40-41).

Образование БМАК явилось результатом миграции переднеазиатских племен, которые в конце III — начале II тыс. до н.э. заселили южные регионы Средней Азии и Северный Афганистан. Культура переселенцев не имеет местных корней и не выводится из автохтонных оседло¬земледельческих традиций. С этими миграционными волнами связывают иранизацию Средней Азии и распространение протозороастрийского мировоззрения (Сарианиди В.И., 2001, с. 95).

Считается общепринятым, что хозяйственная деятельность населения БМАК базировалась на поливном земледелии (Сарианиди В.И., 2001а, с. 292). По нашему мнению, палеоэкономическая сфера БМАК включала в себя не один, а два взаимодополняющих хозяйственно¬культурных типа — орошаемое земледелие и пастушеское скотоводство. На сочетание двух направлений хозяйствования указывает и детально разработанная земледельческая и скотоводческая терминология в индоиранских языках (Кузьмина Е.Е., 1986, с. 28).

Так, в частности, образование культуры Свата связано с обособлением от оседло-земледельческого ядра пастушеских племен, которые в процессе миграции заняли области, расположенные юго-восточнее территории БМАК, которые в настоящее время рассматриваются как кандидаты номер один на роль ведических ариев (Сарианиди В.И., 2001а, с. 314-315).

Южная полоса Средней Азии и Северный Афганистан, занятые оседло-земледельческой частью населения БМАК и ограниченные с юга высокогорными массивами, открывали пастушеским племенам возможности для ведения скотоводческого хозяйства только в северном направлении, путем освоения степных и полупустынных регионов Средней Азии и Казахстана. Поэтому закономерны определенные аналогии с памятниками БМАК, прослеживаемые в синташтинско-петровских комплексах. Это проявляется в широком использовании глины в погребальной и домостроительной технике, планировке жилых помещений и сооружении укрепленных поселений, по наличию вторичных и расчлененных захоронений, устройству подбоев. Такая характерная составляющая синташтинско-петровских комплексов, как кремневые наконечники стрел с прямым основанием и выделенным черешком, а также каменные булавы, полностью идентична аналогичным изделиям БМАК (Григорьев С. А., 1999, с. 172, 174). Среднеазиатские связи этих культур неоднократно отмечались исследователями (Зданович Г.Б., Зданович Д.Г., 1980, с. 191-192; Зданович Г.Б., 1983, с. 57, 59).

Ареал БМАК можно считать этнокультурным ядром, от которого в XVIII в. до н.э. отделилась группа скотоводческих племен, мигрировавших в северном направлении и ставших известными в лесостепной зоне Южного Зауралья по памятникам синташтинской культуры. Наличие колесного транспорта и отсутствие крупных, враждебно настроенных групп населения в Казахстанских степях способствовали быстрому и беспрепятственному продвижению.

Учитывая хронологический приоритет синташтинских комплексов (Ткачев В.В., 1998, с. 40-46), петровские племена совершили миграцию несколько позднее и заняли лесостепные регионы Северного Казахстана, граничащие с синташтинской территорией. Наличие колесниц и богатого военного набора предполагает элитарное положение этих племен в окружающей их родственной этнокультурной среде в областях первоначального обитания.

Синташтинско-петровская группа скотоводческих племен импортировала в лесостепную и степную зоны Евразии тактику колесничного боя и характерные для БМАК протогородские стандарты строительства укрепленных поселений, традиция сооружения которых постепенно сходит на нет, как не играющая существенной роли в скотоводческих социально-экономических системах.

Однако данные факты заставляют предполагать существование аналогичных укрепленных поселений скотоводческих родоплеменных общин и в южных регионах Средней Азии, традиционно считающихся оседло-земледельческим ареалом.

Знакомство населения БМАК с конем и колесничной запряжкой устанавливается благодаря находкам фигурок коней, изображениям колес и терракотовым моделям одноосных колесниц. При исследовании некрополя Гонура, насчитывающего порядка 2500 погребений, обнаружено также захоронение целого костяка лошади. Предполагается, что колесницами пользовался привилегированный слой общества (Сарианиди В.И., 2001, с. 41).

Находки под Самаркандом в погребении Зардча Халифа, относящемся к БМАК, булавки с изображением коня и древнейших костяных псалий, характерных для синташтинских памятников, а также совместное залегание петровской керамики с посудой Саразм 4 на поселении Тугай в Южном Узбекистане, датируемых концом III — началом II тыс. до н.э. (Бобомулоев С., 1999, с. 312-313; Кузьмина Е.Е., 2000, с. 7), уточняют исходные рубежи миграционного процесса синташтинских и петровских популяций.

Одной из побудительных причин, повлиявших на переход части населения БМАК к скотоводческой деятельности, могло стать увеличение численности населения и изменение природных условий, негативно отразившихся на ведении хозяйства, связанного с поливным земледелием. Известно, что земледелие, основанное на принципах поливного орошения, обусловлено руслами крупных водных артерий, в то время как скотоводы могли осваивать сравнительно малообводненные территории и не имели такой безусловной привязки. Для пастушеских племен, использовавших колодцы, данная ситуация не могла стать кризисной.

С нашей точки зрения, оседло-земледельческая зона и примыкающая к ней с севера область обитания оседло-скотоводческих пастушеских племен и являлись двумя первоначальными составляющими БМАК, откуда началось расселение преимущественно скотоводческих родоплеменных общин в северном направлении.

В XVII — начале XVI вв. до н.э. началось продвижение раннеандроновских племен из Средней Азии в Казахстан, что отмечено появлением памятников так называемого синкретического типа, сочетающих алакульские и федоровские гончарно-декоративные признаки. Они протянулись широкой полосой с юга на север через Южный, Юго-Восточный (таутаринский, семиреченский типы), Центральный (атасуский тип) и (амангельдинский, бишкульский типы) Северный Казахстан в степные и лесостепные области Южного Урала (кожумбердинский тип).

Под давлением петровских племен синташтинское население смещается в западном направлении, в степные районы Южного Приуралья и Поволжье (Отрощенко В. В., 2000, с. 70). Петровские популяции поглощаются раннеандроновскими образованиями, на базе которых происходит становление собственно алакульской и федоровской культур. Алакульское население осваивает преимущественно западные области, федоровское — восточные регионы. Процесс трансформации раннеандроновской общности завершается образованием в середине II тыс. до н.э. андроновской культурно-исторической общности (Кукушкин И. А., 2002). Показательно также появление крепостей у скотоводческого населения северо-восточного Прикаспия (Галкин Л. Л., 1992, с. 79), предполагающих активное участие пастушеских племен БМАК в формировании памятников срубной культурно-исторической общности.

Таким образом, все отмечаемые черты близкого сходства андроновских и предандроновских культур с индоиранскими традициями показывают общность происхождения этих образований из единого целого индоиранского культурно-языкового массива, но в то же время исключают их из числа возможных претендентов на «Индийское наследство».

В этот день:

  • Дни рождения
  • 1900 Родился Василий Иванович Абаев — выдающийся советский и российский учёный-филолог, языковед-иранист, краевед и этимолог, педагог, профессор.
  • Дни смерти
  • 1935 Умер Васил Николов Златарский — крупнейший болгарский историк-медиевист и археолог, знаменитый своим трёхтомным трудом «История Болгарского государства в Средние века».

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика