Агбунов М.В. Античная археология и палеогеография

К содержанию 191-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Первые попытки привлечения палеогеографических данных в решении историко-археологических вопросов относятся еще к началу XIX в. Так, при локализации упоминаемых античными авторами городов и поселений И. А. Стемпковский, П. В. Беккер, А. А. Скальковский и другие исследователи отмечали, что в устьях причерноморских лиманов произошли определенные изменения, хотя в те годы еще не было необходимых географических данных 1. Позднее появились сведения о затопленных археологических объектах, начались целенаправленные подводные археологические исследования, особенно развернувшиеся под руководством В. Д. Блаватского 2. Постепенно накопились материалы и геолого-географических исследований, которые стали привлекаться археологами 3. Дальнейшие работы показали, что комплексный подход дает существенные результаты в решении многих историко-археологических вопросов, и предопределили широкое привлечение палеогеографических данных в античной археологии Северного Причерноморья. В предлагаемой статье предпринята попытка охарактеризовать основные аспекты и перспективы комплексных исследований.

Основной круг рассматриваемых вопросов связан с изменениями береговой линии, вызванными повышением уровня Черного моря. В античное время уровень моря был ниже современного, по мнению разных исследователей, от 4—5 до 10 м 4. Но для отметки 10 м пока нет достаточно убедительных данных. В последней, обобщающей работе П. В. Федоров — основоположник учения об изменении уровня моря — останавливается на отметке 5—7 м 5. Поэтому для получения достоверных и бесспорных реконструкций следует исходить из 5-метровой изобаты. Эта цифра признается всеми исследователями и не вызывает сомнений ни у археологов, ни у палеогеографов. Однако мы не всегда представляем себе, что кроется за этим выводом. А между тем новейшие исследования показывают, что в результате повышения уровня моря практически на всем побережье произошли довольно существенные изменения, с которыми нельзя не считаться 6.

В античное время береговая линия моря в деталях выглядела иначе. Ни один метр побережья не сохранил своего древнего облика. Эти изменения, как правило, заключаются в наступлении моря на сушу. За прошедшие 2,5 тыс. лет берег отступил от нескольких десятков метров до километра и более. А в некоторых местах, например, в дельтах рек, наблюдается обратное явление — суша вытесняет море. В результате трансгрессии уже в средневековье появился целый ряд мелководных лиманов, заливов, бухт, которые ранее не существовали. Особенно серьезные изменения произошли в древних дельтах. Здесь еще в древнегреческий период перемещались устья рек, мелели и исчезали одни рукава, появлялись другие и т. д. Происшедшие изменения берегов повлекли за собой значительные последствия.

В первую очередь следует подчеркнуть, что в результате трансгрессии прибрежные районы многих античных городов и поселений, таких, например, как Тира, Никоний, Ольвия, Херсонес, Нимфей, Фанагория, Гермонасса и другие, оказались на дне моря, образовавшихся лиманов, заливов. Эти факты общеизвестны и видны, как говорится, воочию, и не о них речь. Эти города расположены не непосредственно на берегу моря, а в лиманах, бухтах, проливе, где разрушительная сила волн меньше и поэтому уничтожены и затоплены лишь гавани, портовые сооружения и прибрежные районы. А населенные пункты, располагавшиеся ближе к морю, в более открытых местах, где скорость разрушения берегов значительно больше, были уничтожены и затоплены полностью. Такова судьба, надо полагать, города Кремниски, башни Неоптолема, города Одессы 7, а также городов Пирры и Антиссы, которые, как прямо указывает Плиний (II, 206), были поглощены Понтом. Такая участь постигла и десятки безымянных поселений. Поэтому наши представления о заселенности того или иного региона оказываются неполными. А это может привести к некоторому недопониманию и не совсем правильному освещению основных этапов исторического развития античных центров, в особенности процесса греческой колонизации Причерноморья.

Поэтому представляется, что одна из первоочередных задач античной археологии должна быть связана с составлением полной карты затопленных городов, поселений и других археологических объектов. Только после получения такой карты можно будет с бесспорной достоверностью детально проследить последовательность освоения греческими колонистами Черноморского побережья и дальнейшую историю региона, а также окончательно решить ряд конкретных историко-археологических вопросов. Для примера можно привести спор о возможном существовании хоры Березанского поселения, якобы ныне затопленной морем 8. Разрешить этот спор можно только путем целенаправленных подводных разведок в прилегающей к Березани прибрежной зоне моря. Таким образом, перед подводной археологией стоит важная задача — составить гидро-археологическую карту Северного и Восточного Причерноморья, работу над которой начал еще в предвоенные годы Р. А. Орбели 9. Эта карта существенным образом поможет также в построении отдельных палеогеографических реконструкций, а в конечном счете — палеогеографической карты всего региона, которая крайне необходима для дальнейших историко-археологических исследований.

Географические изменения во многих случаях стали основной причиной целого ряда противоречий, неясностей, несоответствий между сведениями древних авторов и современными данными. Эти расхождения долгое время объясняли, как правило, ошибками античных писателей. Такие объяснения подрывают авторитет древних историков и географов и вызывают недоверие к их сведениям. В результате значительно осложнилась работа по локализации указанных античными авторами городов, поселений, гаваней, островов и других объектов. И сегодня приходится констатировать, что до настоящего времени остается спорным или неизвестным вообще местоположение нескольких десятков населенных пунктов. Локализовать их и отождествить с конкретными городищами можно только при комплексном изучении письменных, археологических и палеогеографических источников. Исследования последних лет показывают, что описания античных авторов в большинстве своем абсолютно достоверны, но мы, как правило, недопонимаем их в силу происшедших географических изменений и принимаем кажущиеся противоречия за действительные. Эти изменения порой настолько значительны, что сегодня практически для любого участка Черноморского побережья требуются палеогеографические реконструкции. Без них невозможно до конца полное и правильное понимание процесса исторического развития античных городов и окончательное решение многих конкретных историко-археологических вопросов.

Для примера можно привести район Нижнего Поднестровья. Он прошел мимо внимания первых греческих колонистов и был освоен уже позже Нижнего Побужья. Представляется, что одной из основных причин этого были различия в физико-географических условиях. В древности Днестровского лимана не существовало, на его месте была дельта реки из двух рукавов, и условия судоходства здесь были хуже, чем в Днепро-Бугском лимане. Физико-географические особенности наложили отпечаток и на процесс внутреннего освоения греками низовьев Тиры. Представляется, что первоначально колонисты поселились на острове в дельте реки, а затем уже перебрались на коренной берег. Здесь обращает на себя внимание следующее обстоятельство. Все архаические поселения, известные в этом районе, расположены на левобережье 10. На правом берегу поселения VI в. до н. э. не зафиксированы. Греки появились здесь, видимо, в конце V в. до н. э. Это своеобразие объясняется, по всей вероятности, различием гидрологических условий в дельте Тиры. В первую очередь эллины заселили коренной берег более спокойного левого рукава реки, где условия судоходства были лучше. Лишь после этого они стали осваивать коренной берег правого, основного рукава, где быстрое течение затрудняло плавание. Позже гидрологический режим в дельте изменился. Левый рукав реки постепенно обмелел и к III в. до н. э. стал несудоходен. Это послужило, надо полагать, одной из главных причин упадка Никония и выдвижения на передний план соседней Тиры 11. Высказанные положения, разумеется, гипотетичны и требуют дальнейшего изучения. Но приведенные примеры заставляют внимательнее присмотреться к истории других районов Причерноморья. Уже сейчас можно предполагать, что такие случаи были далеко не единственными. Географические изменения, бесспорно, повлияли на процесс исторического развития античных центров в Нижнем Подунавье, Нижнем Побужье, на Боспоре и в других местах.

Работа по выявлению таких влияний перспективна и в более широком плане. Соответствующие исследования физико-географических условий, экономического потенциала того или иного района и сопоставление их с ходом исторического развития позволяют предполагать гораздо более тесную взаимосвязь между ними, чем принято обычно считать. Ведь греки активно эксплуатировали природные ресурсы на протяжении многих столетий и в той или иной мере исчерпывали их. Кроме того, происходили и естественные природно-географические изменения. Эти обстоятельства, безусловно, влияли на экономику античных городов. В каждом отдельном случае экономика того или иного города, как единый хозяйственный организм, чутко реагировала на такого рода изменения.

Как же конкретно привлекать данные палеогеографии в историко-археологических исследованиях? Вопросы о характеристике климата, флоры, фауны, полезных ископаемых античного Причерноморья в общих чертах разработаны специалистами, и использование этих данных особых затруднений не вызывает. Сложнее обстоит вопрос с реконструкцией береговой линии. Эти проблемы разработаны палеогеографами, к сожалению, в самых общих чертах. А конкретные реконструкции археологам приходится строить самим. Для этого имеются все необходимые, как правило, опубликованные материалы геолого-географических исследований: данные о строении берега, дна моря, лиманов, заливов, о скорости абразии, тектоники, осадконакопления, о геологической истории лиманов, дельт рек, о гидрологических особенностях и других геологических процессах.

Во многих случаях полученные палеогеографические реконструкции могут быть подтверждены результатами подводных археологических разведок. Здесь речь идет не о традиционных дорогостоящих исследованиях затопленного района того или иного античного города. В данном случае имеется в виду целенаправленное обследование с помощью аквалангистов (а при необходимости — и специальной аппаратуры) ныне затопленной древней береговой полосы. Такое прочесывание в соответствии с полученными палеогеографическими реконструкциями наиболее необходимых районов позволит отыскать существовавшие там в древности населенные пункты, вернее, их остатки.

Комплексные исследования дают новые результаты, весьма важные для геологов и палеогеографов. Они помогут уточнить положение древней береговой линии, время существования островов, перемещения устьев рек, образования лиманов, заливов, бухт, скорость трансгрессии, тектоники, абразии, осадконакопления и других геологических процессов.

Метод комплексного изучения письменных, археологических и палеогеографических данных широко применен, как уже говорилось, в основном, в Северо-Западном Причерноморье. И здесь, и в других районах историко-географические исследования приносят существенные результаты. Они наглядно подтверждают классическое выражение знаменитого фламандского географа XVI в. А. Ортелия: «География — глаза истории». Учитывая успешные результаты проводимых работ, можно предложить программу исследований для всего Черноморского побережья нашей страны. Предполагаемая программа включает в себя: 1) анализ сведений античных авторов о Черноморском побережье; выявление противоречий и расхождений в физико-географическом описании; 2) сопоставление античных сведений с письменными и картографическими материалами средневековья; 3) изучение геолого-географических данных, построение палеогеографических реконструкций; 4) проведение подводных археологических разведок, выявление затопленных объектов; 5) локализация указываемых в письменных источниках античных городов и поселений; 6) объяснение противоречивых сведений древних авторов, их дальнейший источниковедческий анализ; 7) изучение историко-археологических материалов в свете палеогеографических реконструкций; 8) подборка данных, необходимых для геолого-географических наук.

К содержанию 191-го выпуска Кратких сообщений Института археологии

Notes:

  1. Стемпковский И. А. Исследования о местоположении древних греческих поселений на берегах Понта Эвксинского между Тирасом и Борисфеном, учиненные по случаю найденных в 1823 г. остатков древностей в Одессе. СПб., 1826. С. 48; Беккер П. В. Берег Понта Эвксинского от Истра до Борисфена в отношении к древним его колониям // ЗООИД. 1853. Т. 3. С. 166—168; Скальковский А. А. Опыт статического описания Новороссийского края. Одесса, 1850. Ч. 1. С. 153 и др.
  2. Краткую характеристику подводных работ см.: Петерс Б. Г. Морское дело в античных государствах Северного Причерноморья. М., 1982. С. 15—17.
  3. Щеглов А. Н. Заметки по древней географии и топографии Сарматии и Тав-риды. I. Остров Березань // ВДИ. 1965. № 2. С. 107—110; Шилик К. К. К палеогеографии Ольвии // Ольвия. Киев, 1974. С. 70 сл. и др.
  4. Сводку основных мнений см.: Щеглов А. Н. Северо-Западный Крым в античную эпоху. Л., 1978. С. 15—17.
  5. Федоров П. В. Послеледниковая трансгрессия Черного моря и проблема изменений уровня океана за последние 15 тыс. лет // Колебания уровня морей и океанов за 15 000 лет. М., 1982. С. 154.
  6. В последние годы мною проводились комплексные историко-археологические и палеогеографические исследования в Северо-Западном Причерноморье. Эти работы помогли сделать ряд наблюдений о палеогеографических изменениях, которые в той или иной степени присущи для всего Черноморского побережья. Основные результаты работ см.: Агбунов М. В. К вопросу о локализации башни Неоптолема и Гермонактовой деревни // ВДИ. 1978. № 1. С. 112—123; Он же. Заметки по античной географии Нижнего Поднестровья // ВДИ. 1979. № 2. С. 118—138; Он же. Материалы по античной географии Северо-Западного Причерноморья // ВДИ. 1981. № 1. С. 124—143.
  7. Агбунов М. В. К вопросу… С. 123; Он же. Материалы… С. 134, 135, 142, 143.
  8. Проблемы греческой колонизации Северного и Восточного Причерноморья. Тбилиси, 1979. С. 361—362.
  9. Орбели Р. А. Исследования и изыскания. М.; Д., 1947. С. 273—274.
  10. Охотников С. Б. Поселения VI—V вв. до н. э. в Нижнем Поднестровье // Исследования по античной археологии Юго-Запада Украинской ССР. Киев 1980. С. 84—96.
  11. Агбунов М. В. Давньогрецький HiKOHifl // Археолопя. 1979. 32. С. 17, 18.

В этот день:

Нет событий

Метки

Свежие записи

Рубрики

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика